Инцидент в проливе Корфу: первые жертвы «Холодной войны» на море
100
просмотров
Инцидент в канале Корфу стал одним из первых эпизодов «Холодной войны», которые можно считать боевыми. Попытка британского флота продемонстрировать силу у берегов Албании осенью 1946 года привела к тяжёлому повреждению двух эсминцев и гибели 44 моряков.

История и география пролива Корфу

Ещё в годы Второй мировой войны Балканский полуостров пользовался особым вниманием Британии. Черчилль называл его «мягким подбрюшьем Европы» и, начиная с 1943 года, регулярно выступал с идеей высадки на Балканах или островах Эгейского моря, вызывая недовольство американских союзников.

Осенью 1944 года методами, весьма далёкими от демократических, Великобритания установила контроль над правительством Греции. В соседних Албании и Югославии к власти пришли местные коммунисты — и если Белград традиционно поддерживал с Лондоном относительно неплохие отношения, то с Тираной у британцев контактов практически не имелось.

Современная карта острова и пролива Корфу

Албания располагается в одной из ключевых точек Средиземноморья — на берегу 75-км Отрантского пролива, через который Адриатическое море соединяется с Ионическим. В свою очередь, самым напряжённым местом этого района стал узкий извилистый пролив между большим греческим островом Корфу и материковым берегом, который в северной части пролива принадлежит Албании. Ширина пролива Корфу в самом узком месте составляет всего 2 км или чуть более морской мили. Судоходство здесь всегда было активным, причём из-за навигационной обстановки суда всегда старались держаться ближе к материку.

С 1814 по 1864 год остров Корфу принадлежал Британии. В сентябре 1944 года здесь вновь высадились британские войска, а в ноябре Королевский флот провёл траление пролива Корфу от немецких мин. В феврале 1945 года траление повторилось, после чего фарватер шириной в морскую милю был объявлен безопасным для гражданского плавания.

Проблема состояла в том, что протраленный фарватер для обеспечения более удобной навигации проходил вплотную к албанскому берегу: мимо мыса Кифали по прямой на мыс Дента, ограничивающий с юга залив Саранда. Отсюда фарватер поворачивал на юг к самому узкому месту пролива, огибая немецкие минные заграждения QBY 239 и QBY 257 у северной оконечности острова Корфу.

Остров Корфу. Аэронавигационная карта

Первый инцидент в проливе Корфу и его последствия

Тем временем в Греции начиналась гражданская война, спровоцированная Британией для обеспечения контроля над этой страной. Опасаясь поставок коммунистам военной помощи от СССР и Югославии через Албанию, британские корабли начали патрулирование приграничных вод в проливе Корфу.

15 мая 1946 года лёгкие крейсера «Орион» и «Сьюперб», шедшие протраленным фарватером в паре кабельтовых от албанского берега, внезапно были обстреляны береговыми батареями из района порта Саранда. По разным оценкам, албанцы выпустили от 12 до 20 снарядов. Попаданий не было, но в тот же день правительство Великобритании потребовало от Албании «немедленных и публичных извинений». В ответной ноте от 17 мая албанское правительство заявило, что крейсера не несли национальных флагов, и что иностранные военные корабли не имеют права идти через албанские территориальные воды без разрешения албанских властей.

Британская схема северной части пролива Корфу, немецких минных полей и протраленного фарватера с указанием маршрута крейсера «Мауритиус» и места подрыва эсминца «Сомарез»

Последовал дипломатический спор. 2 августа правительство Великобритании заявило, что морское право позволяет мирный проход судов через проливы, соединяющие экстерриториальные участки открытого моря, и что в следующий раз при обстреле британских кораблей будет открыт ответный огонь.

10 августа командующий Средиземноморской эскадрой адмирал Элджернон Уиллис получил от Адмиралтейства уведомление, что ему разрешается вновь направить корабли в пролив Корфу и в случае нового обстрела применить оружие. Более того, 21 сентября Адмиралтейство телеграфировало Уиллису:

«Вопрос об установлении дипломатических отношений с Албанией вновь находится на рассмотрении правительства Его Величества, которое желает узнать, научилось ли албанское правительство вести себя разумно. Дайте информацию, проходили ли корабли под Вашим командованием через Северный пролив Корфу с августа — и если нет, то намерены ли Вы сделать это в ближайшее время?»

Таким образом, из Лондона прозрачно намекали, что требуют от Уиллиса пойти на обострение конфликта. Возможно, это было связано с Грецией, где продолжала разгораться война. Резко обострилась обстановка на греко-албанской границе, в районе которой находились основные базы греческих партизан.

При этом британское руководство почему-то не подумало, что эскалация конфликта может быть обоюдной. Тирана не имела военного флота, поэтому обратилась за помощью к Белграду, с которым имела очень тесные отношения (в этот момент шли переговоры о присоединении Албании к Югославской федерации). 18 октября югославские малые минные заградители «Мльет» и «Мельине» вышли из порта Шибеник и выставили в заливе Саранда перед входом в гавань 40 трофейных немецких якорных мин типа EMC. Ещё 63 мины были выставлены югославами в других точках вдоль побережья Албании: в заливе Бутринто (10 мин), у Порто-Палермо (6 мин), Спилеса (16 мин), Боржи (19 мин) и возле мыса Кефали (12 мин). Таким образом, нельзя сказать, что постановка мин носила исключительно диверсионный характер.

Малый минный заградитель «Мльет». Вместе с «Мельине» относился к заградителям типа «Альбона», заложенным для австро-венгерского флота в конце Первой мировой. При водоизмещении 128 т корабль развивал скорость в 10-11 узлов, нёс один 20-м автомат «Бреда» и мог принимать на борт до 30 мин

Судьба двух эсминцев

22 октября адмирал Уиллис решил выполнить рекомендацию Адмиралтейства: в 13:30 из гавани Керкира на Корфу вышли лёгкие крейсера «Мауритиус» и «Линдер» в сопровождении эсминцев «Сомарез» и «Воладж». Оба эсминца принадлежали к мобилизационным типам «S» и «V», вступили в строй в 1943-1944 годах и при стандартном водоизмещении около 1750 т несли одинаковое вооружение: по четыре 120-мм орудия и по два четырёхтрубных 533-мм торпедных аппарата.

Корабли двинулись на север проливом Корфу. Головным шёл крейсер «Мауритиус», за ним следовал «Сомарез», другая пара кораблей держалась в двух милях позади. В 14:47 возле мыса Дента «Мауритиус» повернул налево, на курс 310°. Позднее Адмиралтейство утверждало, что поворот был сделан в точном соответствии с протраленным фарватером. В свою очередь, албанские власти заявили, что британские корабли сильно отклонились от фарватера вправо, углубившись в залив Саранда.

«Сомарез» повернул за мателотом, но в 14:53 под носом у него взорвалась мина. Взрыв 300-кг заряда произошёл по правому борту в нескольких футах перед рубкой. Столб огня пронизал корпус корабля от киля до главной палубы. У эсминца был буквально вырван кусок борта. Увы, подробности повреждений корабля и борьбы за живучесть неизвестны, так как послевоенные документы Адмиралтейства до сих пор остаются секретными.

Эсминец «Сомарез» сразу после подрыва

При взрыве погибло 35 человек (25 из них просто исчезли), ещё 41 моряк был ранен. Эсминец потерял ход и начал погружаться носом, вокруг него на воде вспыхнуло разлившееся топливо.

Шедший следом «Воладж» получил приказ помочь собрату, приблизился к нему и начал заводить швартовы. Это удалось сделать со второго раза, и в 15:30 «Воладж» начал буксировку. Однако в 16:15 под носом у него произошёл новый взрыв, полностью оторвавший носовую часть по переднюю орудийную установку. При этом погибло 8 человек. Чтобы облегчить корабль, его командир Реджинальд Пол приказал своей команде сбрасывать в море снаряды, глубинные бомбы и палубное оборудование. В результате «Воладж» остался на плаву и сохранил ход. Несмотря на усиливавшийся западный ветер, он всё-таки смог взять «Сомарез» на буксир и потащил его обратно в пролив, двигаясь кормой вперёд. Тем временем из Саранды подошёл албанский катер, семафором запросил «что случилось?», а затем предложил помощь, но был проигнорирован.

Эсминец «Воладж» с оторванным носом заводит швартовы

К этому времени оба крейсера уже ушли далеко вперёд. Они не рискнули разворачиваться в узком протраленном канале и возвращаться к опасному участку. Поэтому «Линдер» получил приказ обогнуть остров Корфу и вновь подойти к терпящим бедствие эсминцам с юга. Через три часа, находясь ближе к узости пролива, он смог взять их на буксир.

15 миль обратного пути кораблям удалось преодолеть за 12 часов, и в 3 часа утра 23 ноября эсминцы благополучно вошли в гавань Керкиры. Сюда же прибыло направленное адмиралом Уиллисом из порта Занте госпитальное судно «Мэн», на которое передали раненых. 12 погибших моряков с эсминцев были похоронены на кладбище Керкиры.

Крейсер «Линдер» буксирует два повреждённых эсминца. На переднем плане «Сомарез», его крен на нос уже сильно уменьшился

Всего в ходе инцидента погибло и пропало без вести 43 моряка, и столько же получили ранения, один из них позднее умер в госпитале на Мальте. Оба повреждённых корабля были отбуксированы на Мальту. Здесь «Сомарез» обследовали и в 1947 году признали не подлежащим ремонту. Позднее его корпус был отбуксирован в Великобританию, 8 сентября 1950 года продан на слом фирме «Бритиш Айрон энд Стил Корпорейшн» (BISCO) и разделан в Чарльзтауне осенью того же года.

«Воладж» был отремонтирован прямо на Мальте, а в 1949 году вернулся в Великобританию, где был отправлен в резерв. В 1952-1953 годах эсминец прошёл капитальное переоборудование на верфи в Чатеме, после чего был переклассифицирован в противолодочный фрегат «Тип 15» и в 1954 году вновь вошёл в состав Королевского флота уже с новым бортовым номером — F41. Два года он служил в Дартмутской эскадре, а в 1956 году был вновь отправлен в резерв в Портсмуте. С 1964 года корабль использовался в гавани для тренировки морских пехотинцев, а осенью 1972 года был продан на слом той же фирме BISCO и разобран в Портчестере.

Эсминец «Воладж» вводят в гавань Мальты

Расследование и суд

Сразу после инцидента была создана комиссия по расследованию причин взрыва. Уже на следующий день представитель Адмиралтейства в британском парламенте заявил, что взрыв произошёл в самом центре протраленного канала и в полутора милях от албанского побережья. Это было заведомой неправдой: даже по данным, позднее предоставленным Британией Международному суду, взрыв произошёл на самой границе протраленной зоны, примерно в миле от берега.

Британские власти направили в залив Саранда 5-й дивизион тральщиков под прикрытием большой группы боевых кораблей во главе с авианосцем «Оушен» и крейсером «Орион». В ходе операции «Ритейл», проведённой 12-13 ноября 1946 года вопреки протестам Албании, было уничтожено 22 мины, ещё две выловили и отправили на Мальту на экспертизу. При этом траление производилось вне международного фарватера, в глубине залива Саранда, ближайшая к берегу мина была вытралена в 300 м от уреза воды. При этом по завершении операции руководитель тральной группы коммандер Уитфорд сообщил, что «несомненно, в канале Корфу ещё осталось много мин, и нельзя рекомендовать, чтобы канал был вновь открыт для судоходства». Ещё две мины были вытралены здесь в декабре 1948 года албанскими катерами.

Британский тральщик и обнаруженная им мина. Канал Корфу, 12 ноября 1946 года

По состоянию доставленных на Мальту двух немецких мин было нетрудно установить, что выставлены они совсем недавно. Поэтому уже 9 декабря британское правительство обвинило Албанию в минировании международных морских путей и обратилось в Совет безопасности ООН. Однако 25 марта 1947 года СССР наложил вето на резолюцию СБ, после чего Лондон обратился в Международный суд в Гааге. Он утверждал, что албанское правительство не могло не иметь информации о постановке мин в своих водах, и поэтому как минимум несёт вину за преступную небрежность. В ответ Албания заявила, что не могла провести постановку мин за отсутствием средств для этого, и что нет никаких доказательств того, что албанские власти знали об этих минах. Кроме того, она обвинила Британию в нарушении своих территориальных вод, напомнив, что согласно той же VIII Гаагской конвенции от 1907 года, на которую ссылался Лондон, прибрежное государство имеет право в исключительных случаях регулировать проход иностранных военных кораблей через свои территориальные воды.

Слушание дела началось 9 ноября 1948 года. Для доказательства, что минирование проводили югославы, англичане использовали свидетельство перебежчика — капитан-лейтенанта югославского флота Карела Ковачича. Однако к этому времени Тито поссорился со Сталиным, и Югославия вновь оказалась в числе друзей Британии, поэтому обвинения в её адрес англичане просто замяли. От Албании же требовались извинения и компенсация в размере 875 000 фунтов стерлингов. Из этой суммы стоимость эсминца «Сомарез» оценивались в 750 000 фунтов, повреждения эсминца «Воладж» — в 75 000 фунтов, возмещение семьям погибших и раненых моряков — в 50 000. Последняя сумма выглядит просто ничтожной: по тысяче фунтов за одного погибшего британского моряка!

Британские офицеры вытаскивают на берег мину, выловленную в проливе Корфу

Итоги инцидента

Процесс продлился больше года. Ещё 9 апреля 1949 года Международный суд признал Албанию виновной в инциденте. 15 декабря 1949 года окончательным решением он обязал Албанию выплатить Британии сумму в 843 947 фунтов стерлингов или 2 009 437 долларов США. О Югославии, чьи корабли устанавливали мины, в решении суда упомянуто не было. В качестве своеобразного утешения албанцам суд признал, что операция «Ритейл» также была незаконной.

Правительство Албании отказалось выплатить репарации, и в ответ Британия удержала у себя 1574 кг золота, полагавшегося Албании из запасов стран Оси по решению трёхсторонней англо-франко-американской комиссии 1948 года. Это золото было возвращено Албании только в 1996 году, после того как она официально признала свою вину в инциденте и согласилась выплатить 2 000 000 долларов репараций.

Но на этом история «инцидента в канале Корфу» не завершилась. В начале 2009 года в Албании вышла книга капитана 1-го ранга албанского флота Артура Мечоллари, посвящённая инциденту в проливе Корфу. Автор утверждал, что Британия фальсифицировала данные, предоставленные Международному суду, и на самом деле британские корабли зашли в залив Саранда гораздо глубже, подорвавшись на минах за пределами международного фарватера.

Эсминец «Воладж» с оторванным носом на Мальте

В том же 2009 году международная экспедиция, организованная Институтом морской археологии, обнаружила и обследовала на дне залива Саранда оторванный нос эсминца «Воладж». Интересно, что в отчёте об этой экспедиции, опубликованном в ежегоднике Института («The INA Annual 2009»), координаты находки указаны не были.

Однако в своей статье, впервые опубликованной в майском выпуске альманаха «Military History» за 2014 год, глава экспедиции Джеймс Дельгадо пишет, что «нос лежит там, где указывает исследование Мечоллари, а не там, где предполагают официальные сообщения 1946-1949 годов». Но и здесь Дельгадо не указывает координат находки. Впрочем, его осторожность понятна: фактически он признаёт, что британское правительство фальсифицировало данные, предоставленные Международному суду в 1948 году. Ведь если подрыв эсминцев произошёл вне протраленного канала, то это значит, что Албания и Югославия не ставили мины на международных путях, а всего лишь защищали свои берега.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится