Малые крестовые походы: 10 экспедиций небольшого масштаба и без порядковых номеров в Святую землю, против еретиков и «плохих» католиков в XII — начале XIV века
0
1
0
733
просмотров
В классической историографии принято выделять восемь крестовых походов. Однако помимо больших походов, в которых участвовали самые могущественные государи Европы и в которые были вовлечены огромные ресурсы, история знает несколько десятков экспедиций более скромного масштаба, проходивших на протяжении двухсот лет от завоевания до потери Святой земли.

Документы начала XIV века называли их «малыми переправами» (или переходами) и характеризовали не всегда положительно. Дело в том, что горевшие жаждой свершений новые крестоносцы, особенно в XIII веке, не считаясь со сложившимися реалиями, своим искренним горением нарушали хрупкий мир и, бывало, срывали стратегические расчёты «больших переправ».

Малые крестовые походы совершались не только в Святую землю. Понимая огромное влияние идей священной войны, папство использовало их для подавления своих противников и экспансии католицизма. Крестоносцы направлялись не только против сарацин, но и против язычников, еретиков и неугодных Риму католиков — например, Гогенштауфенов. Некоторые из этих крестовых походов второго ряда весьма интересны и заслуживают отдельного рассказа.

Арьергардный крестовый поход (1100–1101)

Вести о Первом крестовом походе, о взятии Антиохии и Иерусалима, о рыцарской отваге Готфрида и Боэмунда вызвали в Европе огромный прилив энтузиазма. На фоне возвращения крестоносцев в 1100 году начали собираться новые ополчения. Было сформировано четыре армии, в которых немалую долю составляли простые пилигримы. Первая армия — Ломбардская, насчитывавшая около 8000 человек, — во главе с Ансельмом, архиепископом Милана, выступила в поход 13 сентября 1100 года. Пройдя через Венгрию и Болгарию, она достигла Константинополя примерно 15 марта 1101 года. Там её возглавил прославленный герой Первого похода граф Раймунд Тулузский.

Рыцарь-тамплиер.

Вторая армия — Французская, около 3000 человек — во главе с графом Вильгельмом Неверским выступила на Восток в феврале 1101 года и, миновав Италию и Македонию, подошла к столице Византии 14 июня.

Третья армия крестоносцев, набранная из французов, фламандцев и бургундцев — всего около 8000 человек — во главе с графами Стефаном Бургундским и Стефаном Блуасским (дезертиром Первого похода, который новой экспедицией решил загладить своё малодушие) вышла в марте и добралась до столицы Византии в мае 1101 года.

Наконец, четвёртая армия, самая многочисленная (около 16 000 человек) состояла из двух контингентов: аквитанской армии во главе с герцогом Вильгельмом IX и присоединившейся к ней в Южной Баварии армии герцога Вельфа IV. Пройдя через Венгрию и Фракию, эти войска в июне 1101 года соединились с остальными силами.

Арьергардный крестовый поход.

Крестоносцы не имели чётких планов и единого руководства, а их фантазия доходила до Каира и Багдада. В итоге объединившиеся первая и третья армии (условно франко-ломбардское войско) 9 июня 1101 года выдвинулись из Никомедии на восток, намереваясь освободить пленённого 15 августа прошлого года князя Боэмунда, уже тогда овеянного мифами. 24 июня франки без боя заняли Анкару, а затем неожиданно повернули на север. С 30 июля они подвергались всё большему давлению со стороны сельджукского султана Рума Кылыч-Арслана и эмира Данишменда. Тактика выжженной земли и многочисленных ударов-отходов принесла свои плоды. Всё кончилось пятидневной битвой при Мерсиване 16–20 августа 1101 года и полным разгромом крестоносцев. Вожди спаслись (кроме попавшего в плен герцога Эда Бургундского), однако две трети армии было уничтожено.

Малочисленная, но дисциплинированная вторая армия графа Вильгельма Неверского пыталась догнать ушедших раньше крестоносцев. Она покинула Константинополь 1 июля и была в Анкаре 25-го. Не сумев выяснить, куда отправился его сюзерен герцог Эд Бургундский, граф Вильгельм принял правила логики и пошёл на юг, в сторону Тавра и Сирии. 25–26 августа он достиг Гераклеи. Переход через безводную местность сильно истощил армию, а подход победоносных сельджуков добил её. Крестоносцы угодили в засаду, и только ошмётки войска во главе с графом Вильгельмом добрались до Антиохии.

Битва между крестоносцами и мусульманами

Последней выступила самая многочисленная аквитанско-баварская армия. Добравшись 20 августа 1101 года до Икония, она двинулась к Гераклее той же безводной дорогой и в сентябре 1101 года повторила судьбу предыдущей армии. Все главные командиры спаслись, кроме Гуго де Вермандуа, умершего от ран в Тарсе 18 октября, и попавшей в плен маркграфини Иды Австрийской. Позднейшая популярная легенда утверждала, что, угодив в гарем, она стала матерью грозного «воина Аллаха» Зенги, но это опровергается хронологией: в 1101 году Иде было 46, а Зенги — 14.

Таким образом, все три группы франков, вступавших в бой поочерёдно, были разбиты мобильной армией конных стрелков, которая уже имела опыт борьбы с крестоносцами в 1097–1098 годах.

И всё-таки крестоносцы не оставили своих намерений. Пробившиеся к Антиохии части перегруппировались и приняли участие в осаде Тортосы в феврале 1102 года, а затем направились в Иерусалим и сражались во второй, несчастливой для пилигримов, битве при Рамле 17 мая, в которой вечный покой обрели графы Стефан Блуасский, Стефан Бургундский и Гуго Лузиньян. Единственным светлым пятном в истории провальной экспедиции оказался тот факт, что остатки пехоты арьергардного похода в Святой земле стали ядром, вокруг которого король Балдуин I Иерусалимский сформировал армию своего королевства.

Норвежский крестовый поход (1107–1110)

Насколько быстро и широко распространились идеи крестовых походов, показывает факт организации собственной экспедиции на такой отдалённой периферии как Норвегия. Норвежцы были легки на подъём и имели опыт в мореходном деле, но здесь они впервые выступили как «благочестивая» нация. Юный король Сигурд, слушая рассказы вернувшихся из Константинополя и Иерусалима соотечественников, загорелся мыслью о крестовом походе. В 1107 году (хронология ненадёжна) он взял крест. В том же году — скорее всего, осенью, так как зиму они провели в Англии — около 5000 норвежцев на 60 кораблях вышли из Бергена в море.

Весной 1108 года Сигурд достиг побережья Галисии и совершил паломничество к мощам святого Якова. Источники утверждают, что норвежский король остался в Галисии на зиму и только весной 1109 года отправился в дальнейший путь. У берегов Португалии он захватил восемь мусульманских галер, помог местным христианам овладеть замком Синтра и разбил эскадру мавров при переходе через Гибралтарский пролив. Дальнейший маршрут норвежцев лежал к Балеарским островам. Последовательно они атаковали Форментеру, Ибицу и Менорку, после чего отправились зимовать на Сицилию.

Викинги XII столетия.

Только летом 1110 года Сигурд достиг Святой земли. Его радушно встретил король Балдуин I, и норвежский монарх принял активное участие в захвате Сидона. Город пал 4 декабря 1110 года. Весной Сигурд вернулся на родину через Константинополь, Болгарию, Венгрию, Германию и Данию, как утверждают одни, или через Русь, как пишут другие. Многие норвежцы остались в Византии, пополнив ряды варяжской гвардии императора.

Венецианский крестовый поход (1122–1124)

Вклад венецианцев в дело Креста общепризнан — как и их умение извлекать выгоду из любого богоугодного дела. Одним из больших крестоносных мероприятий, в котором венецианцы сыграли ведущую роль, стал поход 1122–1124 годов. Он был организован по призыву папы Каликста II после сокрушительного поражения крестоносцев на Кровавом поле в 1119 году.

8 августа 1122 года из Венеции вышел флот числом в 100 кораблей (около 15 000 человек). Он не направился прямо в Палестину, а пошёл к византийскому острову Корфу и безуспешно осаждал его в течение восьми месяцев. Только весть о пленении иерусалимского короля заставила дожа Доменико Микеле снять осаду, но всё равно венецианцы смогли добиться восстановления выгодного торгового договора 1082 года.

спользование флота при осадах.

В конце мая 1123 года венецианские корабли подошли к Яффе и в открытом бою потопили у Аскалона фатимидский флот. После этого сражения мусульмане утратили господство на море вплоть до возвышения османов в XVI веке. В этом смысле битва у Аскалона имела стратегическое значение и долгоиграющие последствия. Другим важнейшим итогом этого похода стало овладение крестоносцами Тиром. Город был малоуязвим с суши, и вклад венецианцев вновь стал решающим. Осада длилась с 15 февраля по 7 июля 1124 года, после чего город на 167 лет перешёл в руки франков. Получив в качестве награды важные коммерческие концессии, венецианцы вскоре вернулись домой.

Германский крестовый поход (1197)

В отличие от венецианцев, немецкие успехи на стезе крестовых походов казались мизерными на фоне приложенных усилий. Собирая большие и сильные армии во главе с императорами и королями, они вечно оказывались в незавидном положении. Большие надежды в 1147 и 1190 годах рассыпались в прах, как и грандиозный замысел 1197 года.

В конце XII века, при Генрихе VI, могущество Гогенштауфенов достигло апогея. Новый поход в Святую землю должен был подтвердить лидерство императора на Западе и после возвращения Иерусалима христианам покрыть царствование Генриха вечной славой. Авангард армии во главе с рейхсканцлером Конрадом на 30 кораблях отправился из Бари в Палестину в марте 1197 года, в то время как основная часть армии формировалась на Сицилии. Нижнегерманские крестоносцы во главе с герцогом Генрихом Брабантским (44 корабля) направились в Сирию, не дожидаясь императора.

Немецкие воины времён похода 1197 года.

В октябре 1197 года большая немецкая армия начала действовать. Первоначальной целью было восстановление прибрежной полосы и занятие важных замков в глубине. 24 октября немцы взяли Бейрут, а в ноябре осадили угрожавший коммуникациям Тира замок Торон в Ливанских горах. С помощью горнорудных рабочих из Гослара крестоносцы пробили туннели в скальной породе, проделали подкопы и установили осадные машины. Торон находился на грани падения, но как раз в это время стали доходить вести о смерти императора, а следом и более тревожные — о начале гражданской войны в Германии между Вельфами и Гогенштауфенами. Одновременно с юга приближалась деблокирующая армия султана аль-Адила. В свете этих событий энергия немцев стала ослабевать. В начале февраля 1198 года они сняли осаду и весной устремились на родину.

Несостоявшийся крестовый поход против болгар (1205)

Если в XII веке основные усилия крестоносцев были сосредоточены на Святой земле, то после взятия Константинополя в 1204 году география походов распространилась во все стороны. Ближайшим последствием Четвёртого крестового похода могла стать экспедиция против болгар.

После оглушительного успеха крестоносцы захватывали земли во Фракии и Греции, не считаясь с местным населением. Результатом стало народное восстание и обращение к болгарскому царю Калояну с предложением стать греческим императором. В ответ крестоносцы призвали папу Иннокентия III объявить крестовый поход против болгар, мотивируя это тем, что среди союзников болгарского царя есть еретики-боснийцы и язычники-половцы. Однако правитель Второго болгарского царства, образовавшегося на осколках Византийской империи, заранее заручился поддержкой папского престола, вступив в унию с Римом. В 1203 году царь Калоян был венчан присланной понтификом короной, а на следующий год в его столицу Тырново прибыл папский легат. Поэтому папа проигнорировал просьбу латинского патриарха Константинополя и не дал своей санкции на поход.

Не получив формального повода, крестоносцы как ни в чем не бывало продолжили завоевания. 14 апреля 1205 года армия франков, насчитывавшая 400 рыцарей и 5000 пехоты, во главе с императором Балдуином Фландрским потерпела страшное поражение на полях Адрианополя от вчетверо большего войска болгарского царя. Император угодил в плен и вскоре скончался от ран. Спасшийся дож Энрико Дандоло умер через полтора месяца от душевного потрясения. Только твёрдость и самообладание нового императора Генриха и бесчинства союзников болгар половцев позволили избежать катастрофы, удержать ситуацию и перетянуть симпатии греков на свою сторону, ведь «лучше высокомерные латиняне, чем необузданные кочевники». Через несколько лет было заключено перемирие, закреплённое в 1213 году браком императора Генриха с дочерью Калояна Марией.

В современной Болгарии царь Калоян считается национальным героем: ему устанавливают памятники, о нём снимают фильмы, а в 2007 году в присутствии президента государства состоялось торжественное перезахоронение останков «победителя крестоносцев».

Памятник болгарскому Царю Калояну в Варне.

Крестовый поход против боснийцев (1234–1241)

Как крестовая идея использовалась в качестве возвышенного прикрытия низменных побуждений и повода для захватнических войн, хорошо иллюстрирует весь XIII век. Одним из характерных примеров может быть Боснийский крестовый поход.

Борьба против еретиков при папе Иннокентии III (1198–1216) и его преемниках достигла невиданного накала — учреждение инквизиции и жестокие альбигойские войны тому подтверждение. Одним из центров катарства (альбигойства, богумильства) считалась Босния. Местные христиане называли себя патаренами, а в их апокрифах ученые не находят того, что принято считать манихейством. Тем не менее по католическим канонам это была ересь, и против неё нужно было бороться.

В 1232 году папа Григорий IX призвал своего легата в Венгрии обратить боснийцев в истинную веру. Нинослав, бан Боснии, согласился. Григорий счёл обращение притворным и в 1234 году провозгласил крестовый поход, во главе которого стал венгерский принц Коломан — ему была обещана завоёванная земля. Коломан залил Боснию кровью, но среди малоприветливых гор добился немногого. Упорная борьба с переменным успехом продолжалась несколько лет. В 1235 году боснийцы успешно отразили атаки венгров, но затем удача отвернулась от них, и в 1237 году венгры одержали вверх. К 1239 году ересь казалась подавленной.

Боснийские горы

Однако стоило венгерским крестоносцам покинуть страну, как восстание вспыхнуло с прежним ожесточением и новой силой. Свергнутый Нинослав вернул власть и вновь возглавил борьбу. Большое вторжение венгров в 1241 году прервало ужасное нашествие монголов. Попытки «обращения» балканских еретиков огнём и мечом продолжались ещё 200 лет, пока уставшие от бесконечных гонений и подозрений боснийцы не обратились в ислам.

Крестовый поход против монголов (1241)

«Дабы не была вечной радость смертных, дабы не пребывали долго в мирском веселии без стенаний, в тот год люд сатанинский проклятый, а именно бесчисленные полчища тартар, внезапно появился из местности своей, окружённой горами», —

писал в своей хронике один английский монах. Нашествие монголов на Европу в 1241–1242 годах действительно напоминало ураган. Грозные тумены Батыя сокрушили Польшу и Венгрию с такой жестокостью и быстротой, что на Западе заговорили об Апокалипсисе.

Весной 1241 года начали приходить известия одно тревожнее другого: о гибели силезского герцога и об уничтожении венгерской армии. С конца апреля призывы к крестовому походу стали распространятся по всей Германии. 16 мая папа Григорий IX писал венгерскому королю Беле IV, что взявшим крест против монголов будут дарованы те же привилегии и индульгенции, что и крестоносцам в Святой земле.

19 мая в Эсслингене взял крест немецкий король Конрад, сын императора Фридриха II Гогенштауфена, и призвал последовать своему примеру германских феодалов. Герцоги Отто Брауншвейгский и Отто Баварский, ландграф Генрих Тюрингский, граф Альберт Тирольский, архиепископ Кёльна Конрад Гохштаденский поддержали призыв короля. Сбор был назначен на 1 июля 1241 года в Нюрнберге.

Монголы против рыцарей.

Что произошло дальше, остаётся большой загадкой. Из переписки Конрада и Белы мы знаем, что поход должен был продлиться до 11 ноября, при необходимости — до 25 декабря. Однако его, по сути, не было. 16 июля какие-то крестоносцы во главе с королём достигли Вейдена в 90 км восточнее Нюрнберга, а 11 сентября Конрад был уже в Швабии. Высказывались самые разные догадки о произошедшем: что пыл вельмож быстро угас после свежих рассказов беженцев; что конфликт между папой и императором, начавшийся в 1239 году, разрушил поход; что армия крестоносцев была слишком малочисленна, чтобы противостоять монголам. Как бы то ни было, весной 1242 года монголы повернули свои войска назад, и угроза для Европы миновала.

Верхнерейнский крестовый поход (1267)

Это была типичная экспедиция времён упадка интереса к крестовым походам. В январе 1266 года папа Климент IV призвал к новому крестовому походу для защиты Святой земли от посягательств мамлюков Бейбарса. Проповедью предприятия занимались доминиканцы и францисканцы, и она получила слабый отклик — за исключением областей Верхнего Рейна, где проповедовал доминиканец Ахилл. В результате к началу 1267 года несколько сотен человек из Эльзаса, Сандгау и Базеля принесли крестоносный обет.

Крестоносцы под предводительством двух рыцарей епископа базельского — Зигфрида Мёнха и Хеманна Шалера — отправились из Базеля в Геную, а оттуда в Акру. Нам мало что известно об их деятельности в Палестине. Кому-то удалось посетить церковь Гроба Господня в Иерусалиме. Большинство в 1269–1270 годах вернулось в Германию.

Крестовый поход против Арагона (1285)

Тот факт, что крестовой идеей нередко злоупотребляли в корыстных целях, ярче всего демонстрируют политические крестовые походы, когда правители и понтифики пытались решить династические, территориальные и политические вопросы с помощью «безупречного аргумента» — креста. В вековой войне гвельфов и гибеллинов папы нередко прибегали к этому оружию и, что называется, вошли во вкус. Одним из предприятий этого типа стал крестовый поход против Арагона (или Арагонский крестовый поход), когда профранцузский папа Мартин IV активно выступил на стороне Анжуйского дома в споре с Арагонским королевством за наследство Гогенштауфенов в Италии и Сицилии, который получил название войны Сицилийской вечерни (1282–1302).

Крестовый поход против Арагона был частью этой войны. Весной 1285 года французский король Филипп III собрал большую армию — 13 500 человек, из них до 1500 рыцарей, 2000 арбалетчиков и 10 000 пехоты — для вторжения в Арагон и смещения неугодного ему короля Педро III. Кампания стартовала в конце мая, когда французский союзник король Мальорки Хайме (Яков) II захватил Руссильон, расчистив путь главной армии. Вскоре французы двинулись через Пиренеи и 25 июня осадили Жирону. Педро, чьи силы намного уступали французам, избегал прямого столкновения и применял партизанскую тактику. Филипп III стоял под упорно сопротивлявшейся Жироной всё лето. Город пал только 5 сентября.

Французская армия времён крестового похода против Арагона.

Радость победы омрачила охватившая осадный лагерь эпидемия малярии (или дизентерии). Крестоносцы-ветераны видели в этом плохое предзнаменование и вспоминали тунисский поход 1270 года, смерть от лихорадки Людовика IX. Другой мрачной новостью стала морская победа 4 сентября выдающего арагонского адмирала Руджерио ди Лаурии и высадка испанцев в заливе Розес, в результате чего было перерезано сообщение с Францией. Филипп III решил отступать.

Напоминавший бегство отход проходил под аккомпанемент наскоков и засад арагонцев. Армия крестоносцев таяла на глазах. 5 октября в Перпиньяне от лихорадки скончался Филипп. Поход обошёлся в 1 228 666 турских ливров и завершился полным провалом.

Поход бедноты (1309)

Ещё одна грань крестовых походов — спонтанные выступления народных низов. Святая земля и обладание ею христианами рассматривались в широком сознании как некое необходимое условие нормального существования. Всё это переплеталось с массой нелепиц и трактовкой современных реалий через библейские сюжеты. Крестовые походы считались достойным выходом из довлеющих житейских трудностей, способом избавиться от непролазной нищеты. Одновременно народные крестовые походы были скрытой или мягкой формой восстания, «мирным» проявлением недовольства, когда виновников несчастий искали среди «еретиков» и «неверных». Охваченные энтузиазмом простолюдины, как правило, не имели санкции церкви и действовали на свой страх и риск под руководством разного рода мутных личностей.

Весной 1308 года папа Климент V издал инструкции касательно проповедования нового крестового похода по отвоеванию Святой земли, во главе которого должны были стать госпитальеры. Проповеди не вызвали особого отклика в среде рыцарства, но неожиданно стали катализатором большого народного возбуждения. Многие тысячи бедняков из Северной Франции, Рейнской Германии и Брабанта, называвшие себя «братьями Креста», двинулись к Авиньону — тогдашней резиденции папы. Лишённые какой-либо организации, они добывали пропитание милостыней, воровством или грабежом. Не обошлось без погромов. В июле 1309 года толпы «братьев» заполонили Авиньон и Марсель. Госпитальеры наотрез отказывались сажать таких крестоносцев на корабли, и папе пришлось выступить с обещанием столетней индульгенции взявшим крест.

После этого движение пошло на спад, и «братья» «в смятении вернулись в свои дома», как пишет один летописец.

Заключение

Малые крестовые походы во всём своём многообразии (политические, еретические, языческие, народные и т. д.) — важная часть крестоносной истории. Фантастические чаяния народа, лицемерная святость пап, легендарные подвиги героев, превращённое в трусость бахвальство, тщетные усилия праведников и побеждающая всё вера мелькают на её страницах. Конечно, малые экспедиции не оказали такого воздействия на ход истории, как большие, но они дают прекрасную картину, насколько сложной и всеохватной была идея священной войны.

Понравился материал? Вы можете поблагодарить автора! Поделитесь этой статьей со своими друзьями.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится