menu
AWESOME! NICE LOVED LOL FUNNY FAIL! OMG! EW!
Кавалерийские рейды южан против флота северян
43
просмотров
Кавалеристы против кораблей — казалось бы, что может быть абсурднее. Но во время Гражданской войны в США подобные столкновения были в порядке вещей.

Ни до, ни во время Гражданской войны в США американских морских офицеров не учили бояться конницы, как и кавалерийских командиров не учили действовать против кораблей. Сама идея подобных столкновений казалась абсурдом. Однако война в стране с множеством рек быстро расставила всё на свои места, и кавалерийские командиры, как только предоставлялась возможность, атаковали вражеские военные и гражданские суда. Иногда это происходило случайно, иногда намеренно. К середине войны борьба кавалерии с кораблями стала вполне естественным занятием, и появился даже термин «конно-морской рейд». Корабли атаковали кавалеристы обеих сторон, но конфедераты в силу особенностей войны сталкивались с такой необходимостью чаще всего.

29 июня 1862 года кавалерия армии Северной Вирджинии под командованием Джеба Стюарта в ходе «кампании на Полуострове» на реке Памунки наткнулась на федеральный военный корабль «Марблхэд» (USS Marblehead). Эта встреча положила начало первому бою кавалерии южан с кораблями противника: конница Стюарта бросилась преследовать уплывающий корабль, одну из главных ролей в погоне сыграли начальник артиллерии Стюарта майор Джон Пелхэм и его конная батарея. Тогда «Марблхэд» всё же смог уйти, отделавшись повреждениями, однако это событие показало, что кавалеристы конфедератов совсем не боятся столкновений с военными кораблями противника.

В этом статье мы рассмотрим три разных эпизода боевых столкновений конницы Конфедерации с федеральными военными кораблями.

Бэзил Дюк штурмует Августу

Наибольшую вероятность встретить вражеский военный корабль южный кавалерист имел во время рейдов по тылам северян. В первый период войны столкновения рейдеров-конфедератов с вражескими кораблями носили преимущественно случайный характер. Но уже тогда были отмечены случаи целенаправленной атаки конницей водных целей. Одним из ярких примеров подобного рода является штурм города-порта Августа на реке Огайо во время кампании в Кентукки 1862 года.

Это произошло, когда кавалерийская бригада полковника Джона Ханта Моргана действовала во вражеском тылу в глубине штата, нанося удары по городам и гарнизонам федеральных войск. В рейд на север Морган направил 2-й Кентуккийский кавалерийский полк под командованием 24-летнего полковника Бэзила Дюка (350 кавалеристов и две гаубицы). 27 сентября 1862 года конфедераты Дюка подошли к Августе. Разведка южан показала, что город охраняется отрядом местного ополчения численностью около 120 человек, а у пристани пришвартованы две канонерские лодки:

  • «Белфаст» (USS Belfast), командир капитан Седем. Был флагманским кораблём в этой «флотилии»;
  • «Флоренс Миллер» (USS Florence Miller) — деревянный пароход c кормовым колесом, водоизмещением 165 т, недавно построенный в Цинциннати (Огайо). На момент событий формально не входил в состав ВМФ США. Пароход был вооружён двумя 30-фунтовыми орудиями Паррота и четырьмя 24-фунтовыми орудиями Паррота.

Эти корабли относились к так называемому классу «Жестянок» (Tinclads, лёгкие деревянные канонерки). Рулевая рубка у них обшивалась двухдюймовыми дубовыми досками, а надстройки по периметру обкладывались тюками с сеном.

Бэзил Дюк был женат на сестре Моргана и стал одним из ключевых офицеров в его кавалерийском командовании, в частности, главным инструктором по конному бою. После гибели Моргана 4 сентября 1864 года Дюк возглавил его командование и 15 сентября 1864 стал бригадным генералом. За войну дважды ранен. Дюк был одним из сопровождающих президента КША Джефферсона Дэвиса во время бегства из Ричмонда в апреле 1865 года. Умер 16 сентября 1916 года

Дюк вспоминал, что кроме пушек на обоих кораблях находились стрелки. Он сразу понял, что огнём орудий и ружей корабли полностью прикрывают «дорогу, по которой мы наступали». Поэтому, прежде чем атаковать город, Дюк решил вывести из строя канонерки. Для этого он приказал артиллеристам занять высоту, «откуда они могли каждый свой снаряд отправлять в корабли».

Движение на высоте, где южане начали разворачивать свои гаубицы под большим деревом, привлекло внимание на «Белфасте». Недолго думая, капитан Седем, приказал открыть огонь. Первым же выстрелом канонир «Белфаста» положил снаряд в 30 футах (около 9 м) от пушки конфедератов, выведя из строя двух или трёх человек и заставив южан спешно менять позицию.

Правда, это так и осталось единственным успехом моряков Союза. Южане быстро сменили позицию, однако теперь орудия прикрыли спешенные кавалеристы, обрушив на корабли град пуль из своих ружей. Из-за стрелкового огня расчёты флотских орудий прекратили стрелять, а пушки конфедератов наоборот начали прицельную стрельбу. Первый снаряд разорвался рядом с одним из кораблей, второй угодил в корпус «Белфаста». После этого Седем скомандовал отступление. В статье об этом бое в New York Times (номер за 1 октября 1862 года) сказано, что оба корабля были изрешечены «выстрелами из мушкетов и винтовок, они спаслись бегством, и никто не пострадал».

Корабли уплыли, оставив город без защиты. После этого спешенные кавалеристы Дюка вошли в Августу. Они не ожидали сопротивления, и это сыграло с ними злую шутку. Местные ополченцы под командованием полковника Бредфорда открыли огонь из домов. После того, как упали первые убитые, Дюк приказал артиллеристам обстрелять город. Пушки стояли на холме, но сначала не смогли точно прицелиться, и несколько снарядов разорвалось на улицах прямо среди конфедератов, убив и ранив многих солдат и внеся сумятицу в их ряды. Дюк сразу отвёл своих людей для перегруппировки. Подтянув артиллерию, он начал обстрел домов прямой наводкой, в результате чего некоторые здания загорелись. Часть защитников вывесила в окнах белые флаги, но когда конфедераты направились к домам, по ним снова открыли огонь. Разъярённые южане начали брать здания штурмом, убивая каждого, кто сопротивлялся, а Дюк приказал сжигать дома, из которых велась стрельба. После двадцати минут боя, в 9:00, федеральный гарнизон сдался.

Потери конфедератов составили 39 солдат (21 убит и 18 ранено), причём основные потери пришлись на артиллерийский «дружественный огонь». Федералы потеряли 15 человек (12 убито и 3 ранено), ещё 100 человек сдались в плен. Пленные были условно освобождены Дюком в тот же день (отпущены после подписанного обязательства больше не воевать против Конфедерации; исключение обычно составляли офицеры, которых уводили в плен).

Несмотря на захват города и успешный бой с двумя кораблями, Дюк понёс слишком большие потери и прекратил рейд, отойдя на юг к Бруксвиллу, а 6 октября получил приказ вернуться в Лексингтон к Моргану. Город Августа сильно пострадал от пожара, ущерб оценили в 100 000 долларов.

«Раттлер», бывший «Флоренс Миллер», во время Виксбургской кампании 1863 года

Что касается участвовавших в бою канонерок, то 11 ноября 1862 года, после ремонта и перевооружения, «Флоренс Миллер» ввели в состав ВМФ США. 5 декабря 1862 года корабль переименовали в «Раттлер» (USS Rattler) и включили в эскадру, действовавшую на реке Миссисипи. Канонерка участвовала во многих боевых операциях и затонула 30 декабря 1864 года во время шторма; её останки, вынесенные на берег, были сожжены конфедератами.

Судьба «Белфаста» на данный момент автору неизвестна, но, скорее всего, его также включили в состав флота и переименовали.

Столкновение Дюка с двумя кораблями у Августы стало всё же случайным событием. Однако во второй половине войны рейдеры-кавалеристы южан начали целенаправленно действовать против водных путей противника, а потому сталкивались с военными кораблями и даже охотились на них.

Джозеф Уилер и его «конно-морской рейд»

7 января 1863 года командующий кавалерией Теннессийской армии Конфедерации бригадный генерал Джозеф Уилер получил приказ совершить рейд в тыл противника в штат Теннесси. Первоначальной задачей являлось уничтожение большого депо снабжения федеральных войск расположенного в Эшленде — пункте примерно в 25 милях от Нэшвилла, на северном берегу реки Камберленд.

Уилер выступил в этот же день во главе одной кавалерийской бригады. В течение нескольких дней его всадники захватывали вражеские обозы на дорогах между Мерфрисборо и Нэшвиллом, а также совершали диверсии на Колумбийской железной дороге возле Франклина.

Железные дороги всегда были желанной целью для рейдеров южан, поэтому на их охрану сил не жалели. На рисунке — федеральный блокпост на железной дороге возле Нэшвилла

Войдя во вкус после нескольких успешных налётов, Уилер решил ударить по вражескому судоходству на реке Камберленд. Метод была прост — на удобных участках берега южане устраивали засады и расстреливали появлявшиеся пароходы из пушек и ружей. Для большей эффективности Уилер разделил свою бригаду на два примерно равных по численности отряда и занял ими русло реки в двух местах, в общем направлении к северо-западу от Нэшвилла.

Первый отряд Уилер возглавил сам, направившись в окрестности Кларксвилла. Второй отряд он поручил полковнику Уильяму Уэйду, командиру 8-го Миссисипского кавалерийского полка. Отряд Уэйда состоял из его полка, 1-го Алабамского кавалерийского полка, Теннессийского батальона Холмана и одного артиллерийского орудия.

Ближе к вечеру 12 января Уилер занял позиции на реке. Почти сразу же появился транспортный пароход «Хартия», с буксируемой загруженной под завязку баржей. Артиллерия и спешенные всадники открыли по ним огонь, и оба судна пристали к берегу и сдались.

Слух о судьбе «Хартии» быстро распространился, и утром следующего дня (13 января) к месту засады подошли несколько канонерских лодок, которые без церемоний открыли по берегу огонь из пушек. Уилер пытался отвечать, но силы были неравны. Он отправил двух гонцов к Уйэду с приказом прийти на помощь, причём вторым посланником стал личный адъютант генерала капитан Берфорд. Однако Уэйд не пришёл на помощь, и Уилеру пришлось отступить.

Полковник Уэйд проигнорировал призывы Уилера о помощи без злого умысла, ведь то, что случилось с ним в эти дни, навсегда вписало его в военную историю США. К вечеру 12 января Уэйд занял участок у изгиба реки в 4-5 милях от местоположения Уилера. Он сразу обнаружил несколько пароходов, буксировавших связки брёвен вдоль берега. В отличие от Уилера, он не стал атаковать сразу, а предпочёл дождаться утра. Ранним утром следующего дня выше по реке появился транспортный пароход «Трио». Первый же выстрел из замаскированной на берегу пушки прошил рубку судна, после чего капитан пристал к берегу и спустил флаг.

Едва конфедераты завладели «Трио», на реке показались два других парохода — «Парфения» и «Гастингс». Дождавшись, пока суда выйдут на удобную дистанцию, Уэйд дал команду «Огонь!» Одного выстрела хватило, чтобы капитаны обоих судов выбросили белые флаги и направились к берегу.

Типичный речной пароход периода Гражданской войны

Полковник Уэйд мог быть доволен собой и отправился осматривать трофеи. И тут выяснилось, что пароход «Гастингс» перевозил в Луисвилль 260 солдат-северян, получивших ранения в сражении под Мерфрисборо; раненые находились под опекой военного капеллана Максвелла Гаддиса из 2-го Огайского пехотного полка. Однако на этом сюрпризы не закончились. Дальнейший осмотр «Гастингса» выявил, что пароход везёт также груз хлопка (при этом тюки с хлопком использовались для размещения на них раненых), а, значит, является абсолютно законной целью. Поэтому Уэйд приказал Гаддису вывести всех раненых на берег, чтобы он мог сжечь судно с хлопком. Капеллан наотрез отказался, заявив о том, что судно госпитальное, и потребовал от Уэйда предоставить ему приказ за подписью Уиллера. Недолго думая, полковник согласился, и к генералу поскакал гонец (всё это происходило рано утром, ещё до появления вражеских канонерок перед Уилером). В ответном послании Уилер приказал Уэйду условно освободить всех, кто находится на «Гастингсе», и отпустить судно, взяв с Гаддиса обещание сжечь хлопок по прибытии в Луисвилль.

Гаддис согласился с таким предложением, и Уэйд почти закончил обсуждение с ним деталей освобождения. Вдруг раздались орудийные выстрелы, и из-за изгиба выше по течению реки показался пароход. Это была канонерская лодка «Зиделль» (USS W.H. Sidell), бывший речной паром, вооружённый двумя орудиями и используемый для патрулирования реки. Лодкой командовал лейтенант Уильям ван Дорн.

Корабль быстро приблизился к «Гастингсу», и Уэйд закричал: «Спусти свой флаг и сдайся, или клянусь Богом, я вышибу тебя из воды!» Канонерка ответила залпом по берегу, который, впрочем, не принёс никакого вреда. Конфедераты стали стрелять по «Зиделлю», который отплыл к противоположному берегу реки, остановился и просигнализировал намерение сдаться. Удивлённый Уэйд, для которого это был четвёртый корабль, захваченный за утро, приказал «Зиделлю» направить стволы пушек в реку и подплыть к его берегу.

В результате Уэйд захватил около 400 человек (экипажи судов и раненые). Всех их поместили на борт «Гастингса». Сопровождавший раненых военный врач Лютер Уотерман из 39-го Индианского пехотного полка подписал за всех 400 захваченных обязательство больше не воевать против Конфедерации, после чего их отпустили. С собой южане увели только лейтенанта ван Дорна. Также на судах захватили трёх чернокожих — двух на «Гастингсе» и одного на «Партении». Всех троих расстреляли на берегу реки.

Люди полковника Уэйда сжигают захваченные пароходы

После того, как «Гастингс» ушёл, оставшиеся три парохода («Трио», «Парфения» и «Зиделль») были сожжены. Пока всё это происходило, к Уэйду прибывали гонцы от Уилера, но он не мог бросить своё дело незавершённым. После полудня Уэйд переправился на северный берег и продвинулся к Эшленду, где стремительным броском захватил и сжёг несколько складов, после чего присоединился к Уилеру.

Итогом рейда стало уничтожение южанами трёх грузовых пароходов и одной канонерской лодки. Событие стало широко известно по обе стороны фронта, активно освещалось в прессе и обсуждалось на высоком уровне. По престижу американского флота была нанесён чувствительный удар, хотя «Зиделль» формально не входил в состав ВМФ. Однако командующий флотом США на реке Миссисипи контр-адмирал Дэвид Портер приказал, чтобы подобные канонерки больше не действовали в одиночку, а минимум парами. Пытаясь сгладить своё поражение, северяне распространяли небылицы о событии — в частности, в газетах писали, что Уэйд был пьян, что не соответствовало действительности. И, как это часто бывало, условия условного освобождения не были соблюдены: власти США в Луисвилле вынесли решение, что обязательства, принятые на себя Гаддисом, являются недействительными, поэтому хлопок не сожгли.

Со своей стороны Юг ликовал, а рейд Уилера стали гордо именовать конно-морским (horse-marine raid). 20 января 1863 года Уилер получил звание генерал-майора. При этом педантичный генерал требовал для Уэйда военного суда за то, что тот проигнорировал его приказы и не пришёл на помощь. Однако суд полностью оправдал полковника, выслушав его объяснения.

Ещё одним последствием рейда Уилера стала «заморозка» судоходства по Камберленду, пока федеральные власти не могли гарантировать безопасность. Когда в конце января 1863 года Уилер, уже во главе целой дивизии, выступил к Камберленду, то обнаружил реку без единого корабля на ней.

Натан Бедфорд Форрест становится флотоводцем

Эта история началась в октябре 1864 года, когда генерал-лейтенант Ричард Тейлор, командующий Департаментом Алабама, Миссисипи, Восточная Луизиана, приказал Натану Бедфорду Форресту провести широкомасштабный кавалерийский рейд по западу штата Теннесси, чтобы разрушить линии снабжения Камберлендской армии США. Одной из важнейших артерий снабжения федеральных сил в этом штате была река Теннесси с главным федеральным армейским депо в Джонсонвилле.

Корпус Форреста выступил в рейд 24 октября 1864 года с двумя дивизиями (бригадных генералов Джеймса Чалмерса и Абрахама Бьюфорда) и двумя артиллерийскими батареями (под общим командованием капитана Джона Мортона) — всего менее 3000 человек и 8 орудий. К 28 октября Форрест вышел в район Пэрис — Форт-Хейман. Здесь он перекрыл примерно милю по протяжённости реки Теннесси, поставив тщательно замаскированные пушки в нескольких местах и тем самым создав возможность для ведения перекрёстного огня с нескольких сторон. Свою базу Форрест развернул в парке Пэрис-Лендинг (ныне — неподалёку от города Бьюкенен, штат Теннесси), где и находился с основными силами, поручив Бьюфорду и Мортону заниматься рекой. По плану артиллерия должна была обстреливать суда, а спешенные кавалеристы Бьюфорда — захватывать их при приближении к берегу.

Охота началась утром 29 октября, когда на реке показался транспорт «Мазеппа», буксировавший две баржи с припасами. Конфедераты открыли по нему огонь из замаскированных орудий, несколько снарядов прошили пароход, чем вызвали панику экипажа. Судно пристало к противоположному берегу — команда сразу же скрылась в близлежащем лесу, на месте остался лишь капитан. Один из южан вплавь переправился на корабль и помог перегнать его на берег, занятый конфедератами. Началась выгрузка трофеев — одежды, обуви и продовольствия. В этот момент показались три федеральные канонерские лодки, начавшие обстрел берега. Однако канонерки действовали вяло, и пушки капитана Мортона заставили их уйти назад. Но для южан это послужило опасным сигналом, и генерал Бьюфорд, решив, что корабли могут вернуться с подкреплением, приказал сжечь «Мазеппу» и невыгруженные остатки захваченных припасов. Оказалось, что это было сделано зря — больше на реке никто не появился.

Утром следующего дня, 30 октября, ниже по реке показался транспортный пароход «Анна». Южане обстреляли его из пушек, капитан судна поднял белый флаг и сбавил ход. Но когда всадники и артиллеристы радостно выбежали на берег, чтобы встретить свой трофей, находчивый капитан неожиданно дал полный ход и быстро проскочил опасный участок. Впрочем, отвага не помогла — южане выпустили несколько снарядов вслед судну, сильно повредили его, и вскоре «Анна» затонула.

Спокойствие длилось недолго — на реке появился конвой из канонерской лодки «Ундина» (USS Undine), сопровождавшей транспортные пароходы «Венера», «Д.В. Чиземан» и две буксируемые баржи. «Ундина» была одной из самых больших канонерских лодок в США (водоизмещение — 179 т), бронированная и вооружённая восемью 24-фунтовыми гаубицами, командовал ею капитан Джон Брайант.

Южане дождались, когда суда встали между двумя батареями, и одновременно открыли огонь со всех сторон. Корабли попытались развернуться, а пушки «Ундины» начали стрелять в ответ. «Чиземан» получил несколько попаданий и подошёл к берегу, где его сразу захватили спешенные конники под командованием подполковника Дэвида Келли, командира 3-го Теннессийского кавалерийского полка (прежнего полка Форреста).

Дэвид Келли, известный как «Сражающийся пастор». Родился в 1833 году, до войны был священником методистской церкви и миссионером в Китае. Был одним из самых доверенных офицеров Форреста, под началом которого дослужился до полковника и стал командиром его прежнего 3-го Теннессийского кавалерийского полка. После войны занимался политикой

«Ундина» некоторое время сопротивлялась, но в конце концов пристала к противоположному берегу, где её команда сбежала. Дольше всех продержалась «Венера» (на её борту упорно защищался отряд пехоты), но, оказавшись под градом пуль людей подполковника Келли, в итоге и она подняла белый флаг. Келли лично поднялся на борт, чтобы принять сдачу, а затем переправился с двумя ротами на противоположный берег, за «Ундиной», после чего привёл оба корабля на базу в Пэрис-Лендинг.

Что касается «Чиземана», то этот пароход имел столь тяжёлые повреждения, что его сразу же сожгли вместе с баржами. Другие корабли Союза больше не появлялись — информация о конфедератах уже достигла обоих концов реки, и судоходство прекратилось.

Форрест в окружении своих офицеров. На заднем плане — канонерка «Ундина». Картина Джона Штрайна

Так в распоряжении Форреста оказались два корабля, в том числе канонерская лодка. Он задумчиво посмотрел на свои трофеи, а затем подозвал капитана Мортона: «Джон, ты бы хотел перевести свои пушки на эти лодки и командовать флотом канонерок?» «Совсем нет, генерал. Все мои знания — о сухопутных батареях. Я ничего не знаю о воде и предпочитаю оставаться на земле», — ответил Мортон.

Взяв самоотвод, Мортон порекомендовал привлечь для этого дела 30-летнего капитана-артиллериста Фрэнка М. Грейси, который до войны был капитаном парохода. Форрест одобрил эту идею и назначил Грейси капитаном «Ундины». «Венеру» он поручил подполковнику Уильяму Доусону. В отличие от Грейси, тот не имел никакого корабельного опыта и своё назначение встретил скептически, прямо заявив Форресту: «Генерал, я пойду с этими канонерскими лодками, куда бы Вы ни приказали, но я хочу сказать Вам, что я ничего о них не знаю, и прошу, пообещайте мне сейчас, что если я потеряю свой флот и вернусь пешком, Вы не будете проклинать меня за это». На это Форрест рассмеялся и сказал Доусону не волноваться.

На «Венеру» установили два 20-фунтовых орудия Паррота и загрузили более 200 снарядов. Каждый корабль получил экипаж из кавалеристов — для них даже провели учения по обслуживанию, управлению и маневрированию судами. В результате Форрест впервые в своей и без того экстраординарной карьере стал командиром речной флотилии. В ходе войны это был первый случай, когда кавалеристы переквалифицировались в моряков. Вид флагов Конфедерации, вьющихся на корабельных флагштоках, вызывал неподдельный энтузиазм и гордость у всех солдат корпуса Форреста. Но для генерала это не было пустой забавой или демонстрацией силы — Форрест рассчитывал задействовать корабли в атаке на Джонсонвилль, планируя ударить с воды и суши одновременно.

Речной бой моряков-кавалеристов и атака на Джонсонвилль

Быстрому продвижению Форреста к Джонсонвиллю помешала резко испортившаяся погода (дождь с сильным ветром). Ко второй половине дня 3 ноября артиллеристы полковника Мортона заняли удобные позиции на высотах на противоположном берегу от Джонсонвилля, откуда открывался отличный вид на длинную пристань и находившиеся в глубине склады.

Федеральное армейское депо снабжения в Джонсонвилле, 1864 год — пристань, железная дорога, сотни складских пакгаузов

Около полудня канонерка «Ундина» достигла острова Рейнольдсбург, лежащего чуть более чем в миле ниже Джонсонвилля. Её заметили и тут же попытались атаковать канонерки северян. Капитан Грейси скомандовал задний ход, намереваясь вытянуть вражеские суда в сектор обстрела прибывших по суше батарей Мортона, однако северяне не поддались на эту уловку. Грейси ещё раз повторил манёвр, но также безрезультатно. На этом всё и закончилось, а основные события разыгрались на следующий день.

С утра 4 ноября федеральный флот решил перехватить инициативу. На флотилию Форреста одновременно с двух сторон напали три канонерские лодки из Джонсонвилля под командованием капитана Эдварда Кинга и шесть канонерских лодок из Падаки (город в Кентукки на реки Теннесси) под командованием лейтенанта Лероя Фитча. Основную роль сыграли канонерки Кинга:

  • «Ки-Уэст» (USS Key-West) — канонерка 1862 года постройки водоизмещением 207 т, вооружённая шестью 24-фунтовыми гаубицами, одним 12-фунтовым и двумя 24-фунтовыми орудиями — всего девять пушек. Флагманская канонерка под командованием самого Кинга.
  • «Тава» (USS Tawah) — бывший паром водоизмещением 108 т, вооружён десятью орудиями разных типов: четырьмя 24-фунтовыми, двумя 30-фунтовыми, двумя 12-фунтовыми и двумя 24-фунтовыми гаубицами. Командир — капитан Альфред Флепс.
  • «Эльфин» (USS Elfin) — канонерка 1863 года постройки водоизмещением 192 т, вооружённая восемью 24-фунтовыми гаубицами (как и «Ундина»). Командир — капитан А.Ф. Томпсон.

Конфедераты оказались между двух огней, и судьба «флота Форреста» была решена. «Венера» почти сразу же получила несколько попаданий. Капитан подполковник Доусон, моряк поневоле, отвел её к берегу, где вместе с командой оставил судно. При отходе они даже не успели поджечь «Венеру», и федералы увели пароход в Джонсонвилль, где он и погиб в тот же день.

Канонерка «Ки-Уэст» (в центре), 1863 год

«Ундина» сопротивлялась дольше, но была окружена тремя канонерскими лодками Кинга и зажата на берегу реки недалеко от Джонсонвилля. Тогда капитан Грейси решил оставить корабль, успев спасти флаг и поджечь пороховой погреб; взрыв боеприпасов уничтожил «Ундину». До темноты Грейси и его люди прятались в прибрежных зарослях тростника, а ночью соорудили плоты из нескольких найденных бревен и переплыли на другой берег, присоединившись к основным силам. Так закончилась военно-морская карьера генерала Форреста.

Несмотря на неудачу на воде, на суше артиллерия Мортона полностью доминировала над противником. Лейтенант Фитч быстро понял, что не сможет тягаться с пушками на берегу, поэтому свои шесть канонерок держал на расстоянии, ограничиваясь обстрелом с дальней дистанции (абсолютно неэффективным). У флотилии Кинга дела шли ещё хуже: попытка подавить артиллерию на суше закончилась провалом, почти все канонерки были повреждены, причём «Ки-Уэст» получила 19 попаданий. Кинг увёл корабли назад в Джонсонвилль.

Очистив от врага реку, южане теперь могли полностью сосредоточиться на обстреле пристани и складов Джонсонвилля, чем успешно и занимались до конца дня. Огонь по порту и складам был точным и смертоносным. Все три находившиеся там канонерки оказались сильно повреждены, как и многие из стоявших в порту транспортных пароходов и барж. Форрест настолько хорошо контролировал ситуацию, что не отказал себе в удовольствии лично пострелять из пушки, став за орудие, как простой канонир, в сопровождении бригадных генералов Бьюфорда и Тайри Белла.

Форрест, как простой канонир, за орудием, рядом с ним с биноклем в руках капитан Джон Мортон. Крайний слева — бригадный генерал Абрахам Бьюфорд, слева от Форреста, за колесом пушки — Тайри Белл

В итоге командующий гарнизоном США, боясь захвата Джонсонвилля, запаниковал и приказал сжечь все склады и плавсредства в порту. Но Форрест не стал начинать штурм, так как в этом уже не было особого смысла. Он писал в рапорте: «Ночью пристань, протянувшаяся почти на одну милю вверх и вниз по реке, являла один сплошной слой пламени… Выполнив задачу экспедиции, я увёл своё командование на шесть миль за ночь при свете горящего имущества противника».

Понесённый северянами ущерб оценили в 2,2 млн долларов. Были уничтожены четыре канонерские лодки (с «Ундиной» включительно), 14 пароходов, 20 барж и огромное количество различного военного имущества. Потери Форреста за весь рейд составили 2 человека убитыми и 9 ранеными. Миссию можно было считать выполненной.

Понравился материал? Вы можете поблагодарить автора! Поделитесь этой статьей со своими друзьями.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится