Походы русских на Казань: взять царство татарское предстояло Иоанну IV, но – лишь с третьей попытки.
111
просмотров
Казанский поход 1552 года – одно из самых приоритетных мероприятий внешней политики России XVI века. Для успеха этой кампании было необходимо уделить самое пристальное внимание как стратегии и вооружению, так и дипломатии, в том числе международной. Сейчас, с дальних рубежей 7524 (2015) года, было бы не лишним вспомнить, что Иван Васильевич Грозный не за один поход «Казань брал», а продолжал многократные попытки своих предшественников и противостоял не только Казанскому ханству.

Золотая орда распалась на ряд соперничавших друг с другом ханств. Территория наиболее крупного ханства – Большой орды включала земли между Доном и Волгой, Нижнее Поволжье и степи Северного Кавказа. Столицей его был г. Сарай-Берке. Первый хан Большой Орды был Сеид-Ахмед I, внук Тохтамыша, потомок самого Чингисхана. По этой и по ряду других причин ханы Большой орды желали подчинить другие отделившиеся ханства. В середине XV века образовалось Крымское ханство, на Нижней Волге и Яике расположилась для кочевий Ногайская орда.

Икона «Благословенно воинство Небесного Царя» — шествие русских воинов из покорённой Казани в Небесный Иерусалим (Москву)

В начале своего существования эти два ханства искали союза с Русским государством. Иван III в этой ситуации обратил особое внимание на Казань, где шла борьба за престол. К концу 80-х годов XV века московский правитель сумел привести к власти в Казани своего ставленника. Именно великий князь Московский тогда определял, кто там будет ханом, казанцы оказывали поддержку и в военных операциях русского князя. В начале XVI в. Большая орда воевала с крымскими татарами, потерпела поражение и распалась. Крым набирал силу, уже не стремился к союзу с Россией. С 1511–1512 годов начались постоянные набеги крымских татар на южные русские области. В этих условиях Ногайская орда тоже перестала искать мира с Москвой. Казанское ханство получило новых союзников в лице крымцев и ногайцев, даже ханом Казани стал крымский царевич Сахиб-Гирей. Кроме того, не только всеми этими ханствами ограничивалась возможная угроза для Москвы – им покровительствовала могучая Османская империя, где правил султан Сулейман Великолепный. В 20-х годах XVI века казанский хан Сахиб-Гирей официально объявил себя его вассалом. Василий III не сразу, но всё же сменил этого хана на своего ставленника Джан-Али – потомка ханов Большой орды, наследственных врагов крымских Гиреев. Когда Василий III умер, у Москвы прибавилось забот совсем другого порядка, например война с Великим княжеством Литовским. Власти в Казани, таким образом, представляли собой враждующие группировки. В сентябре 1535 года ставленник Москвы Джан-Али был убит, хан снова пришёл из Крыма и привёл своих сподвижников. Это был царевич Сафа-Гирей, причём уже упомянутый выше Сахиб-Гирей всё ещё был жив и оказывал самое явное влияние на политику Казани. На постоянные набеги казанских татар на восточные районы Русского государства пока могли отвечать только обороной, постепенно планируя поход на Казань.

Поход Ивана Грозного на Казань. Июнь–август 1552 г.

Состав Казанского ханства, в отличие от других, включал не только кочевников, но и оседлое земледельческое население. В ханство входили обширные земли, заселённые угро-финскими народами. «Черемиса» – так собирательно обозначали чувашей, марийцев, удмуртов. Старейшины этих народов платили казанским ханам дань, обязаны были отправлять в походы отряды из своих людей. Горные марийцы даже подняли восстание против казанских властей. Для них, как и для некоторых представителей казанской знати, мир с Москвой оставался вполне желаемым исходом. Но хан Сафа-Гирей с местной знатью не считался. Он заявил в послании, что мир возможен, если русское правительство согласится выплачивать Казани «выход» – дань, как в давние времена Золотой Орде. В январе 1546 года в Казани вспыхнуло восстание. Сафа-Гирея вместе с его крымским окружением сместили и выгнали из города, но ненадолго. Какое направление политики избрать дальше, было не ясно. В апреле 1546 года Иван IV служилого царевича Шах-Али отправил наместником в Казань. Через месяц вернулся Сафа-Гирей, уже с ногайцами. Шах-Али бежал.

Зимой 1547–48 года царь Иван организовал большой поход на Казань. Осаждать эту крепость без артиллерии было бы немыслимо, и тут самым страшным врагом стала необычайно тёплая и дождливая зима. Пушки просто не смогли довезти. Войско московского государя простояло под Казанью семь дней, после чего отправилось в обратный путь. Тем временем хан Сафа-Гирей умер, правителем был объявлен его сын Утемыш-Гирей. Но тому было только два года от роду. Некоторые казанцы заявили, что если царь придёт снова, то его войску не будет оказано сопротивления, город сдадут. В 1550-м собрали новый поход, но обещания не сбылись, Иван IV снял осаду. До решающего похода оставалось два года.

Строительство новой крепости, Свияжска, сильно увеличило шансы русских на успех. Народы к востоку от Волги после этого без войны признали власть Москвы. Так значительная часть территории Казанского ханства вошла в состав Русского государства, но Казань этого ещё не признавала. Новый раскол у казанского престола имел результатом мирные переговоры, на которых русские выдвинули очень невыгодные для Казани условия: принять на царство Шах-Али, передать русским воеводам вдову Сафа-Гирея Сююн-Бике с сыном, освободить всех находящихся в ханстве русских пленных (около 2700 человек), признать Горную сторону и половину угодий на Волге в составе Русского государства. Условия передавал Алексей Адашев, это было его первое большое поручение. Переговоры с казанцами царь возложил на Шах-Али и воевод, стоявших с войском в Свияжске. Казанцы вынуждены были согласиться. В Казани Шах-Али снова получил власть, вместе с ним туда пришли русские войска. Шах-Али начал расправы над своими противниками, но добился только того, что настроил жителей города против себя. В марте следующего года он передал престол другому наместнику Ивана Грозного, князю Семёну Ивановичу Микулинскому. Но на ханский трон Микулинский так и не взошёл – ему просто не открыли ворота. Жители Казани боялись, что с новым наместником начнутся избиения и убийства, поэтому решили действовать на опережение. Напали на сторожевые отряды, перебили московских бояр, находившихся в Казани, назначили нового хана. Им стал Ядыгар-Мухаммад, сын астраханского хана Касима. К тому времени он уже успел побывать на русской службе, поучаствовать в казанских дворцовых переворотах и заручиться поддержкой в Ногайской Орде.

Икона, сопровождавшая войско в Казань

В апреле 1552 года в Москве начали новый поход на Казань, названный потом Великим. Он продлился 108 дней. Возглавил поход сам царь Иван IV, хотя Боярская дума настаивала на том, чтобы он поручил командование опытным воеводам, а сам остался в столице. Его вооружённые силы оцениваются в 150 тыс. человек против казанских 63 тыс., хотя у них был ещё трёхтысячный отряд ногайцев. Ещё у русских были пушкарский наряд (полевая и крепостная артиллерия), запасы и средства осады (пороховые запасы, материалы для сборки Гуляй-города), «судовая» рать, двигавшаяся на судах по Волге, а также регулярно подвозились обозы с продовольствием. Но и татары не пребывали в неведении: на подступах к столице ханства были организованы настоящие форпосты, а крымские войска направились к русским в тыл, к Туле, полагая, что смогут напасть, когда основные силы русских уже продвинутся далеко к Казани. Однако Иван IV сильно изменил привычный маршрут и даже время предыдущих казанских походов. Теперь на войну отправились не зимой, а в весенне-летний период. Также было необходимо обезопасить войско от возможного нападения крымских войск.

Церковь в городе, где собирали войска перед походом. Построена по приказу Ивана Грозного. Фото автора

Ранее привычным было «собирание» русских войск в этот поход у Нижнего Новгорода и Владимира, следуя на Муром. Царь же избрал следующие два центра сбора войск: у Мурома и у города Коломны на реке Оке рядом с «Ногайским шляхом», где расположил главные силы. Кстати, из этого города он забрал в поход икону «Богоматерь Донская», которая сопровождала войска ещё в походе на Куликово поле и до сих пор хранится в Третьяковской галерее. По «Ногайскому шляху» надо было дойти до Каширы, где проходил Крымский шлях, далее по нему под прикрытием русла Оки на Муром, а оттуда до Казани прямой путь около 500 км. Этот маршрут позволял сориентироваться в случае появления крымских войск. Действительно, в конце июня крымские отряды, усиленные янычарами и артиллерией, обнаружили себя под Тулой, куда царь отправил часть войск. Крымцы не ожидали, что русские пошли другой дорогой. Их предводитель, хан Девлет Гирей, был уверен, что русские войска уже под Казанью и что путь на Москву свободен. Он велел отступать, его силы были разбиты, в то время как основные войска русских несколькими отрядами продолжали поход и соединились в Свияжске через пять недель.

Учитывая численный перевес русских и рассчитывая на помощь союзников, казанцы не стремились к отрытому бою и расположились в крепости. Но было бы неверным утверждать, что на защиту крепких стен рассчитывали все жители земель Казанского ханства. Подходя к Свияжску, русские отряды встречали неожиданно яростное сопротивление.

Одно из таких сражений произошло 24 июля, ровно 463 года назад, на левом берегу Теши. Переправившись через реку южнее нынешнего города Арзамаса, русские войска приступили к подготовке лагеря для отдыха. Когда в ставку прибыл царь, разведчики доложили, что к юго-востоку от лагеря находится городище с татарскими селищами, готовые к бою с русскими. Оставлять это село в тылу представлялось опасным.

 Выслушав лазутчиков, царь Иван вызвал к себе воеводу Левашова Фёдора и поручил ему отправиться с отрядом к татарскому городищу и, если татары добровольно, без боя, не сдадутся, то дать бой и разбить, уничтожив городище. Татары сдаться без боя отказались...

Обитатели села, а также присоединившиеся к ним жители других деревень, попытались остановить отряд. Они были разбиты русскими. За одержанную победу царь место сражения пожаловал победителю. Упоминается также, что по приказу Ивана IV тогда была построена церковь, но долго пустовала. Село существует и в наши дни и называется Кобылино. Нынешние жители историю села стараются не забывать:

 Может быть, тогда-то Крымский хан и оставил здесь часть своей орды как форпост, чтобы они первыми встретили смертным боем русских, или как разведывательный отряд, который бы следил за действиями русских и своевременно доносил в Казань обо всём виденном и слышанном…

Продвигаясь дальше, войска по маршруту обнаруживали и другие татарские селения, готовые сопротивляться огромной русской армии.

«Иван IV под Казанью» (Г. И. Угрюмов, XVIII век)

Всё же войска московского государя смогли уже 23 августа 1552 г. приступить к пятой по счёту осаде столицы Казанского ханства.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится