Крестовый поход итальянских государств против Османов в 1472 году
84
просмотров
Папа римский против «чумы мира».

Расширяя границы своих владений на западе и востоке, Османы неизбежно сталкивались с сопротивлением других правителей. Представитель этой династии Мехмед II добился громкого успеха — завоевал Константинополь в 1453 году. Однако в последние годы правления султана (1444–1481) Османскому государству стала угрожать сильная коалиция, состоявшая как из мусульман, так и христиан. Последователи Христа в 1472 году попытались нанести удар по зарвавшимся туркам.

Оговоримся, что речь пойдёт лишь об одном из аспектов сложного военно-политического клубка противоречий между христианскими и мусульманскими государствами: о союзе Венеции и Рима против турок-османов. Автор вынес за скобки отношения Венеции, папы и османов с Венгрией, Польшей и Молдавией.

Крестоносная идея папы Сикста IV

В июле 1471 года неожиданно умер папа римский Павел II. Собравшимся на конклаве восемнадцати кардиналам предстояло решить, кто станет новым преемником апостола Петра. После нескольких туров голосований понтификом был избран кардинал Франческо делла Ровере, принявший имя Сикст IV.

Письмо, собственноручно подписанное кардиналом Франческо делла Ровере 9 марта 1471 года. Пять месяцев спустя кардинал был избран папой под именем Сикста IV.

Смерть прежнего понтифика случилась в критический для западного христианского мира момент, когда турки угрожали Германии, Италии и всему католическому миру. Не случайно миланский посол в Вечном городе писал, что турецкая проблема составляет главный вопрос конклава. Новому папе так или иначе предстояло с этим столкнуться и предложить выход из ситуации.

Одним из подходящих вариантов казался всеобщий крестовый поход государей Западной Европы, объединителем которых мог выступить папа. Подобные попытки не раз предпринимались в XV веке. Самой известной стал объявленный Пием II в 1459 году крестовый поход, ради которого албанский правитель Скандербег поднял восстание против турок. Когда же понтифик узнал, что призванные им в Анкону войска христианских правителей не прибудут, он скончался от огорчения. Сикст IV намеревался воплотить в жизнь намерения своих предшественников.

Объединить и организовать христианский мир на борьбу с турками было столь же амбициозной, сколь и трудной задачей. Сиксту IV удавалось далеко не всё. Например, идея созвать общеевропейский конгресс, обсуждавшаяся уже на первой после избрания папы консистории, так и не была реализована. Для агитации в пользу крестоносного проекта в декабре 1471 года папа назначил пятерых легатов из числа кардиналов. Они должны были посетить основных европейских монархов и убедить их выступить совместно против турок. В изданной в последний день года энциклике понтифик призвал правителей христианских государств объединиться в борьбе против общего врага.

К сожалению, ни энциклика, ни деятельность легатов не нашли должного отклика. Единственным значимым успехом папской дипломатии стали соглашения с ранее враждебными Венецией и Неаполем: с ними удалось договориться о совместных боевых действиях против турок на море.

Подготовка похода

На протяжении 1471–1472 годов союз трёх итальянских государств готовился к походу на османские владения. Снаряжение флота требовало больших затрат, а между тем состояние папской казны было отнюдь не блестящим. Её служащие угодили в тюрьму по обвинению в растрате. Чтобы расплатиться с кредиторами, папе пришлось распродать немало драгоценностей и предметов искусства. Всего за два года на строительство папского флота было истрачено более 144 000 флоринов. Результатом всех этих усилий стало снаряжение флота в два десятка галер с более чем 4000 солдат на борту.

Модель галеры XVI века. Морской музей, Венеция

Прежде чем флоты союзников подготовились к совместным действиям, венецианцы в самом начале 1472 года провели против турок секретную операцию. Её вдохновителем и исполнителем был некий сицилиец Антонелло, несколько лет проведший в турецком плену. Он предложил властям Венеции уничтожить крупный турецкий арсенал, располагавшийся на полуострове Галлиполи. Считалось, что хранившегося там вооружения было достаточно для снаряжения более 300 галер. Ночью 13 февраля 1472 года Антонелло в сопровождении шести товарищей тайно проник на территорию арсенала и поджёг хранившиеся там горючие материалы — дёготь, коноплю и смолу. Арсенал, считавшийся одним из крупнейших хранилищ вооружения и снаряжения для османского флота, сгорел. Причинённый ущерб оценивался в 100 000 дукатов. К сожалению, турки схватили поджигателей, доставили их в Стамбул и после пыток казнили.

Основные действия флотов Венеции, Неаполя и Папского государства должны были начаться осенью того же года в тесном сотрудничестве с падишахом Ак-Коюнлу Узун-Хасаном. В начале июня 1472 года кардинал Карафа с папским флотом отплыл из Остии. Местом встречи кораблей трёх христианских государств стал Самос. Чуть позже они перебазировались на Родос. У этих островов собралось около 85 галер и 15 транспортных кораблей. Разные источники приводят разные данные о точном количестве выставленных сторонами боевых кораблей. Примерно 18 галер снарядил папа, 17 — король Неаполя, ещё две — родосские рыцари-иоанниты. Остальные галеры принадлежали венецианцам.

Кардинал Оливьеро Карафа (1430-1511 годы), архиепископ Неаполитанский. Кафедральный собор Неаполя

Ключевую роль в командовании соединёнными силами христианских держав играли кардинал Оливьеро Карафа и венецианец Пьетро Мочениго. Последний был выходцем из патрицианской семьи, представители которой веками занимали в республике высшие должности. Несколько лет спустя он был избран венецианским дожем.

Экспедиция 1472 года

Чтобы подать знак Узун-Хасану о начале боевых действий, венецианцы захватили в Карамании ряд крепостей и передали их бывшему караманскому бею Касиму. Затем крестоносцы атаковали Анталью (Адалию) на южном побережье Малой Азии. Взять город они не смогли, зато сожгли портовые склады и предместья. После этого поссорившиеся с венецианцами неаполитанцы отделились от общего флота и вернулись на родину.

Карафа и генеральный капитан венецианского флота Пьетро Мочениго продолжили операцию. 13 сентября они захватили Смирну. Главным залогом этой победы была внезапность: турки не ожидали нападения и не подготовили должной обороны. Карафа хотел удержать город в качестве базы для дальнейших операций, однако венецианцы сожгли его дотла. В знак победы и для устрашения противника они разместили на кораблях головы 215 турецких защитников.

Взятие Смирны. Паоло Веронезе, 1579-1582 годы. Роспись потолка Зала Большого совета во Дворце дожей, Венеция.

Успех операций христианского флота в значительной степени объясняется тем, что султан Мехмед II был занят кампанией против Ак-Коюнлу. Осенью 1472 года вместе с двумя сыновьями он выступил в поход в Анатолию. Из-за долгого отсутствия султана в столице Стамбул оказался под угрозой. Оставленный в качестве правителя принц Джем, ещё мальчик, подпал под влияние дурных советников и стал проявлять самостоятельность в принятии решений. Однако христиане не воспользовались этой удобной возможностью. Несмотря на отсутствие в столице султана, их флот не стал нападать на Константинополь. Погода портилась, и осенью 1472 года корабли укрылись в Навплии и Модоне, а Карафа вернулся в Рим.

Возвращение кардинала было триумфальным. Он привёз с собой несколько турецких пленных, и те ехали по Риму верхом на верблюдах. Особое внимание папы Сикста привлекла железная цепь, перекрывавшая кораблям доступ в гавань Антальи. Этот символический трофей прикрепили к главному порталу собора святого Петра. Горделивая надпись гласила, что командовавший флотом Сикста IV кардинал Оливьеро Карафа прорвал железную цепь в гавани Антальи. Она оставалась в соборе до его реконструкции в следующем столетии, а затем была передана в архив.

Гавань Антальи (Адалии), современный вид.

Крах идеи крестового похода

После военно-морской операции 1472 года союзники не предпринимали активных действий против турок. А между тем османская угроза, нависавшая над Апеннинским полуостровом, никуда не делась. Венецианские агенты постоянно доносили об агрессивных планах султана, которого венецианский хронист Д. Малипьеро назвал «чумой мира». Папа не уставал призывать христианских государей к объединению и совместной обороне против турок. После того, как в 1475 году дож Мочениго сообщил, что султан планирует отправиться в поход в Молдавию, дабы отомстить за прежнее поражение турок, папа разослал очередную серию писем. Он убеждал маркиза Мантуанского Лудовико Гонзага и прочих государей в том, что в опасности находится не только Молдавия, но вся христианская Европа.

Надгробный монумент и саркофаг дожа Пьетро Мочениго (1406-1476 годы). Истрийский камень, мрамор, 1476-1481 годы. Скульптор Пьетро Ломбардо. Базилика Санти Джованни э Паоло, Венеция.

В булле Catholice fidei defensionem от 1 декабря 1475 года Сикст IV предложил проект финансирования военных действий против турок за счёт выделения части десятины. Булла содержала подробное обоснование и проект разделения доходов, однако этот финансовый план так не был реализован.

Узун-Хасан потерпел поражение от османской армии, однако в первой половине 1470-х годов всё ещё сохранялась надежда на союз и совместные действия с правителем Ак-Коюнлу. Однако после смерти падишаха в январе 1478 года геополитическая ситуация существенно изменилась. Уже в следующем году венецианцы, лишившиеся сильного союзника к востоку от Османского султаната, заключили с турками мир.

Захват Каффы

Мехмед II продолжал активные военные действия против христианских государств и их форпостов на Востоке. В конце мая 1475 года он направил к крымским берегам флот под командованием паши Ахмеда-Гедика. После трёхдневной осады турки захватили Каффу, генуэзскую колонию в Крыму, вырезали здешних купцов и конфисковали их имущество. Затем настал черёд и другой колонии — Таны на Азовском море.

Остатки трёх железных пушек XV века, поднятых со дна моря у острова Лидо в 1910 году. Морской музей, Венеция.

Эти события глубоко потрясли западный мир и послужили толчком к очередной серии призывов к совместной борьбе против турок. Кардинал Амманати писал своему коллеге Франческо Гонзага: «Разграбление Каффы наполнило нас печалью». Вернуть владения в Крыму христианам уже не удалось: Чёрное море стало внутренним турецким «озером».

Захватив Каффу, Османский султанат приобрёл в Крыму важную базу. Крымское ханство признало верховенство султана, а хан Большой Орды окончательно отказался от попыток союза с Венецией. Её посол Тревизан был выслан из Сарая. С другой стороны, Орда вступила в союз с Молдавией. В Восточной Европе сформировалось два сильных блока: Крым–Москва и Польша–Молдавия–Большая Орда. В этих условиях итальянские государства утратили интерес к тесным контактам с Ордой.

Приобретение Каффы стало не последним успехом Мехмеда II. В ближайшее время христиан ждал ещё один серьёзный удар со стороны турок, на сей раз в непосредственной близости от центра католического мира — в Италии.

Продолжение следует: Османский кинжал в теле Италии

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится