Правление Ибби-Суэна и падение государства Третьей династии Ура
158
просмотров
Последний царь Шумера.

Когда в столице государства Шумера и Аккада древнем городе Уре на престол взошёл лугаль Ибби-Суэн из Третьей династии, возрождённая и возвеличенная деяниями его предков новошумерская империя переживала тяжёлые времена. Однако никто не мог представить себе, сколь трагическим будет конец не только правящего дома, но и всей шумерской государственности.

Варвары на службе империи

Сын шумерского царя Шу-Суэна, внук великого Шульги по имени Ибби-Суэн пришёл к власти примерно в 2028 году до н. э. после смерти своего отца. Помпезное имя законного наследника престола из Третьей династии Ура означало «Избранный (богом Луны) Сином».

Ещё отец нового царя был вынужден прибегать к услугам наёмников из аморейских кочевых племён. Когда родные сирийские степи амореев превратились в выжженные солнцем пустыни, разрозненные племена и кланы постарались уйти в цветущее Междуречье. Амореи хотели пасти свой скот и жить как раньше, вовсе не собираясь переходить под власть шумерских чиновников и гнуть спины на земледельческих и строительных работах. Проблема состояла в том, что кочевое хозяйствование вновь превращало орошаемые земли в иссушенные полупустыни. Со временем амореи продвигались всё дальше, разрушая оросительную и дренажную систему — основу жизни Междуречья.

Изображение кочевников-амореев на египетской вазе.

Отец и дядя Ибби-Суэна, воюя в горах на востоке и на равнинах Элама, были также вынуждены защищать Великий плодородный полумесяц от аморейского нашествия. Если Амар-Суэн с трудом, но контролировал все земли от Нижнего моря до Верхнего моря (от Персидского залива до Средиземного моря), то Шу-Суэн потерял власть над полями от города Мари вплоть до современного Ливана. В среднем течении Евфрата была спешно возведена 220-километровая стена для защиты от аморейских племён, а наёмное войско из самих амореев проводило рейды против своих сородичей. Аморейские наёмники стали важным компонентом шумеро-аккадской армии, и письменные источники сообщают о том, что они заняли множество высоких постов при дворе молодого царя.

Варвары вторгаются в империю

На протяжении всей своей предыдущей истории Шумер воевал лишь с врагами, которые управлялись из единого центра — можно было сокрушить его и одержать победу. Стратегия войны с враждебными государствами была отработана веками, а её реализации подчинялись экономика, логистика и военная машина Шумера. У амореев же не было единого центра — существовал не только десяток племён, но и кланы внутри каждого из них. У этой гидры было слишком много голов, чтобы шумерский меч мог срубить их разом, а погоня за отдельными кочевыми кланами часто не оправдывала усилий.

Амореи двигались во всех возможных направлениях сразу. Многие из них не стали испытывать судьбу, штурмуя шумерскую защитную стену или пытаясь обойти её через безводные пустыни на западе. Они поступили по-другому: перекочевали с запада на восток Верхней Месопотамии, перешли реку Тигр, затем реку Дияла и оказались на востоке от незащищённых полей. Амореи окружали шумерские и аккадские города и посёлки, большинство из которых утратило свои защитные стены за долгие годы безопасности. Далее события развивались по одинаковому сценарию. Местные чиновники слали в столицу отчаянные послания с просьбой о помощи, но не получали её. После этого городским властям, отрезанным от центра, оставалось либо сражаться с превосходящими силами кочевников, либо договариваться.

Резная бусина, посвящённая богу Луны царём Ибби-Суэном.

Внутренние проблемы шумерского государства

При Ибби-Суэне многие важные государственные должности заняли амореи, а старая придворная группировка была отстранена от распределения материальных ценностей. В то же время сохранялся конфликт между священнослужителями и царской властью, которая поставила под свой прямой контроль все храмовые земли — это подрывало единство шумеро-аккадской правящей элиты.

Централизованное царское и храмовое хозяйство стремилось обеспечить максимальную зависимость как работников, так и чиновников, а потому оплачивало работу и службу продовольственными пайками. По-видимому, со времён царя Шульги простые люди негативно оценивали справедливость раздачи пайков. Возможно, что в условиях изменения течения Тигра и Евфрата производительность царского хозяйства снизилась, не исключён и традиционный фактор чиновничьего злоупотребления. Кроме того, среди царских работников было немало пленников, угнанных из покорённых государств. Все эти факторы вели к тому, что царские работники и служащие не были заинтересованы в сохранении текущего положения дел.

Земли, оставшиеся под управлением сельских общин, были скуднее, чем те, что под теми или иными предлогами перешли в пользу двора и храмов. При этом общинникам приходилось нести царские повинности и умирать в войнах, которые ничего им не давали.

Новошумерское государство восстало из пепла, сражаясь с иноземными захватчиками. До тех пор, пока память о разорении родных земель гутиями была жива, простые люди ценили усилия царей Третьей династии по защите Междуречья, но ко времени Ибби-Суэна им стало просто не с чем сравнивать. Людям стало казаться, что существующий мир не стоит усилий по его сохранению, особенно если он даёт блага жизни лишь немногочисленной прослойке из жрецов, царских служащих и иноземных наёмников.

Город Ур при Ибби-Суэне, современная реконструкция.

«Карточный домик» империи

Третий год правления Ибби-Суэна стал началом конца — от империи отделился важный город Эшнунна, где со времён Шу-Суэна продолжал править наместник по имени Итуриа. Много лет прослужив царям, Итуриа стал править без оглядки на центральную власть. Как и во всех прочих случаях, нам неизвестно, смог он отбиться от амореев собственными силами или пошёл на какую-либо сделку с ними. Почему же Ибби-Суэн не взял Эшнунну под контроль? Дело в том, что царь и его войско в это время подавляли восстание страны Симуррум (для этого правителю пришлось собрать ополчение со всей страны и увести с собой наёмников). Документы говорят о том, что Ибби-Суэн усмирил мятеж, но, победив в Симурруме, он потерял Эшнунну и не имел сил, чтобы двинуться в новый поход. Вскоре после этого правитель горного эламского царства Симашки начал поход против находившихся под властью шумеров равнинных земель Элама. Горцам удалось выбить шумерские войска из крупных городов Аван, Сузы и Адамдун.

На пятом году правления Ибби-Суэна его потрёпанное войско сражалось против эламитов и союзных им амореев на землях древнего шумерского нома Лагаш. Судя по исчезновению в лагашских документах царских датировок, эта война была проиграна, и Лагаш вышел из-под власти Ибби-Суэна.

Чтобы получить передышку и обезопасить хотя бы одно из возможных направлений вторжения, в конце пятого года правления шумерский царь выдаёт свою сестру по имени Тукин-хатитуй-мигриша за правителя возрождённого города-государства Запшали.

Впрочем, дипломатические меры уже не могли остановить начавшийся процесс распада царства. На шестом году правления Ибби-Суэна теряется связь с городом Умма. Ситуация выходит из-под контроля наместника, но царь не может направить в Умму своих воинов из-за нехватки провизии, а государственные склады в городе разграблены местными жителями.

С потерей Эшнунны, Элама, Лагаша и Уммы на центральные склады Ура перестают поступать продукты для столичной знати и войска. В окрестностях столицы и всё ещё находящегося под царской властью священного города Ниппур нельзя собрать урожай, достаточный для обеспечения проживающих там людей. Власти направляют последние ресурсы на то, чтобы спешно укрепить защитные стены Ура и Ниппура. На девятом году правления Ибби-Суэна амореи уже хозяйничают в окрестностях города Ларса, что в 40 км от столицы гибнущего царства.

Карта государства Третьей династии Ура.

Голод и предательство

Судя по архивным записям, в 2022 году до н. э. жители Ура и его окрестностей стали испытывать острую нехватку продовольствия. Причитавшаяся столице доля урожая не была доставлена из половины шумерских и аккадских номов, составлявших экономическое и культурное ядро государства Третьей династии. Запасы провизии стремительно истощались, а цены на зерно росли. Чтобы исправить ситуацию, Ибби-Суэн отправил придворного чиновника по имени Ишби-Эрра в западные области царства, ещё не пострадавшие от вторжения амореев. Сельские общины западных земель имели запасы зерна, и Ишби-Эрра получил задание закупить его и доставить в Ур.

Царский посланник успешно выполнил поручение своего повелителя, закупив примерно 10 млн литров ячменя по цене, намного меньшей, чем в Уре — 1 сикль (8,3 г) серебра за 1 гур (около 250 л). Всё зерно и оставшееся серебро было доставлено в городок Исин, находившийся неподалёку от Ниппура. После этого Ишби-Эрра пишет царю дошедшее до нас письмо следующего содержания:

«Ибби-Суэну, моему царю, говорю; так говорит твой слуга Ишби-Эрра:

Ты снарядил меня в поход в Исин и Казаллу, чтобы купить зерно. Зерно достигло в цене 1 гур за каждый (сикль). На покупку зерна было истрачено 20 талантов серебром.

Но теперь, услышав весть о том, что враждебные марту (амореи) вторглись в твою страну, я привез в Исин 72 000 гур зерна – всё полностью. Теперь марту – все до единого – вторглись в сердцевину страны (Шумер) (и) захватили великие крепости одну за другой. Из-за марту я не в состоянии перевезти это зерно; они гораздо сильнее меня (и) я к этому не подготовлен.

Пусть у моего царя будет 600 судов (вместимостью) 120 гур каждое, пусть каждое просмолят; пусть он … корабль 72 … пусть он … 50 … 1 вход … корабль; и пусть он (соберёт) все (эти) суда. (Затем) пусть их приведут вниз по течению реки к узкому … «реки гор», и искусственным каналам; и я … перед ним.

Поставь меня во главе тех мест, где должны будут причалить корабли, (и) всё зерно будет погружено в хорошей сохранности. Если у тебя возникнет потребность в зерне, я доставлю тебе зерно.

Мой царь, эламиты ослабли в битве; их зерно … было на исходе. Не слабей. Не соглашайся стать их рабом, не иди у них сзади. У меня (достаточно) зерна на 15 лет, (чтобы утолить) голод твоего дворца и его городов. Мой царь, поставь меня главным над стражей Исина (и) Ниппура».

Из текста письма следует, что Ибби-Суэн продолжал свою войну с Эламом, а потому не мог возглавить экспедицию за зерном. Известно, что Ур так и не дождался кораблей с ячменём, зато на седьмом году правления Ибби-Суэна города Исин и Ниппур признали своим царём Ишби-Эрру. Ибби-Суэн не мог покарать изменника сам, поэтому приказал наместникам областей Казаллу и Гиркаль выступить в поход и захватить Исин. В ответ те попросили послать им на помощь царских солдат, получили подкрепления, но не спешили сражаться с Ишби-Эррой. Разгневанный Ибби-Суэн писал наместнику Казаллу по имени Пузур-Нимуда:

«Я дал тебе войска и предоставил их в твоё распоряжение. Ты правитель Казаллу. Поэтому как же случилось, что ты не знаешь, что задумал Ишби-Эрра? Почему ты не выступил против него? Теперь Ишби-Эрра может объявить себя царём».

Однако Пузур-Нимуда считал, что даже получив подкрепления, наместники не в силах совладать с могуществом, которое царь сам дал в руки изменника:

«Он захватил Ниппур, поставил над ним стражу и произнёс все повеления (?) – он захватил Ниппур. … Ишби-Эрра встал во главе войска. Захватил берега Тигра и Евфрата, каналов Нунму и Ме-Энлиль. … (Когда) Гирбубу, энси Гиркаля, оказал сопротивление, он (Ишби-Эрра) отсёк … (и) схватил его. Он наводил на меня ужас; он держит меня под присмотром».

Захватив священный Ниппур, предатель Ишби-Эрра получил право на титул лугаля Страны, то есть, верховного правителя Шумера и Аккада. Приятным «бонусом» стал захват огромных храмовых сокровищ. Теперь у изменника были незатронутые вторжением амореев плодородные земли, запасы зерна на 15 лет и достаточно серебра, чтобы нанять и содержать собственное войско. Заполучив все атрибуты и возможности настоящего царя, Ишби-Эрра объявил себя владыкой Междуречья. В 2018 году до н. э. он принял полный царский титул и повелел вести летоисчисление по годам своего правления.

Царь Исина Ишби-Эрра представляет богине Нанае (Инанне) свою больную дочь.

Последние успехи и падение Третьей династии

Пока коварный и предприимчивый Ишби-Эрра строил своё царство на обломках империи, Ибби-Суэн всё ещё правил в Уре и на побережье Персидского залива. Трудно даже оценить усилия, которые приложил законный владыка, чтобы собрать силы для контрудара в затяжной войне с эламитами. В 2022 году до н. э. шумерское войско вновь захватило Сузы, Аван и Адамдун — захваченное зерно рекой потекло в Ур. Победоносный Ибби-Суэн преследовал эламского царя, взял его в плен и привез в Ур. В 2018 году до н. э. шумерам пришлось опять воевать в Эламе — на этот раз был захвачен город Хухнури. Несмотря на военные победы, Ибби-Суэну не удалось утвердиться в Эламе — он попросту не имел сил, чтобы оставить там свои гарнизоны.

С каждым годом ситуация с продовольствием в подвластных Уру землях становилась всё хуже. Известно, что в 2000-е годы до н. э. за 1 сикль серебра можно было купить в 60 раз меньше зерна, чем в начале правления Ибби-Суэна. Опять сгустились тучи и на границах страны — новый правитель эламского царства Симашки договорился с аморейскими вождями, что те примкнут к его силам и пропустят к Уру войско страны Субарту. В 2004 году до н. э. Ур пал под ударами эламитов, субареев и амореев. Древняя столица была разрушена и разграблена. Шумерская летопись «Плач о гибели Ура» повествует:

«…город в руины обратили: народ плачет. … В его стенах дыр наделали: народ рыдает!

В праздничных вратах, в тех, где ранее ходили люди, разбросаны трупы. На широких улицах, где проходили празднования, лежат убитые. На площадях, где отмечали праздники, сложены горы мёртвых. Кровь льётся на землю, как медь и олово в плавильную печь, трупы как жир овечий, разлагаются на солнце…

Люди Ура, порубленные топорами, шлемы с голов растеряли; как газель, сражённая охотой, лежат, уткнувшись губами в пыль. Его люди, раненые копьями, лежат неперевязанные. Его люди, побитые молотами, лежат с непокрытой головой. Где не так давно их жёны рожали детей, лежат (мертвые) в собственной крови…

Кто отважился оказать сопротивление, того побито оружием. Кто спасался бегством, того унесла буря. И сильный, и слабый, все погибли в Уре, все как один».

Поверженный Ибби-Суэн был захвачен эламитами и уведён ими в свою страну, где, вероятнее всего, его казнили. Согласно различным источникам, последний шумерский царь правил от 23 до 25 лет.

Эламский зиккурат Чога-Занбиль в городе Дур-Унташ (Иран, провинция Хузестан), современное состояние.

Эламиты не смогли установить свою власть на Междуречьем — через шесть лет их гарнизон был выбит из Ура наёмниками Ишби-Эрры. Тот претендовал на восстановление империи Шумера и Аккада, но основанное им царство стало всего лишь одним из государств нового периода в истории Месопотамии — так называемого периода амореев.

С падением Ура и гибелью последнего шумерского царя политическая и этническая карта Месопотамии коренным образом изменилась. Время господства шумеров и аккадцев прошло навсегда, а вскоре и они сами растворились среди новых переселенцев. После амореев многие народы приходили на эти земли, и каждому из них после периода смут приходилось восстанавливать оросительную систему и налаживать земледелие — в этом были незаменимы знания, накопленные шумерами за тысячелетия. На берегах рек снова вырастали города, возникали и гибли империи — великая культура пережила своих создателей и стала основой для развития следующих цивилизаций.

Продолжение следует: Мари: северный оазис первой цивилизации.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится