Как спецназ Родезии и ЮАР пытался ликвидировать Роберта Мугабе
706
просмотров
Родезийский спецназ САС совместно с южноафриканским спецназом Рекки несколько раз пытался устранить Роберта Мугабе — лидера движения ЗАНУ, противостоявшего родезийцам, и будущего президента Зимбабве. Несмотря на тщательное планирование, все эти попытки потерпели неудачу. Посмотрим, каким образом спецназовцы собирались ликвидировать политика и почему им это не удалось.

Зачем нужен мёртвый Мугабе?

К концу 1970-х годов, по мере нарастания партизанской войны и усталости белой общины страны от многолетнего конфликта, руководству самопровозглашённого государства Родезия стало очевидно, что придётся искать политическое решение конфликта и договариваться с лидерами африканцев. Однако договариваться родезийцы намеревались только с умеренными деятелями. Чтобы подобное соглашение было жизнеспособным, требовалось устранить непримиримых вождей двух воевавших с правительством Солсбери организаций — Зимбабвийского африканского национального союза (ЗАНУ) и Союза африканского народа Зимбабве (ЗАПУ) — Роберта Мугабе и Джошуа Нкомо. Власти рассчитывали, что на смену им придут более договороспособные политики либо же что эти организации, потеряв признанных лидеров, погрязнут во фракционной борьбе.

Лидеры ЗАНУ и ЗАПУ Мугабе и Нкомо на переговорах в Женеве, конец 1970-х годов.

Планированием операции в глубокой тайне занималась небольшая группа офицеров во главе с бывшим командиром родезийской САС подполковником Брайаном Робинсоном. Нкомо жил в замбийской столице Лусаке, менее чем в сотне километров от пограничной реки Замбези, и применительно к нему планировался ставший к тому времени фирменным для родезийцев трансграничный рейд. А вот до Мугабе, который обосновался в столице Мозамбика Мапуту, так просто было не добраться. Оптимальным вариантом показалась высадка группы бойцов САС с моря, и родезийцы обратились за помощью к своим южноафриканским союзникам. Со второй попытки южноафриканцы согласились помочь.

Панорама Мапуту в конце 1970-х годов.

Во второй половине 1978 года вооружённые силы Родезии и ЮАР согласовали проведение совместной операции, получившей кодовое имя «Ларк» («Жаворонок»). Её предстояло осуществить САС и 4-му разведывательному коммандо Рекки при поддержке ВМФ ЮАР.

Разведка и подготовка

В октябре 1978 года группа «Зебра» — специально отобранная команда из десяти бойцов САС под командованием майора Грэхема Уилсона — прибыла в ЮАР. На базе Рекки в Лангебаане на западе Капской провинции бойцы начали отрабатывать высадку с моря. Первоначальный план предусматривал доставку группы на берег двумя надувными лодками «Зодиак» Mk.2 с борта южноафриканской подводной лодки. Довольно быстро выяснилось, что грузоподъёмность, мощность и скорость этих надувных лодок не соответствуют поставленным задачам. За нескольких дней южноафриканские спецназовцы разыскали, купили и доставили на базу более крупные надувные лодки «Зодиак» Mk.5. Более вместительные и скоростные, они идеально подходили для целей операции. Правда, оказалось, что даже в разобранном виде их невозможно разместить внутри подлодки класса «Дафне».

Надувная лодка «Зодиак» Mk.5 Рекки.

Выход нашли в только что прибывших в Дурбан и ещё даже не принятых в состав ВМФ ЮАР ракетных катерах типа «Саар-4» («Решеф») израильской постройки — наследниках знаменитых шербурских катеров. На борту каждого катера могли разместиться по два «Зодиака» в собранном виде, которые быстро спускались на воду и поднимались из воды посредством установленной на корме алюминиевой погрузочной рампы, напоминавшей качели.

План операции изменился. Теперь ударную команду доставлял и спускал на воду ракетный катер, а забирать после операции должна была подводная лодка. «Зодиаками» при этом предполагалось пожертвовать.

Пока его подчинённые тренировались и решали технические проблемы, майор Уилсон в сопровождении офицера разведки ВМФ ЮАР лейтенанта Питера Сатклиффа отправился лично разведать цель операции. Каждые две недели из Кейптауна в Мапуту за углём ходил корабль Южноафриканских железных дорог «Йохан Хуге». В один из рейсов на борт поднялась парочка странных граждан, которых капитану представили как английских экспертов, направленных руководством компании для изучения принятых на корабле процедур «в целях оптимизации и повышения эффективности».

Майор Грэхем Уилсон в парадной форме САС.

По пути в Мозамбик эта парочка совала свои носы в каждый закуток корабля, постоянно что-то фотографировала, строчила в блокнотах и так достала моряков, что они были только рады, когда в Мапуте Уилсон и Сатклифф сошли на берег. Погрузка угля заняла три дня, которых двум офицерам вполне хватило. В Мапуту они изображали праздношатающихся туристов, которые гуляли по набережной, сидели в пляжных кафе и фотографировали достопримечательности — благо дом Мугабе находился в престижном городском районе всего в трёх сотнях метров от оживлённой набережной. Уилсон и Сатклифф досконально изучили окрестности дома и пути подхода к нему.

Неудачливые «Жаворонки»

Операция «Ларк-1» состоялась в конце ноября 1978 года. Подлодка «Йоханне ван дер Мерве» заранее вышла на позицию в 50 морских милях восточнее Мапуту. Ракетный катер Р1562 (после зачисления в состав ВМФ ЮАР он получил имя «П.В. Бота») под командованием коммандера Эррола Мэссью-Хикса с наступлением темноты покинул Дурбан, неся на борту две лодки, команду САС и бойцов Рекки. Руководил операцией командир 4-го разведывательного коммандо Рекки коммандант Малколм Кингхорн. Так как убийство Мугабе планировалось «повесить» на соперников политика из ЗАПУ, спецназовцы вооружились типичным для повстанцев оружием советского производства — АК-47, РПД и РПГ-7.

Южноафриканский ракетный катер класса «Министр» в море, 1980-е годы.

Преодолев за сутки 304 морские мили и стараясь избегать оживлённых путей судоходства, катер достиг исходной позиции. После заката Р1562 с погашенными бортовыми огнями вошёл в гавань Мапуту. Надувные лодки спустили без проблем, и катер лёг на обратный курс на Дурбан — забирать ударную группу предстояло уже подлодке. Однако менее чем через час, получив сообщение от майора Уилсона, коммандант Кингхорн отдал приказ возвращаться.

В неспокойном море при 20-узловом восточном ветре одна из надувных лодок, в которой обнаружилась течь, стала стремительно набирать воду. Пришлось глушить двигатели и вычерпывать её. Ни о какой высадке в такой ситуации уже не было речи. С грехом пополам лодки добрались до места встречи с «Йоханне ван дер Мерве». Субмарина забрала спецназовцев на борт, а вот сами лодки топить было жалко, поэтому, прикрепив «Зодиаки» к кормовым плавникам, подлодка отправилась в надводном положении на встречу с ракетным катером Р1562. Незадолго до рассвета надувные лодки успешно были подняты на борт катера, и он вместе с подлодкой отправился в Дурбан.

Южноафриканская подлодка класса «Дафне» всплывает на поверхность.

Несмотря на неудачу, в целом концепция операции была признана верной, и её решено было повторить после устранения технических проблем. Операция «Ларк-2» состоялась через месяц, на Рождество 1978 года.

24 декабря в 8 часов вечера, получив от родезийской разведки ЦРО информацию о том, что Мугабе дома, катер Р1561 (после зачисления в состав ВМФ ЮАР он получил имя «Ян Смэтс») под командованием коммандера Тони Коула покинул Дурбан. Через сутки он вошёл в гавань Мапуту и спустил две надувные лодки, на каждой из которых находилось по пять бойцов САС и по члену Рекки, которые управляли лодками. В этот раз ударная группа без проблем высадилась на берег.

Карта Мапуту. Крестиком обозначено местоположение резиденции Мугабе, стрелкой — место высадки ударной команды в ходе операций «Ларк» и «Баргейн».

Не возникло проблем и при движении к резиденции Мугабе. Вот только свет в ней не горел. Быстрый осмотр показал, что в доме никого нет. Ждать смысла не было, и группа вернулась к лодкам. Как и в ходе «Ларк-1», раннее возвращение ударной группы позволило не топить «Зодиаки», а успешно вернуть их на борт Р1561.

«Торг» не состоялся

На основе двух неудачных попыток был сделан вывод, что подлодка является лишним звеном в схеме — ракетный катер вполне мог справиться с задачей спуска и подъёма надувных лодок своими силами. Чтобы сократить время пути до берега, решено было облегчить надувные лодки, одновременно увеличив их число. Теперь каждая несла по три бойца САС. Новая операция получила имя «Баргейн» («Торг») и состоялась через месяц после «Ларк-2».

18 января 1979 года в 22:15 катер Р1562 покинул Дурбан. В 2 часа дня ЦРО подтвердила, что Мугабе находится дома. После заката катер вошёл в гавань Мапуту и к 20:00 достиг заданной точки в 8 морских милях к северу от маяка Иньяка. Спуск надувных лодок прошёл без проблем, и за 1 час 45 минут они достигли намеченного места высадки.

Спуск «Зодиака» с катера.

Оказалось, что лодки прибыли слишком рано — на берегу ещё оставались с десяток рыбаков, занятых своими сетями. Пришлось отойти в море и подождать полтора часа, пока на пляже станет поспокойнее.

В 23:30 ударная группа высадилась на берег и за полчаса добралась до цели. По пути она столкнулась с единственной проблемой — в стельку пьяным сторожем, который горел желанием пообщаться, и из-за него группе пришлось сделать крюк. На месте спецназовцы тихо окружили дом, попутно разбросав парочку трофейных «Калашниковых» и листовок ЗАПУ, которые призваны были указать на виновность в покушении на Мугабе соперничающей группировки Нкомо.

Группа бойцов САС в ходе операции.

Вот как рассказывает о дальнейших событиях участник операции капитан Ричард Стэннард:

«Когда мы подошли к дому, Кит сказал мне: «Сэр, это будет нечто грандиозное». Билли Грант и Кит вскочили на стену, окружавшую дом, с РПГ, готовые стрелять, но не выстрелили, поскольку не увидели никаких признаков жизни. Я подпрыгнул, чтобы посмотреть и заметил в окошке ванной маленький красный огонёк ночника, но было ясно, что в доме никого нет. Мне было невтерпёж разнести это место вдребезги и, черт побери, я чуть было не потянул чеку и не бросил гранату».

Внимательный осмотр подтвердил, что дом пуст, а в гараже нет машин. Спецназовцы подождали полчаса, а затем собрали «улики» и вернулись на пляж к лодкам. «Никогда я не был так разочарован», — признавал Стэннард.

Боец САС с РПГ во время операции в Замбии.

Возвращение выдалось трудным из-за внезапного взрыва понтона одной из лодок, который, как позднее выяснилось, был слишком сильно накачан воздухом. Лодку пришлось затопить, а люди с неё перебрались на две другие. Из-за этого отряд на два часа опоздал на встречу с катером. Уже светало, когда бойцов и лодки подняли на борт Р1562. Катер немедленно взял курс на восток на максимальной скорости в 33 узла. Вечером 20 января ударная группа вернулась в Дурбан. Одновременно пришло сообщение от ЦРО, что Мугабе явился домой, но перед этим дом, сад и его окрестности полдня тщательно обыскивали несколько десятков мозамбикских военных и людей из ЗАНУ.

Последняя неудача

Новую — и последнюю — попытку уничтожить Мугабе в Мапуту родезийцы и южноафриканцы предприняли после двух рейдов на мозамбикский порт Бейра. Операция планировалась с сентября 1979 года. Не желая полагаться на разведывательные данные от ЦРО, которую он подозревал в утечке информации, майор Уилсон внедрил в Мапуту собственного агента. Молодой спецназовец Брайан Льюис работал в мозамбикский столице под видом помощника инженера южноафриканской компании, занятой ремонтом портовых сооружений. Это позволяло ему постоянно проезжать на своём стареньком «Пежо» мимо резиденции Мугабе.

Современный облик района Мапуту, где в конце 1970-х располагалась резиденция Мугабе.

Брайан вспоминал:

«Много раз я видел его и думал, что лучшее решение — это заслать небольшую команду, чтобы пристрелить его по-тихому, а не устраивать новый рейд. Я предлагал это несколько раз. Было обидно видеть его там, на лужайке перед домом, вальяжным и расслабленным, готовящим мясо на огне».

Предложение Брайана было отвергнуто. САС и Рекки снова планировали рейд ударной группы с высадкой с моря. Тем не менее, как установил Брайан, за год ситуация в этом районе изменилась, стало гораздо больше военных патрулей, а рядом с пляжем, где спецназовцы высаживались в ходе предыдущих операций, появился постоянный пост полиции. Поэтому было решено высадить ударную группу на пустынном берегу к северу от города. Брайан должен был ждать их там с машиной, на которой спецназовцы добрались бы до резиденции Мугабе, а затем вернулись к месту высадки.

Роберт Мугабе, 1979 год.

Подписание 11 декабря 1979 года мирных соглашений в Ланкастер-хауз, подводивших черту под войной в Родезии, никак не повлияло на планы по ликвидации Мугабе. Операция, названная «Трэмпл» (что можно перевести как «раздавить»), состоялась в конце января 1980 года.

Ракетный катер Р1565 (после зачисления в состав ВМФ ЮАР он получил имя «Франс Эразмус») под командованием коммандера Эндрю Ренни с тремя надувными лодками и ударной командой САС на борту за сутки преодолел привычный маршрут от Дурбана до Мапуту, а после наступления темноты занял исходную позицию в 8 морских милях севернее маяка Иньяка.

Волнение на море было заметным, и это привело к проблемам. На борту ракетного катера в собранном виде могли поместиться только два «Зодиака», третий надо было собирать только после спуска на воду двух первых. Даже в идеальных условиях на базе эта процедура занимала полчаса. Теперь же на сбор третьей лодки ушло в два с лишним раза больше времени. График операции нарушился, к тому же сильное волнение не давало «Зодиакам» возможности набрать максимальную скорость. С большой неохотой командовавший операцией коммандант Кингхорн распорядился её отложить. Лодки подняли на борт, и катер отошёл на восток в море.

Ракетный катер ВМФ ЮАР в море.

После переговоров со штабом решено было использовать для новой попытки два ракетных катера, что позволило бы избежать задержки, подобной той, что случилась накануне. Следующие сутки Р1565 провёл в открытом море в 50 морских милях к востоку от южного мозамбикского городка Понту-ду-Ору, ожидая подхода срочно снаряжённого для миссии ракетного катера «Джим Фуше» (бывший Р1564, только что зачисленный в состав ВМФ ЮАР). Встретившись, два катера направились на север.

С наступлением темноты катера с выключенными бортовыми огнями вошли в гавань Мапуту и, заглушив двигатели, бросили якоря на исходной позиции. Погода была почти идеальной: совсем слабые ветер и волнение. Спуск трёх лодок прошёл быстро, и вот они направились к берегу. Команды катеров могли расслабиться, дожидаясь возвращения спецназовцев. Правда, командир «Джима Фуше» коммандер Йохан Ретиф запретил своим матросам забрасывать удочки — он опасался, что местные власти конфискуют его корабль в наказание за рыбалку без лицензии.

А на берегу в это время было совсем не до шуток.

Пляж в Мапуту, наши дни.

Брайан с пикапом, как и двумя ночами ранее, ждал своих товарищей в условленном месте на дороге. Предварительно он проверил цель — Мугабе был дома. Товарищей агент так и не дождался: управлявшие надувными лодками бойцы Рекки немного ошиблись и высадили команду САС на пустынном пляже севернее. Добравшись до дороги и не обнаружив там Брайана с машиной, майор Уилсон решил захватить первую подходящую попутную машину. Стэннард признаёт:

«Оглядываясь назад, не уверен, что это было верное решение. И именно тут всё пошло не так».

Спецназовцы затормозили фургончик и, угрожая оружием, велели водителю и пассажирам выходить. Находившаяся внутри кампания африканцев была навеселе, наотрез отказалась покидать машину и вступила с родезийцами в словесную перепалку. Спецназовцы стали открывать двери, пытаясь силой вытащить пассажиров. Завязалась драка. Некоторые из бойцов выстрелили в воздух, и африканцы бросились врассыпную. Но прежде чем родезийцы успели сесть в автомобиль, неподалёку остановилась машина мозамбикской полиции. Трое стражей порядка направились к фургончику, чтобы выяснить, что тут происходит. У спецназовцев не оставалось иного выхода, кроме как открыть огонь на поражение. Через несколько секунд трое полицейских лежали на земле, а их оставшийся в машине товарищ нажал на газ и умчался прочь.

Бойцы родезийской САС в ходе операции.

Операция была сорвана, и майор Уилсон приказал немедленно отступать. Спецназовцы вернулись на пляж. Надувные лодки успели отойти от берега на сотню метров, когда на дороге показались голубые мигалки спешивших к месту происшествия сразу нескольких полицейских машин.

Возвращение к катерам и обратный путь в Дурбан прошли без эксцессов. Участник операции боец САС Франс Бота заключил:

«Ещё на пути туда у меня были сомнения. Я подумал, что задействовано слишком много людей, так что шансы, что всё пойдёт не так, весьма велики (…) Если бы мне дали приличную снайперскую винтовку и приказ идти в Мапуту сделать свою работу, я уверен, что справился бы».

Так провалились последняя попытка родезийцев уничтожить Роберта Мугабе в Мапуту. Через три месяца он стал главой нового государства, возникшего на месте Родезии — Зимбабве — и оставался им до переворота в ноябре 2017 года. Умереть зимбабвийскому лидеру было суждено в частной клинике в Сингапуре в сентябре 2019 года.

Государственные похороны Мугабе, 2019 год.

Кто спас Мугабе?

Участники операций всегда были уверены, что лидер ЗАНУ остался жив благодаря тому, что был заранее предупреждён. На вопрос, кто это сделал, знаменитый родезийский военный винг-коммандер ВВС Питер Петтер-Бойер, отвечал, не задумываясь ни на мгновенье: «Бритты!». Лишь три десятилетия спустя железную уверенность родезийцев подкрепили признания высокопоставленных в те годы британских дипломатов. В 1970-х годах власти Великобритании активно искали решение родезийской проблемы. Очевидно, что никакой мир не был возможен без главных противостоявших властям Солсбери организаций. Британские чиновники поддерживали постоянные контакты с руководством повстанцев. Лорд Робин Ренвик, бывший членом «родезийской» команды Форин-офис, вспоминает:

«У нас был человек в Лусаке, который почти ежедневно контактировал с Нкомо, и человек в Мозамбике, который поддерживал ежедневный контакт с Мугабе».

Видимо, через этого человека Мугабе и был своевременно извещён о появлении родезийского САС в Мапуту. Кто был этим человеком, до сих пор неизвестно, хотя есть неподтверждённая информация, что в те годы связь с вождями национально-освободительных движений в Африке осуществляли оперативники САС, но не родезийской, а британской.

Министр иностранных дел Великобритании Дэвид Оуэн, конец 1970-х годов.

Очевиден и источник, от которого МИД Великобритании получал информацию об операциях. Ещё во время войны многие родезийцы признавались, что не уверены, на какое именно государство работает руководитель родезийской разведки ЦРО Кен Флауэрс. Занимавший в те годы пост британского министра иностранных дел Дэвид Оуэн годы спустя признавал:

«Глава родезийской разведки Кен Флауэрс был на нашей стороне. Так что я был хорошо осведомлён о том, что планировалось».

На вопрос, не считает ли он после всего случившегося с тех пор в Зимбабве, что не стоило останавливать родезийцев, лорд Оуэн уверенно говорит:

«Убийство не могло привести к миру. В тот момент истории именно Мугабе был истинным выбором зимбабвийского народа».

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится