Филип Хенсон: «наиболее способный человек на нашей секретной службе»
254
просмотров
Самым эффективным шпионом федеральных войск в ходе Гражданской войны в США стал южанин Филип Хенсон.

После сецессии на территории Конфедерации осталось проживать немалое число людей, симпатизировавших Союзу. Многие из них хотели внести свой вклад в войну с конфедератами. Одним из самых эффективных способов их использования являлся шпионаж в пользу федеральных войск. Именно этим путём пошёл коренной южанин Филип Хенсон, который ненавидел Конфедерацию и всячески стремился способствовать победе Севера. На счету Хенсона, имевшего репутацию лучшего шпиона на федеральной службе, — сотни проникновений во вражеский тыл.

Филип Хенсон родился 28 декабря 1827 года в городе Блаунт-Спрингс, штат Алабама. Его отец был агентом по делам индейцев, и уже в раннем возрасте Филип сопровождал его в рабочих поездках. В 1839 году, когда Филипу едва исполнилось двенадцать лет, его отец умер. Мать осталась одна с семью детьми, и парнишке пришлось заботиться о себе самостоятельно. Он ушёл из дома и окунулся в жизнь, полную приключений — перегонял скот, доставлял почту и странствовал по США, объездив территории от Канзаса до Нью-Мексико. Скитания закончились во второй половине 1858 года, когда Хенсон женился и осел в городе Коринф, штат Миссисипи, где купил небольшой магазин. Здесь в 1861 году его застало начало войны.

34-летний лавочник совсем не хотел становиться солдатом южной армии — он искренне любил Союз, ненавидел Конфедерацию и сецессионистов. Чтобы избежать службы, Хенсон обратился к своему знакомому Муру Макколи, владевшему хлопковой плантацией недалеко от Коринфа. Хенсон просил места надсмотрщика за рабами, так как власти Конфедерации учитывали опасность восстания рабов, а потому надсмотрщики имели бронь от мобилизации. Макколи согласился и взял его на работу.

Хенсон становится шпионом

В первый год войны жизнь Хенсона текла спокойно. Всё изменилось, когда летом 1862 года в регион пришли войска северян. Многие южане бежали, а Хенсон остался, радостно встречая федеральных солдат. От местного населения потребовали принести присягу верности Союзу. В отличие от многих своих соседей, сквозь зубы проговаривавших слова клятвы, Хенсон присягал искренне. Впоследствии, когда его спрашивали об этом, он всякий раз подчёркивал: «Я верил в это!» Впрочем, Хенсон пошёл дальше, чем просто присягнул — он хотел приносить прямую пользу делу Союза и решил стать разведчиком.

Генерал Гренвилл Додж, один из создателей и новаторов военной разведки США. По специальности инженер-строитель и геодезист, до войны работал на железных дорогах. Добровольцем вступил в армию северян, где быстро стал полковником, затем бригадным генералом и командиром бригады. С самого начала своей службы инициировал разведывательные операции. Его заметил Улисс Грант и назначил начальником своей разведывательной службы. Именно Додж курировал агента Хенсона. Кроме службы, их связывали неплохие личные отношения

Первым «работодателем» Хенсона стал федеральный генерал-майор Уильям Роузкранс, командующий корпусом в Миссисипской армии Улисса Гранта. Пилотное задание будущий шпион получил 28 июля 1862 года от майора Трасдейла, командира скаутов Роузкранса — найти и скупить хлопок, спрятанный в округе Коринфа. Задача была успешно выполнена. Затем последовали миссии во вражеском тылу с целью сбора информации о войсках Конфедерации и их маневрировании. Для этой роли Хенсон подходил как никто другой. Коренной южанин с соответствующим акцентом, коммуникабельный, любезный, умевший произвести хорошее впечатление и прекрасно знавший Юг. Чаще всего он не вызывал никаких подозрений, спокойно перемещался по территории и наблюдал. Не в последнюю очередь благодаря добытой Хенсоном информации Роузкранс последовательно нанёс южанам два поражения осенью 1862 года — в битвах при Юке и втором сражении за Коринф.

В октябре 1862 года, во время очередного разведывательного задания, Хенсон был задержан патрулем южан из кавалерийской бригады бригадного генерала Филипа Роддея. На допросе шпион смог убедить офицеров в своей лояльности Конфедерации, и его отпустили. Через пару дней Хенсон снова наткнулся на людей Роддея, и теперь допрос проводил лично генерал. На основной вопрос, почему он не в армии, Хенсон ответил, что янки оккупировали его дом, и теперь он скитается в поисках своей семьи, но когда её найдет, то непременно вступит в армию южан. Роддей поверил Хенсону и отпустил его.

На этом приключения не закончились. Собрав нужную информацию, 6 ноября 1862 года Хенсон начал переход линии фронта, и его задержал пикет северян. Бдительного командира патруля смутил южный акцент Хенсона, а предъявленным бумагам он не поверил. Тогда шпион потребовал, чтобы его доставили в ближайший штаб. По чистой случайности это оказалась штаб-квартира генерала Гренвилла Доджа, который совсем недавно возглавил разведку в армии Гранта. Впечатлённый рассказом Хенсона и качеством добытой им информации, Додж немедленно подчинил алабамца себе.

В роли двойного агента

Чтобы повысить эффективность своих агентов, Додж предложил им играть роль шпионов южан. Для этого он снабжал их правдивой, но малозначимой информацией о федеральных войсках. Для Хенсона это было важно, поскольку самый частый вопрос, который он слышал, находясь за линией фронта: «Почему Вы не в армии?» Роль разведчика южан сразу снимала все вопросы.

Иллюстрация из еженедельника Harpers Weekly, выпуск от 23 октября 1863 года, показывающая жизнь шпиона

Так началась карьера Хенсона как двойного агента. Любезный и обходительный южанин, всегда имевший при себе бутылочку «старого, доброго виски», которым он не стеснялся угощать собеседника, Хенсон легко находил общий язык с самыми разными людьми. Известно, что он имел служебные контакты минимум с тремя генералам южан — Дэниэлом Рагглсом, Сэмюэлем Голсоном и Сэмюэлем Фергюсоном. В результате у Хенсона были пропуска и пароли не только северян, но и южан. Пропуск от Доджа шпион прятал под медной накладкой в выемке на рукоятке своего револьвера.

Несколько раз его задерживали патрули конфедератов, но всякий раз ему удавалось выйти сухим из воды, сославшись на кого-либо из вышеупомянутых генералов.

Разведка против Виксберга

В начале 1863 года главной целью северян на Западе стал Виксберг, стратегически важный город в штате Миссисипи. Заданием Хенсона стало добыть информацию о городских укреплениях. Из своих предвоенных связей он выбрал пламенного сецессиониста по имени Джесси Джонси, отца пятерых сыновей, которые служили в армии Конфедерации (несколько из них — в гарнизоне Виксберга). Поэтому Хенсон приехал к Джонси с лишней лошадью, предложив тому вдвоем отправиться в Виксберг и проведать сыновей. Путь они проделали почти без заминок, спокойно минуя пикеты южан. Хенсон угощал солдат виски из заранее припасённой бутылки, попутно говоря, что они едут «проведать наших мальчиков в Виксберге».

Виксберг — важный порт и стратегически значимый город, за который в первой половине 1863 года велась упорная борьба, закончившаяся взятием его федеральными войсками Улисса Гранта

В городе Хенсон начал объезжать укрепления и общаться с солдатами и офицерами. Чтобы отвлечь внимание, он рассказывал истории о бесчеловечном обращении с военнопленными южанами в федеральном плену. Один восприимчивый капитан даже представил Хенсона командующему генералу Джону Пембертону. Истории Хенсона так впечатлили Пембертона, что генерал попросил того поделиться ими с как можно большим количеством солдат, чтобы «взволновать южную душу», показав, что ждёт бойцов, если они надумают сдаться. Генеральская просьба дала Хенсону возможность свободно перемещаться по всему городу. Ему оказывали всяческое содействие, всюду пропускали, а капитан Мёрфи, один из местных офицеров, даже провёл Хенсону экскурсию по оборонительным сооружениям. Чтобы не вызывать подозрений, шпион не пользовался заметками, а просто смотрел и запоминал.

Собрав информацию об укреплениях, Хенсон покинул город, перешёл линию фронта и явился к Доджу. Впечатлённый отчётом Хенсона, генерал подарил ему отличную лошадь по кличке «Чёрный ястреб». Собранная информация, в том числе подробности о городских каналах, была использована Грантом при успешной осаде и последующем захвате Виксберга летом 1863 года.

Знакомство с Форрестом

Затем Хенсона ждали ещё десятки миссий в тылах южан, во время которых он собирал информацию о силах и перемещениях войск. Продолжая играть роль двойного агента, он также дезинформировал южных генералов — обычно те безоговорочно доверяли полученным сведениям. Интересный эпизод, свидетельствующий об этом, произошёл 8 февраля 1864 года. В тот день усталый Хенсон прибыл в лагерь бригадного генерала южан Сэмюэля Голсона, и тот приказал дать ему кровать в своей собственной палатке.

Одним из тех, на кого Хенсон смог произвести впечатление, был бригадный генерал Сэмюэль Голсон. До войны был окружным судьёй в штате Миссисипи. В 1861 году в возрасте 53 лет вступил рядовым в армию Конфедерации, в итоге дослужился до звания генерал-майора. Командовал кавалерийской бригадой. Умер в 1883 году в возрасте 75 лет

В марте 1864 года генерал Додж поручил Хенсону очередное задание собрать информацию о вражеских войсках. Миссия была важная, поэтому перед отправкой Додж подвёл Хенсона к своему столу, заваленному разными бумагами, и предложил выбрать что-либо, что поможет произвести впечатление на врага. Взяв несколько сводок, список дивизий и пачку писем солдат из 1-го Алабамского полка, шпион выехал на задание.

Хенсон прибыл в город Тупело, штат Миссисипи, где в этот момент квартировал Натан Бедфорд Форрест, самый устрашающий для Севера кавалерийский командующий южан. Там его сразу же задержали и допросили. Хенсон сослался, что он агент генерала Голсона и приехал с информацией «прямо из вражеского штаба». Послали за Голсоном, тот быстро прибыл и всё подтвердил, добавив, что Хенсон «настоящий южанин». После этого состоялось совещание генералов южан Форреста и Голсона с федеральным шпионом Хенсоном. Тот показал генералам взятые в штабе Доджа бумаги, вызвавшие у них огромный интерес, а затем ошарашил присутствующих, заявив, что северяне собираются отправить к южанам новых шпионов.

Натан Бедфорд Форрест, один из самых эффективных кавалерийских командиров Гражданской войны

После этого Форрест направил Хенсона в штаб генерал-лейтенанта Леонидаса Полка, который в этот момент командовал Департаментом Алабама и Восточный Миссисипи. Изучив принесённые бумаги и расспросив об увиденных Хенсоном передвижениях федеральных войск, Полк был потрясён. Он тут же зачислил Хенсона в штат своих шпионов со стартовым окладом в 500 долларов.

Последняя миссия и арест

К апрелю 1864 года Хенсон сильно вымотался и хотел выйти в отставку. Додж не возражал, но просил о последнем задании. Цель была весьма важная — Натан Бедфорд Форрест. В преддверии наступления федеральных войск на Западе Додж остро нуждался в информации о планах и активности Форреста.

В тот раз встретиться с Форрестом Хенсону не удалось, так как генерал покинул Тупело. Тогда шпион выехал в направлении Декейтера, но по дороге нарвался на отряд полковника Джонсона из кавалерийской дивизии бригадного генерала Филипа Родддея. Джонсон задержал Хенсона и доставил его к Роддею — тот сразу же приказал взять шпиона под арест.

Послевоенное фото бригадного генерала КША Филипа Роддея. До войны был владельцем парохода на реке Теннесси. В 1861 году Роддей был против сецессии и не хотел участвовать в войне, но в 1862 году ему пришлось сжечь свой пароход, чтобы не позволить федеральным войскам захватить его. После этого он собрал кавалерийскую роту, с которой хорошо проявил себя в боях. В итоге дорос до командира кавалерийской бригады, а затем дивизии

Детали Роддей описал в своём рапорте генерал-майору Стивену Ли (командующий Департаментом Алабама, Миссисипи, Западный Теннеси и Восточная Луизиана) от 26 апреля 1864 года:

«Я направляю к вам… Филипа Хенсона, которого представили мне как федерального шпиона в течение последних двенадцати месяцев. Мои источники — наиболее способные люди на моей службе, которые всегда снабжали меня проверенной информацией. В течение этого времени они постоянно сообщали мне, что Хенсон предоставлял ценную информацию федералам. У него есть документы, но я не считаю их достаточно удовлетворительными, чтобы он мог пройти через мои линии… Я твёрдо уверен, что упомянутый Хенсон — шпион, всё это время находился на службе у федералов и получал у них деньги, и что все его симпатии на их стороне».

Из документа видно, что информацию о шпионской деятельности Хенсона Роддей имел заранее. Как мы помним, он был знаком с Хенсоном с 1862 года и уже тогда что-то подозревал. Впрочем, кроме подозрений в распоряжении южан ничего не было. Также сложно сказать, ждали ли Хенсона заранее. Так или иначе, шпиона задержали — возможно, это свидетельствует о том, что в штабах федералов действовали агенты Роддея. Интересно и то, что Роддей отправил копию своего отчёта генералу Полку (по-видимому, Хенсон при задержании предъявил пропуск, подписанный Полком).

Леонидас Полк по прозвищу «Сражающийся епископ». Выпускник Вест-Пойнта 1827 года, почти сразу уволился из армии и поступил в семинарию. Сделал впечатляющую церковную карьеру, в 1841 году став епископом Луизианы. После начала войны предложил свои услуги президенту КША Дэвису, который был его одноклассником по Вест-Пойнту. Полка приняли в армию в генеральском звании, хотя он не имел военного опыта. Полк стал одной из самых противоречивых фигур той войны, командовал корпусом на Западе, ничего выдающегося не совершил, но при этом был любим солдатами. 14 июня 1864 года погиб в битве за Атланту в возрасте 58 лет

Хенсона доставили в штаб генерала Стивена Ли, который лично принимал участие в допросах. Хенсон выглядел очень убедительно и произвёл на Ли хорошее впечатление. Вмешался и генерал Полк, заявивший, что Хенсон его агент. Поэтому Хенсона освободили, а Полк приказал под охраной провести его через расположение дивизии Роддея «для выполнения задания в тылу янки».

Дальнейшие события прекрасно иллюстрируют взаимоотношения среди генералов-конфедератов. Узнав об освобождении Хенсона, Роддей пришёл в ярость. Тем временем Форрест вернулся в Тупело и примерно в тот же момент там снова появился Хенсон, возвращавшийся из-под ареста. Роддей телеграфировал Форресту, заявив, что Хенсон — федеральный шпион, и его нужно задержать. Телеграмму принял адъютант Форреста полковник Страйт. Он по своей инициативе снова арестовал Хенсона. Форресту Страйт сообщил, что задержал шпиона по обвинению от генерала Роддея. Форрест не вникал в эту историю и, не став выслушивать подробности, распорядился отправить заключённого в Меридиан, штат Миссисипи. С Хенсоном он не встретился, поэтому непонятно, знал ли Форрест, что именно с этим человеком он общался полутора месяцами ранее. По-видимому, он поверил Роддею и как старший по званию инициировал арест.

Из Меридиана Хенсона переправили в ставку генерала Полка, а затем отправили в город Мобил, штат Алабама. Заступничество Полка не помогло, а позиция Стивена Ли, который ранее распорядился освободить Хенсона, неизвестна.

Заключение без доказательств вины

В Мобиле Хенсона посадили в местную тюрьму. Формально его вина не была доказана, но многие конфедераты считали его предателем. Вдобавок, южане сильно боялись, что Хенсон сбежит, поэтому держали его в цепях и с дополнительной гирей на ноге. Местом содержания была крошечная и узкая одиночная камера без окон и вентиляции, где он едва мог пошевелиться. Тюремщики называли её «Потогонной коробкой» или «Прессом Хичкока». Один из охранников, Луис Галле, впоследствии писал, что «за четыре года моей службы, я не видел, чтобы с кем-нибудь обращались более жёстко».

Филип Хенсон в заключении Philip Henson, The Southern Union Spy. The Hitherto Unwritten Record of a Hero of the War of the Rebellion

На день независимости США, 4 июля 1864 года, Хенсона в кандалах провели по городу и затем выставили на городской площади, показав жителям «предателя и опасного шпиона янки».

Находясь в заключении, Хенсон требовал доказательств своей шпионской деятельности и суда. Но доказательств в Мобиле никто не имел. Местные юристы писали письма Форресту как человеку, по чьему приказу арестовали Хенсона, с просьбой предоставить подтверждения. Форрест, занятый куда более важными проблемами, не отвечал. Поэтому суд постоянно откладывался.

9 октября 1864 года Хенсона снова перевезли в Меридиан. Он полагал, что там его ожидает трибунал и смертный приговор, но ничего не происходило. В феврале 1865 года новый командующий Департаментом Алабама, Миссисипи и Восточная Луизиана генерал-лейтенант Ричард Тейлор прямо заявил, что Хенсон должен быть либо осуждён, либо освобождён. Снова связались с Форрестом, который ответил, что не имеет доказательств вины Хенсона.

После консультаций генералы решили, что наилучшим решением будет отдать Хенсона в солдаты. Ему даже предложили самому выбрать себе полк. Он избрал «старый, кровавый 26-й Миссисипский» пехотный полк, действовавший в армии Северной Виргинии.

Хенсон у дверей камеры, в которой его содержали в Мобиле Philip Henson, The Southern Union Spy. The Hitherto Unwritten Record of a Hero of the War of the Rebellion

Во время транспортировки в Виргинию Хенсон выпрыгнул из поезда и скрылся. Генерал Додж позднее намекал, что это его агенты подкупили охранников, чтобы Хенсон смог бежать. Несколько дней он укрывался у знакомых, а затем вышел к позиции федеральных канонерок, которыми командовал командор Форрест, кузен Натана Бедфорда Форреста. Естественно, он не поверил, что Хенсон является шпионом северян, а, наоборот, обвинил его в шпионаже в пользу Конфедерации. Хенсона под стражей отправили в Чаттанугу, где он потребовал встречи с генералом Доджем. Хенсона направили в Сент-Луис, где Додж встретил его словами: «Ну, Фил, ещё не сделана та верёвка, на которой тебя повесят».

Послевоенная жизнь и итоги

Филип Хенсон был далеко не единственным южанином, который в годы войны шпионил для северян, но в отличие от большинства других, он действовал не в столице, а непосредственно в войсках. Большинство современников признавали, что он являлся самым эффективным полевым агентом северян. 31 марта 1865 года непосредственный начальник агента Гренвилл Додж в письме к генерал-майору Генри Томасу заметил, что Хенсон «вероятно, наиболее способный человек на нашей секретной службе».

Не отставали и бывшие противники. Хотя Натан Бедфорд Форрест и не нашёл подтверждений шпионской деятельности Хенсона, он в ней не сомневался. В январе 1865 года Форрест приказал арестовать его жену, которая проживала на подконтрольной Конфедерации территории и ничего не знала о двойной жизни своего мужа. По окончании войны супруги воссоединились. Уже после войны, когда Форрест услышал подробности о подвигах Хенсона, то сильно сожалел, что не приказал его повесить. Должное Форрест ему всё же отдал, заявив, что Хенсон был «наиболее опасным федеральным шпионом, действовавшим в Конфедерации». Сам Хенсон в интервью 1887 года говорил следующее:

«Не знаю как, но я верю, что Бог был со мной и сохранил меня для того, что мне пришлось сделать. Я никогда не чувствовал страха смерти. Когда меня однажды приказали расстрелять, я сказал жене, что не верю, что меня расстреляют, но если я должен буду умереть, то готов умереть за это дело, так как моя работа будет завершена».

На старости лет Филипу Хенсону пришлось развлекать публику своей почти двухметровой бородой. Выбора у него не было, так как Конгресс отказал ему в пенсии Philip Henson, The Southern Union Spy. The Hitherto Unwritten Record of a Hero of the War of the Rebellion

Многие моменты шпионской карьеры Хенсона сегодня остаются неизвестными и вряд ли когда-либо прояснятся. За свою службу он получил временное звание майора и протекцию от генерала Гранта, который впоследствии стал президентом.

После убийства Авраама Линкольна генерал Грант попросил Хенсона провести конфиденциальное расследование. Хенсон расследовал дело около двадцати лет, в процессе этого получив звание подполковника. Результаты этого расследования не обнародованы до сих пор.

После смерти Гранта закончилось и хорошее отношение к Хенсону — Конгресс отказал ему в пенсии. Чтобы заработать на жизнь, на старости лет Хенсон ездил в лекционные туры, рассказывая о своей шпионской деятельности. Для привлечения к себе дополнительного внимания он отрастил почти двухметровую бороду, о которой гордо заявлял, что это «самая длинная борода у живущего человека». Гренвиллу Доджу он писал: «Конгресс отказался дать мне что-нибудь за мою службу в войну. И я решил применить этот метод, чтобы содержать себя и свою жену на склоне лет». Страна, которой Хенсон так преданно служил, спустя годы бросила его на произвол судьбы.

Филип Хенсон умер 10 января 1911 года и был похоронен в Коринфе вместе с женой.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится