Балканский рейд дивизии СС «Нордланд»: апокалипсис для датчан
119
просмотров
В конце ноября 1943 года датские добровольцы войск СС вели жестокие бои с партизанами в Хорватии.

Столкновения в районе Глины, начавшиеся 19 ноября 1943 года, вскоре вылились в полноценный штурм города силами 7-й банийской дивизии НОАЮ. В двухдневных боях 1-й батальон полка СС «Данмарк» сумел отбить все атаки и удержать город. Когда, казалось, был уже достигнут первый в истории полка крупный успех, пришли новости с другого направления: 5-я рота «Данмарка» полностью уничтожена партизанами в селе Храстовица.

Решающая битва за Глину

Готовясь к штурму Глины, партизаны составили детальный план, но, как это часто бывает на войне, всё пошло иначе. Погода с утра 23 ноября была отвратительной, Глину на целый день окутал туман, поэтому командир 7-й дивизии Павле Якшич решил отложить атаку до сумерек. В темноте скоординировать атаку не удалось из-за плохой связи между бригадами 7-й дивизии, разбросанными на холмах вокруг Глины. Фактически бригады оказались предоставлены самими себе и атаковали в разное время. К тому же, не получилось организовать эффективную артподдержку наступления, поскольку туман не позволил вести прицельную стрельбу.

Результаты атаки были удручающими. Согласно документам полка СС «Данмарк», партизанское наступление началось в 16:00 по берлинскому времени. 3-я бригада быстро увязла в своём продвижении к железнодорожной станции. Более успешной была 2-я бригада, которую в начале атаки поддерживала артиллерия — её части с боем дошли до больницы и тюрьмы. Продвигаясь дальше, бойцы 2-й бригады наткнулись на густые проволочные заграждения. Поскольку партизаны передового отряда не имели приспособлений для резки проволоки, им пришлось немедленно отступить. Немцы воспользовались этой заминкой и подтянули пулемёты. Когда партизаны снова пошли в атаку, то даже не смогли дойти до проволоки, остановленные плотным пулемётным огнём.

Павле Якшич, командир 7-й банийской дивизии.

Не помогли партизанам и танки, которые атаковали вместе с 1-й бригадой. Они нарвались прямо на 4-ю тяжёлую роту и были встречены огнём противотанковых орудий. По данным Якшича, был подбит один танк. Со своей стороны, ветеран «Нордланда» Вильгельм Тике утверждает, что эсэсовцы подбили два танка, а «третьему удалось уйти». Таким образом, атака 7-й дивизии провалилась.

Тем временем 8-я кордунская дивизия атаковала и захватила сёла Гора и Прекопа, лежащие на дороге на Петринью. Однако закрепиться в Горе партизанам не удалось из-за активных действий командира полка СС «Данмарк» оберштурмбаннфюрера СС Херменегильда фон Вестфалена. Получив донесение штаба 1-го батальона из Глины, фон Вестфален собрал боевую группу, чтобы пробиться в город, задействовав части обоих оставшихся батальонов своего полка и рот усиления. Прикрывать тыл полка остались лишь 5-я и 10-я роты, которым было поручено оборонять Петринью (10-я рота) и Храстовицу (5-я рота) под общим командованием командира 3-го батальона штурмбаннфюрера СС Пера Неергард-Якобсена с командным пунктом в Петринье.

Карта района боевых действий.

Эсэсовцы под командованием фон Вестфалена выступили из Петриньи и к 15:00 с боем достигли Горы, отбросив подразделения 8-й дивизии. В наступавших сумерках продвигаться дальше по узкой горной дороге было опасно, поэтому фон Вестфален остановился для перегруппировки и запросил подкреплений. Командир дивизии СС «Нордланд» Фридрих фон Шольц отправил к нему 11-й разведывательный батальон СС. В итоговом дневном отчёте штаба 2-й танковой армии о планах фон Вестфалена сказано следующее:

«Планы на 24 ноября: сражаться и освободить Глину с помощью 11-го разведывательного батальона СС и частей «Данмарка».

На следующий день фон Вестфален дошёл до Прекопы, где остановился перед взорванным партизанами мостом через реку Майя. Одновременно подразделения «Данмарка» начали зачистку района вокруг Горы, разыскивая в окрестных сёлах партизан и связанных с ними лиц. Задержанных доставляли в Гору, где передавали хорватским властям для дальнейших следственных действий. За два дня полку СС «Данмарк» удалось почти полностью очистить дорогу из Петриньи на Глину, оттеснив от неё 8-ю кордунскую дивизию НОАЮ.

Комиссары 7-й банийской дивизии.

Между тем 24 ноября бои за Глину продолжились. За ночь Якшич смог реорганизовать свои силы и утром атаковал с нескольких направлений: на больницу, тюрьму, железнодорожный вокзал, лесопилку и мост Джукинак. Однако и теперь партизаны не достигли особого успеха. Первой захлебнулась атака на мост, а к полудню продвижение застопорилось и на других участках. Бригады остановились для перегруппировки, запланировав новую атаку на вечер. Однако в 15 часов неожиданно улучшилась погода, и в воздухе появились немецкие пикирующие бомбардировщики, которые обрушились на партизанские позиции вокруг Глины. Атаки с воздуха помешали нормальной подготовке партизан к наступлению, хотя и не сорвали его окончательно.

Награждение отличившихся солдат полка СС «Данмарк».

В сумерках батальоны 1-й и 2-й бригад нанесли мощный удар и прорвались через проволочные заграждения на юго-западе Глины. Впрочем, далее их командиры действовали нерешительно, а эсэсовцы смогли сосредоточить на атакующих интенсивный огонь. 2-й батальон 1-й бригады сумел прорваться на площадку перед больницей, однако был остановлен интенсивным немецким огнём из больничного подвала. Следующую атаку эсэсовцы отбили ручными гранатами. Здание больницы загорелось (позже партизаны обвинили немцев в том, что те намеренно подожгли её, чтобы «осветить поле боя»), начался рукопашный бой, и атакующие были отброшены. Одновременно атаковать Глину попыталась и 4-я бригада, однако её атака захлебнулась почти в самом начале. После этого Якшич, наконец, решил отказаться от намерений захватить Глину. Так, ценой отчаянных усилий, 1-й батальон 24-го полка сумел удержать город. В партизанских рапортах причинами неудачи штурма назывались:

  • усталость бойцов, которым пришлось несколько дней быстро маршировать, а затем атаковать сходу;
  • гибель многих опытных бойцов в предыдущих операциях;
  • отсутствие у партизан опыта и подготовки к боям в городских условиях;
  • отсутствие координации между артиллерией и пехотой;
  • немецкие воздушные удары, нарушившие подготовку к решающему штурму.

В боях за Глину 7-я банийская дивизия потеряла 34 партизана убитыми, 3 пропавшими без вести и 101 ранеными (всего 138 человек). К этому количеству можно добавить ещё 10 человек: двух убитых и четырёх раненых утром 21 ноября; погибшего и трёх раненых при допросе пленного датчанина 22 ноября. Общие потери полка СС «Данмарк» (1-й батальон и группа фон Вестфалена) в боях в районе Глина – Петринья составили 53 человека: 22 убитыми и пропавшими без вести, а также 31 ранеными.

Бои за Глину показали, что даже необученные солдаты могут оказывать серьёзное сопротивление превосходящему по силам противнику. С паникой, которая, по свидетельству военнопленных, охватила солдат-фольксдойче в самом начале боёв, удалось быстро справиться. Опытные офицеры 1-го батальона «Данмарка» взяли ситуацию под контроль и смогли организовать упорное сопротивление, отбив все атаки партизан.

В дальнейшем бои в районе Глины шли на протяжении всего декабря 1943 и начале 1944 годов. 11 января 1944 года 7-я банийская дивизия всё же захватила городок – к тому времени дивизия СС «Нордланд» уже покинула Балканы.

Разгром в Храстовице

Тем временем эпицентр боевых действий начал смещаться на северо-восток от Глины — к селу Храстовица (неподалёку от Петриньи), где дислоцировались 5-я рота полка СС «Данмарк» и 30 хорватских домобранов. Эсэсовцы занимали оборону практически по всему селу, а домобраны были сосредоточены на её северо-восточной окраине, защищая мост через реку Петринчица. Командиром 5-й роты был датчанин оберштурмфюрер СС Эгил Поульсен, однако в тот момент он отсутствовал на месте по неизвестной причине. В роте находилось лишь два офицера: унтерштурмфюреры СС двадцатилетний Пауль-Энглехард Йенссен и тридцатидвухлетний Гельмут Ридер.

Пока 7-я дивизия штурмовала Глину, командир 8-й кордунской дивизии Владимир Четкович начал готовить отдельную атаку на Храстовицу. Для этого были задействованы две бригады: 3-я должна была штурмовать это село, а 2-я — занять село Чепелиш, чтобы отрезать дорогу, ведущую из Петриньи на Храстовицу, и не допустить подхода немецких подкреплений.

Атака на Храстовицу началась на рассвете 25 ноября, когда партизаны подошли к селу и после короткого обстрела бросились на штурм. Солдаты «Данмарка» из гарнизона спокойно наблюдали за атакующими, подпуская их поближе. Партизаны приблизились к укреплениям, и эсэсовцы открыли огонь в упор, быстро отбросив атакующих на исходные позиции. Казалось, что успех уже достигнут, но выпущенная неизвестным партизаном миномётная мина угодила прямо в командный пункт 5-й роты. Исполняющий обязанности командира роты погиб, был разбит радиопередатчик, из-за чего эсэсовцы больше не могли связываться с Петриньей. Последним полученным радиодонесением было сообщение из Петриньи о том, что помощь в Храстовицу не может быть отправлена в ближайшее время. Вскоре погиб и второй офицер 5-й роты.

Тем временем партизаны перегруппировались и сформировали небольшие штурмовые группы, состоявшие из 3–5 членов коммунистической молодёжной организации, вооружённых ручными гранатами и взрывчаткой. Под прикрытием ружейно-пулемётного и артиллерийского огня эти группы устремились к немецким позициям. Некоторым из них удалось приблизиться и забросать гранатами пулемётные гнезда оборонявшихся. На некоторых участках начался жестокий рукопашный бой, после чего линия обороны была прорвана, и партизаны устремились в село. Командир передовой партизанской роты погиб в бою. Вскоре 5-я рота «Данмарка» начала быстро отступать. 2-й батальон 3-й бригады партизан под командованием Раде Ивковича быстро захватил мост через Петринчицу, взяв в плен почти всех домобранов. В этот момент к мосту подъехала телега с тремя датскими эсэсовцами (есть версия, что они хотели прорваться к Петринье). Партизаны намеревались взять датчан живыми, но те отказались сдаваться, оказали сопротивление и были убиты.

Несмотря на захват моста, прорыв партизан в село (они дошли до церкви, прёвращенной в опорный пункт, и захватили её в ближнем бою) и разгром домобранов, датские и немецкие эсэсовцы продолжали сопротивляться. Впрочем, вскоре стало понятно, что далее обороняться не удастся, и эсэсовцы пошли на прорыв, разделившись на несколько групп. К этому моменту партизаны полностью контролировали ситуацию. Одной из прорывавшихся групп удалось достигнуть канавы рядом с открытым полем. Через это поле эсэсовцы попытались уйти в направлении Петриньи, но наткнулись на резервный 4-й батальон 3-й бригады. Около 25 человек всё же прорвались в Петринью, примерно столько же погибло.

Другая группа эсэсовцев численностью около 30 человек закрепилась в двух каменных домах и отбивалась стрелковым оружием и ручными гранатами. В 16:20 партизанской штурмовой группе удалось забросить килограмм взрывчатки в подвал первого дома. В результате взрыва дом загорелся, а оборонявшиеся в нём восемь эсэсовцев погибли. Однако два десятка солдат, закрепившихся во втором доме, продолжали сопротивляться. Партизанам не удавалось поджечь здание, даже использование бутылок с горючей смесью не дало нужного результата, и гарнизон второго дома продержался до следующего дня, 26 ноября.

Тем временем штурмбаннфюрер СС Неергард-Якобсен, находившийся в Петринье, отчаянно искал выход из ситуации, но у него не было людей, которых он мог бы отправить на выручку 5-й роте. К концу дня 25 ноября к нему прибыли два эскадрона из состава 2-го сибирского полка 1-й казачьей дивизии, которые он тут же двинул в Храстовицу. Ранним утром 26 ноября эти эскадроны попали в засаду у села Чепелиш, организованную 2-м батальоном 2-й бригады 8-й дивизии. После короткого, но интенсивного боя казаки отошли назад в Петринью. Затем, примерно в 8 часов утра, казаки при поддержке шести единиц бронетехники (вероятнее всего, это были подразделения 11-го разведывательного батальона СС) продвинулись до Храстовицы, достигнув разрушенного моста. Здесь они открыли огонь по позициям 1-го и 4-го батальонов 3-й бригады. Партизаны ответили огнём из противотанкового орудия, после чего бронетехника отступила.

Штурмбаннфюрер СС Неергард-Якобсен, от которого 5-я рота тщетно ждала помощи.

Эсэсовцы, закрепившиеся во втором каменном доме, услышали шум боя на подступах к селу. Поняв, что это идущая к ним подмога, они предприняли попытку прорыва, которая провалилась под метким огнём партизанских винтовок и пулемётов. Поняв, что помощь так и не придёт, а партизаны контролируют ситуацию, оставшиеся солдаты начали переговоры о капитуляции. Они продолжались около двух часов, и в 13:00 немцы и датчане сложили оружие — в плен сдались 11 человек.

Храстовица была полностью захвачена партизанами, а 5-я рота «Данмарка» перестала существовать. Согласно немецкому отчёту, потери роты составили 91 погибший и 16 раненых, ещё 34 солдата были взяты в плен 25–26 ноября. От 5-й роты «Данмарка» осталось всего 30 человек, половина из которых была ранена. Также в плен были захвачены 26 домобранов из числа охранявших мост.

В качестве трофеев партизаны захватили два тяжёлых миномёта и 144 мины к ним, 10 пулемётов, 104 карабина, 25 000 патронов, 20 пистолетов, 12 пистолетов-пулемётов МР-40, 6 полуавтоматических винтовок, 8 сигнальных пистолетов, 95 ручных гранат, радиостанцию, телефонную станцию, 5 польских телефонов, швейную машину, 100 комплектов обмундирования, 150 одеял, 45 палаток, 130 ранцев, 90 военных сумок, 20 буссолей, 6 биноклей, велосипед и многое другое. Партизанские потери составили 18 человек убитыми, количество раненых неизвестно.

Для командира дивизии СС «Нордланд» Фридриха фон Шольца уничтожение 5-й роты полка СС «Данмарк» стало обескураживающей новостью.

27 и 28 ноября вооружённые силы Независимого государства Хорватия несколько раз пытались занять Храстовицу, однако 8-я бригада сумела отбить все атаки. Тем временем немцы подтянули к полю боя 7-ю роту полка СС «Данмарк» под командованием гауптштурмфюрера СС Хайнца Хемеля, чтобы начать решительный штурм. Удар был нанесён впустую: партизаны отошли в горы, солдаты 7-й роты обнаружили в Храстовице лишь тела своих товарищей.

Бои за Глину и Храстовицу произошли всего за неделю до того, как дивизия СС «Нордланд» покинула Хорватию и была направлена в Эстонию. Общие безвозвратные потери дивизии в этих двух боях составили 147 человек (убитыми и пленными). Погибших эсэсовцев похоронили на немецком военном кладбище в Сисаке.

По подсчётам югославского историка Душана Баича, в боях за Глину и Храстовицу партизаны НОАЮ потеряли 64 человека убитыми, 178 ранеными и 3 пропавшими без вести (всего 245 человек).

Восстановление уничтоженной 5-й роты полка СС «Данмарк» поручили полковому адъютанту оберштурмфюреру СС Вальтеру Зеебаху, которого назначили новым командиром роты. К оставшимся трём десяткам солдат прибавили 40 новобранцев и необходимое количество унтер-офицеров. Уже к 15 января 1944 года Зеебах сколотил из этих людей боеспособное подразделение, которое приняло участие в боях на Ораниенбаумском плацдарме (по их результатам командир роты был награждён Рыцарским крестом).

Вальтер Зеебах, новый командир 5-й роты.

Из Хорватии — на Восток

Процесс переброски дивизии СС «Нордланд» на северный участок Восточного фронта начался в двадцатых числах ноября, когда полк «Данмарк» ещё вёл бои за Глину и Храстовицу. Передислокация проходила при возросшей активности партизан, поэтому для охраны путей сообщения и обеспечения перевозки воинских частей использовалась бронетехника 11-го танкового и 11-го разведывательного батальонов СС. На марше периодически происходили стычки с партизанскими отрядами.

На позициях в районе Глина – Петринья эсэсовцев сменяли подразделения 2-го сибирского полка 1-й казачьей дивизии вермахта. Казачьи эскадроны также обеспечивали безопасность переброски дивизии СС «Нордланд».

Казаки 2-го сибирского полка на Балканах.

Погрузка 3-го батальона 23-го полка СС «Норге» началась в Карловаце 25 ноября. Перед отправкой все бойцы получили зимнее обмундирование, необходимое для войны на Восточном фронте.

24-й полк СС «Данмарк» из-за боёв в районе Глина – Храстовица отправился на Восточный фронт позже. Сосредоточение полка проходило в Петринье, откуда последние эшелоны с полковыми подразделениями выехали 7 декабря. Последними Балканы покидали танковый и разведывательный батальоны дивизии, обеспечивавшие охрану частей и подразделений в ходе переброски к станциям погрузки. Местом их отправки был обозначен Загреб.

В последнюю ночь нахождения подразделений 11-го танкового батальона СС в Самоборе партизаны атаковали город, захватив несколько домов на окраине. Местный гарнизон при поддержке зенитного взвода из состава танкового батальона сумел выбить партизан из города. 22 декабря 1943 года личный состав 11-го танкового батальона СС погрузился в эшелоны в Загребе, став последним подразделением дивизии СС «Нордланд», которое покинуло Хорватию. Свои итальянские танки батальон оставил на Балканах, так как ему предстояло перевооружиться «Пантерами». Рождество 1943 года личный состав танкового батальона встретил в железнодорожных вагонах по пути на фронт.

Последней частью 3-го танкового корпуса СС, покинувшей Югославию, стала дислоцировавшаяся севернее Загреба бригада СС «Нидерланды», которая уехала в самом конце декабря 1943 года. Бригада всё так же оставалась крайне слабой, не имела ни достаточного количества техники, ни тяжёлого вооружения.

Итоги

Ещё не до конца сформированный 3-й танковый корпус СС отправили на Балканы с двоякой целью: усилить немецкое присутствие в регионе при назревавших проблемах с итальянцами и продолжить подготовку личного состава в условиях, максимально приближённых к боевым.

У скандинавского личного состава корпуса известие о том, что им предстоит служить в Хорватии, радости не вызвало. Больше всего протестовали норвежцы, некоторые из которых даже потребовали перевода, а командир 1-го батальона «Норге» Финсон был снят с должности за то, что отказывался выполнять приказы по антипартизанской борьбе. Тем не менее воинская дисциплина взяла верх, и оба скандинавских полка неплохо показали себя в боях. О высоком боевом духе датских добровольцев свидетельствуют как два известных случая самоподрыва гранатами при захвате в плен и на допросе, так и упорная оборона Глины от более чем втрое превосходивших сил противника.

За время пребывания на Балканах дивизия СС «Нордланд» безвозвратно потеряла шесть офицеров. Кроме упоминавшихся Тхунольда, Лунда, Ридера и Йенсена, 26 октября погибли унтерштурмфюреры СС Альфред-Мартин Квак и Кай-Хольм Томсен из 9-й роты полка СС «Данмарк». Общие потери дивизии составили около 250 человек, больше половины из них — безвозвратно.

Покинув Хорватию, 11-я панцергренадерская дивизия СС «Нордланд» отправилась на Восточный фронт, где участвовала в сражениях против Красной армии в 1944–1945 годах. Свой боевой путь дивизия закончила в Берлине 2 мая 1945 года, в тот момент уже мало кто помнил, что первые бои это соединение приняло на Балканах.

Понравился материал? Вы можете поблагодарить автора! Поделитесь этой статьей со своими друзьями.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится