Кем был боярин и воевода Иван Дмитриевич Бельский
76
просмотров
Иван Дмитриевич Бельский (ум. 24 мая 1571 года) — русский боярин и воевода из литовского княжеского рода Бельских (Гедиминовичей). Сын Дмитрия Федоровича. Глава Боярской думы и первый воевода большого полка (1565—1571).
Воевода. С.Кириллов

Впервые упоминается в летописях под 1546 г., когда он во время свадьбы Иоанна IV сидел на княжеском месте. В 1554 г. он был пожалован в кравчие, а в ноябре женился на дочери князя Василия Васильевича Шуйского — Марфе Васильевне, внучке казанского царевича Петра и племяннице великого князя. На этой свадьбе присутствовал сам царь.

В 1556 г. князь Иван Дмитриевич был послан государем в большом полку «по крымским вестям» в Калугу; в том же году, несколько позднее, Бельский стоял воеводой в государевом полку в Серпухове. В 1559 г. он был возведен в бояре и отправлен воеводой в большом полку в Дедилов, а в следующем, 1560 г. был послан за крымскими людьми, за Дивой-Мурзою. В 1561 г. Бельский был воеводой на Украйне, где ему удалось отразить нападение крымских татар.

Своим поведением в последнем походе он возбудил подозрение в Грозном и в марте 1562 г. должен был дать государю своему запись в том, что не отъедет ни в какое иное государство, ни в уделы. Запись эта была дана за поручительством 29 человек, обязавшихся, в случае побега князя Бельского, уплатить казне 10000 руб.; а за этих поручителей в свою очередь подписалось еще 120 человек. Но в том же году он уже бил челом за свою вину, что «преступил крестное целование и, забыв жалованье государево, изменил, с королем Сигизмундом-Августом ссылался, грамоту себе от него опасную взял и хотел бежать от государя своего». Несмотря на это, «государь холопа своего пожаловал». И в новой записи, данной в апреле за поручительством митрополита Макария и прочих духовных особ, он обещается — служить государю своему усердно и верно, без побегов из России.

Русские воины времен взятия Казани. 1552 год. Рисунок — О. Федорова

В конце ноября 1562 г., в качестве одного из главных воевод, Бельский шел с войском к Полоцку. Этот поход, в котором принимал участие сам царь Иван Васильевич, имел своею целью наказать литовского вел. кн. за его постоянные враждования; а в феврале 1563 г., уже после взятия Полоцка, упоминается, что он принимал послов, присланных из литовского стана.

В апреле этого года Бельский с 6-ю другими боярами выручал вельможу кн. Александра Ив. Воротынского, заподозренного в намерении перебежать во враждебное государство. В 1564 г. он стоял в большом полку воеводой в Вязьме и Дорогобуже. В 1565 г. поручился с другими за боярина Ив. Петр. Яковлева. После удаления Иоанна Грозного в Александровскую слободу, он был одним из членов депутации, умолявшей государя, именем народа, не покидать царства. После приема депутации князь Иван Дмитриевич был вместе с Щенятевым оставлен Иоанном в Слободе, в то время как остальные были отпущены в Москву.

При образовании опричнины Бельский был назначен одним из первых среди земских бояр. В 1565 г. под главным начальством его было выслано большое войско для встречи крымцев. Бельский стал с большим полком в Коломне. Но благодаря искусству и настойчивости нашего посла в Крыму, Афан. Фед. Нагого, война была покамест устранена: наша сторона в ханской Думе взяла верх над Литовской. Войско же продолжало стоять на берегу Оки; менялись только воеводы по полкам. Так, в июне, по отозвании князя Бельского в Москву, поставлен был «по тайной росписи», на случай прихода крымцев, главным воеводой князь Мстиславский.

Стрельцы. Иванов С.В.

В 1567 г., во время пребывания в Москве польского гонца, некоего Козлова, родом из московских областей, ему удалось склонить многих вельмож к измене Иоанну. Отправленный вторично к Иоанну, Козлов привез от имени короля и гетмана грамоты князю Бельскому и некоторым другим знатным вельможам, с приглашением перейти на сторону Сигизмунда-Августа. Грамоты эти были перехвачены. Иоанн приказал написать Бельскому, или вернее, сам написал от его имени бранный ответ королю и гетману, который и был отправлен с Козловым. Таким образом, князю Ивану Дмитриевичу удалось выпутаться из этой беды.

В 1569 и 1570 гг. он опять стоял воеводой в большом полку на берегу Оки. Весной 1571 г. крымский хан Девлет-Гирей с необыкновенной стремительностью ворвался в Россию. Царь Иван с двумя полками ушел в Серпухов. Воевода большого полка, Бельский, вместе с Мих. Яков. Морозовым, поспешил занять берега Оки. Но было уже поздно: Девлет-Гирей обошел их и другим путем подошел к Серпухову. Грозный отошел в Бронницы, а оттуда через Александровскую слободу в Ростов. Воеводы поспешили назад на защиту столицы и пришли в Москву 13 мая, на один день раньше крымцев. Бельский с большим полком стал на Варламовской улице. Войска было немного. Хану удалось поджечь старые деревянные строения, загромождавшие предместья, и через три часа Москва вся выгорела. За дымом и жарой сражение было совершенно невозможно. Много погибло народа в этом пожарище. Погибли и воеводы: князь Бельский задохнулся в каменном погребе на своем дворе 24 мая 1571 г.

Он имел пять детей: Василия, Ивана, Федора, Анну и Анастасию.

На помин души боярина князя И. Д. Бельского в 1572 г. Иоанн Грозный дал Московскому Новодевичьему монастырю село Козино с деревнями, в Московском уезде; в 1574 г. Суздальскому Спасо-Евлампиевскому монастырю — село Правдино с деревнями, в Углецком уезде; в 1575 г. — села Спасское и Пирогово — Успения Пречистыя Кириллову монастырю, и в 1578 г. село Шубино с деревнями, в Московском уезде, села Залесье и Добрынское в Боголюбском стану Володимирского уезда — дому Пречистыя Богородицы в Суздале.

Понравился материал? Вы можете поблагодарить автора! Поделитесь этой статьей со своими друзьями.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится