Русский модерн: от живописи и афиш до архитектурных и декоративных шедевров.
372
просмотров
Представляем подробный иллюстрированный обзор произведений русского модерна: от живописи и афиш до архитектурных и декоративных шедевров.

«Новый стиль совершенно заполонил Европу и сделался космополитичен, как вагон норд-экспресса, в один день пробегающий Германию, Бельгию и Францию», — писал в начале ХХ века Сергей Дягилев. «Мимолетный» — именно так окрестили модерн. Он, и правда, не задержался в России надолго — не более десяти-пятнадцати лет: появился в 1890-е, просуществовал до начала 1900-х. И при этом дал название целой эпохе. А все потому, что сумел выйти из музейных залов и укорениться во всех сферах повседневной жизни городов и провинций — от внешнего облика зданий до предметов быта, одежды, ювелирных украшений, афиш и даже открыток.

Особняк Рябушинского — жилой дом в стиле раннего модерна, построенный в 1900 — 1903 гг. по проекту архитектора Федора Шехтеля. Ныне — музей-квартира А. М. Горького, Москва.

Стиль модерн, или новый стиль — так чаще всего называли в России направление в искусстве, которое во Франции было известно как ар-нуво и fin de siecle, в США — тиффани, в Германии — югендстиль, а в Австрии, Польше, Чехии — сецессион. За рубежом его ассоциировали с дягилевскими «Русскими сезонами» — самыми известными театральными гастролями, благодаря которым отечественные художники, танцовщики и музыканты покорили мир. Однако появился он значительно раньше: «Сезоны» начались в 1908 и продолжались до 1929 года, а стиль модерн в России заявил о себе еще в 1890-х.

Александр Головин. Портрет Всеволода Эмильевича Мейерхольда, 1917 г.

К тому времени «неистовый авангардист» Всеволод Мейерхольд уже успел заклеймить попытки коллег по творческому цеху привнести новое в искусство. «Страшно, когда со сцены веет знакомыми мотивами из „модернистских“ журналов вроде Die Kunst, The Studio, Jugend. Страшно, если art nouveau и modern style, которые теперь всюду — на тросточках, на домах, в кондитерских и на плакатах, — проникнут на сцену, хоть и в более благородных формах», — возмущался режиссер. И не он один: многие современники не приняли новый стиль, считая его упадническим и декадентским.

«Опасения» Мейерхольда подтвердились: модерн в России поспешил выйти за рамки «чистого искусства» и проникнуть во все сферы жизни и быта. Но если он и пришел со страниц журналов, то отечественных — таких, как «Мир искусства», «Искусство и художественная промышленность», «Весы». А еще из художественных мастерских в имениях Талашкино и Абрамцево, где в конце XIX — начале XX века возрождались народные традиции и зарождался новый стиль.

Обложка журнала «Весы». Николай Феофилактов, 1904 и Искусство и художественна промышленность. Ежемесячное иллюстрированное издание Императорского Общества Поощрения Художеств, №1-3 за 1898 г.

Ренессанс & кустарные промыслы

Русский модерн, хотя и имел немало общих черт с западноевропейским — уход от углов и прямых линий, предпочтение плавных, подчеркнутое внимание к растительным мотивам, интерес к новым технологиям в архитектуре, подъем прикладного искусства, — носил выраженный национальный характер.
Если адепты ар-нуво и сецессиона на Западе творили под лозунгом возврата к простоте и практичности средневековья, раннего Возрождения, а в прикладном искусстве руководствовались эстетикой прерафаэлитов и философией Джона Рескина, то русские мастера черпали вдохновение в народном творчестве, возрождая отечественные художественные кустарные промыслы.

Русско-зарубежные совместные культурные мероприятия способствовали распространению нового стиля. Одно из них — «Международная выставка афиш», которая прошла в Петербурге в 1897 году. Среди участников — признанные на Западе мастера модерна — Тулуз-Лотрек, Эккман, Грассе.

Впервые слово «плакат» применительно к коммерческой сфере использовал русский искусствовед и хранитель Императорского Эрмитажа Андрей Иванович Сомов. В 1898 году он написал для нового Словаря Брокгауза и Эфрона статью о плакате, в которой говорилось: «Формы природы служат лишь предлогом для игры фантазии; человеческое лицо, руки… едва намечаются в них лишь в главных, красиво переиначенных, широко проведённых контурах, женские волосы превращаются в орнаментальные завитки и извилины, цветы, деревья и животные принимают небывалый, причудливый вид».

Международная выставка художественных афиш. Каталог. СПб., 1897 г
Порфиров И. Международная выставка афиш 1897 г
Л.Н. Кекушев. Выставка в Строгановском училище.
Диван Японайс Анри де Тулуз-Лотрек Плакат, 1893
Плакат выставки Эжена Грассе Эжен Грассе Плакат, 1894
Афиша "Выставка русских и финляндских художников 1898" Константин Андреевич Сомов Живопись, 1897
Афиша "Сказки. Рисунки И.Я. Билибина" Иван Яковлевич Билибин Плакат, 1903

Крупнейшим событием такого рода была Всемирная выставка 1900 года: в подготовке русского павильона участвовали Елена Поленова и Мария Якунчикова, проект создавался Васнецовым и Врубелем, а архитектурное решение принадлежало Головину и Коровину. Главным среди зданий, выстроенных для экспонатов, считался Павильон русских окраин по проекту архитектора Роберта-Фридриха Мельцера в стиле московского Кремля. Он имел вид русского городка, чудом выросшего в Париже.

Павильон России на Всемирной выставке в Париже в 1900 году
Ажурный чугунный павильон каслинского литья, удостоенный на Всемирной выставке 1900 года гран-при.
Скульптура «Россия» Н.А. Лаверецкого, каслинское литье, 1896 г. Каслинский чугунный павильон.
Константин Коровин. «Тайга у Байкала». Декоративное панно для Всемирной выставки в Париже 1900 г. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург.
Константин Коровин. Кустарный отдел. Эскиз.
Константин Коровин. Декоративное панно для Всемирной выставки в Париже 1900 г. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург.

Другой — Каслинский чугунный павильон, созданный специально для выставки в городе Касли под Челябинском и удостоенный гран-при, — также вызвал восторг публики. Как, впрочем, и другие экспонаты и произведения искусства, русских мастеров, представленные на самой большой по сравнению с остальными участниками экспозиционной площади в 24 000 м2. «Мы находимся еще под влиянием чувства удивления и восхищения, испытанного нами при посещении русского отдела», — писала французская Liberte.

Виктор Васнецов. «Баян», 1910 г.

Почти с самого момента возникновения в России, модерн обращался к историческому прошлому. Возможно, потому такой популярностью пользовались работы Виктора Васнецова, который стоял у его истоков.

На особенностях русского модерна отразилось и другое направление — интерес к философско-эстетическим проблемам человека, которое особенно проявилось в творчестве Михаила Врубеля с его сказочной мистикой, переливами драгоценных камней, темами Христа и Демона.

Шестикрылый серафим (Азраил) Михаил Александрович Врубель 1904

И как не вспомнить об эстетском «Мире искусства» — журнале, объединившем на своих страницах работы Васнецова и Врубеля, Александра Головина, Михаила Нестерова, Виктора Борисова-Мусатова, Елены Поленовой, Ивана Билибина, Константина Сомова, Леона Бакста, Мстислава Добужинского! И на протяжении многих лет под чутким руководством первого российского продюсера — импресарио Сергея Дягилева — активно продвигавшем новый стиль.

Обложка журнала «Мир искусства». Мария Якунчикова-Вебер, 1899 г

Как история уживается с мистикой

Важное для эстетики модерна понятие «стилизация», без которого не обходится ни одна статья об особенностях стиля, еще в 1890-х вошло в обиход благодаря художнице Елене Поленовой, искавшей приемы «эстетической трансформации натуры».

«В нашем русском орнаменте мне удалось подметить одну черту, которой я не встречала у других народов. Это пользование не одними геометрическими сочетаниями, всегда несколько суховатыми, но и более живыми мотивами, навеянными впечатлениями природы, т. е. стилизацией растений и животных, например, разработка листа, цветка, рыбы, птицы», — писала Поленова.

Зверь (Змий) Елена Дмитриевна Поленова, 1898 г и Виктор Васнецов. Эскизы для Владимирского кафедрального собора, 1893 г.

«Искать вдохновение в природе — есть общее начало искусства, общее всему человечеству, — вторил ей один из современников в 1901 году. — Но как личность художника отражается в его творчестве, также отражаются в творчестве целого народа те особенности…, которые свойственны его расе, его быту, его историческому прошлому». Благо, простор для этого — необъятный.

Богатыри Виктор Михайлович Васнецов 1898

«Валькирия русского модерна» и «Савва Великолепный»

Изначально журнал «Мир искусства» спонсировали княгиня Мария Тенишева и меценат Савва Мамонтов. Оба примечательны тем, что основали в своих имениях в конце XIX века художественно-промышленные мастерские, ставшие центрами просветительства и возрождения национальной культуры: она — в Талашкино под Смоленском, он — в подмосковном Абрамцеве.

Константин Коровин. Портрет М.К.Тенишевой, 1899 г. и Михаил Врубель. Портрет С. И. Мамонтова, 1897 г.
Историко-архитектурный комплекс «Теремок». Талашкино-Флёново.

И Талашкино, и Абрамцево объединяли художников, музыкантов, артистов, которые не только приезжали, но подолгу жили и творили там.

Абрамцево. Баня — теремок и историко-архитектурный комплекс Теремок (Флёново-Талашкино)

«Мне давно хотелось осуществить в Талашкине еще один замысел. Русский стиль, как его до сих пор трактовали, был совершенно забыт… Мне хотелось попробовать, попытать мои силы в этом направлении, призвав к себе в помощь художника с большой фантазией, работающего тоже над этим старинным русским, сказочным прошлым, найти лицо, с которым могла бы создать художественную атмосферу, которой мне недоставало», — писала Тенишева в воспоминаниях.

Храм Святого Духа в Талашкино (1910-е гг. ) был богато декорирован керамическими орнаментированными плитами с растительными мотивами. «Спас Нерукотворный», выполненная Николаем Рерихом, находилась на западном фасаде над входом. и живопись по холсту на стенах были им созданы в приемах русской живописи XII-XIII веков.
Церковь Спаса Нерукотворного. Западный фасад Создана по проекту В. М. Васнецова и В. Д. Поленова. 1881–1882 гг.
Михаил Врубель. Печь-лежанка в Абрамцево. 1890 г.
Михаил Врубель. Блюдо «Садко», 1899–1900 гг. Абрамцевская керамическая мастерская. Майолика, цветные глазури. Русский музей
Трехстворчатый буфет с витражом в русском стиле по эскизам Елены Поленовой. Мастерская в Абрамцево.
Василий Поленов. Эскиз декорации к спектаклю «Иосиф», который ставили в Абрамцево и где играли гости и сами хозяева.
Портрет княгини М. К. Тенишевой Илья Ефимович Репин 1896 г.

То, о чем мечталось, произошло: Михаил Врубель создал эскизы, а архитектор Сергей Малютин выстроил в Талашкино храм Святого Духа в неорусском стиле по проекту художника Николая Рериха. Николай Константинович же украсил здание росписью и мозаичным изображением. А Илья Репин и Константин Коровин написали в Талашкино портреты Тенишевой.

Именно в Абрамцево Валентин Серов написал «Девочку с персиками» — дочь Саввы Мамонотова Веру, Васнецов — «Аленушку», Врубель создавал в тамошних мастерских свою майолику, Василий Поленов — декорации для постановок «Частной оперы Мамонтова», в которых сам же принимал участие вместе с другими именитыми гостями. Именно там, по мнению искусствоведов, возник новый вид театральных декораций, который позже взял на вооружение Дягилев в оформлении постановок «Сезонов».

К слову, художественные поселения, созданные в Абрамцево и Талашкино, — приметы времени: они в чем-то схожи с колониями французских импрессионистов, которые примерно в тот же период обосновались в Аржантейе под Парижем. Отличие состояло в том, что ни Моне, ни Ренуар, ни их коллеги не пытались отыскать национальной почвы искусства. А русские «поселяне» поставили эту идею во главу угла: много верст прошли, собирая по окрестным селам элементы декора крестьянских изб, предметы быта и обихода художница Елена Поленова и супруга Саввы Ивановича Елизавета Мамонтова, «берегиня» абрамцевского кружка.

Ох уж эти сказочники, или В прошлое — за будущим

«До чего мало вошло искусство к нам в жизнь!» — сокрушался Александр Бенуа, уверяя, что оно не должно быть похоже на обыденную действительность — скучную и невыразительную.

Погружаясь в прошлое, порой — сказочное (что особенно проявилось в творчестве Билибина, Васнецова, Поленовой), «царские охоты», условный «галантный век» (которым увлекались Добужинский, Бенуа, Сомов), они осовременивали образы «старины далекой». И боролись с серостью окружающего мира силой красоты, преображая с ее помощью здания, интерьеры, одежду, украшения, предметы быта.

Интерьер особняка А. И. Дерожинской. Построен в 1901—1904 гг. по проекту архитектора Федора Шехтеля.

Коснулись новые веяния и театральных декораций (художники-декораторы стали весьма влиятельными фигурами в деле постановки), и оформления книг. С тех пор для каждого спектакля создавалось индивидуальное оформление, а не подбиралось из старых запасов, как прежде. Книги иллюстрировались в едином стиле, графика же возродилась как самостоятельное искусство. Произошло это во многом благодаря «спасительнице» гравюры на дереве" Анне Остроумовой-Лебедевой.

Сценография к балету "Послеполуденный отдых Фавна" Лев Самойлович Бакст (Леон Бакст) Театрально-декорационное, 1912
Эскиз декораций к опере «Борис Годунов» Николай Александрович Бенуа Живопись, 1970
Грот. Эскиз декорации к опере Вагнера "Тангейзер". 1930 Мстислав Валерьянович Добужинский Живопись, 1930
Эскиз декорации "Монастырь во Пскове" к опере Н. А. Римского-Корсакова "Псковитянка" Николай Константинович Рерих Театрально-декорационное, 1920
Золотой зал. Эскиз декорации к балету А. Н. Корещенко "Волшебное зеркало" Александр Яковлевич Головин Театрально-декорационное, 1903
Терем Ярославны. Эскиз декорации к опере А.П. Бородина "Князь Игорь" Константин Алексеевич Коровин Театрально-декорационное, 1928
Вид на Зимний дворец от колоннады Биржи. 1920-е. Анна Петровна Остроумова-Лебедева Гравюра
Азбука. Эльфы-экипаж Александр Николаевич Бенуа Рисунки и иллюстрации, 1904
Александр Бенуа «Прогулка короля», 1906 г. Графика

«Вы слишком влюблены в прошлое, чтобы хоть что-нибудь современное ценить», — журил живописец и искусствовед Игорь Грабарь Александра Бенуа. Взгляд Александра Николаевича и некоторых из «певцов модерна», и правда, был обращен к минувшему, но вымышленному, опоэтизированному и сказочно-прекрасному, органично вписавшемуся в действительность рубежа XIX—XX веков.

Мастера модерна стремились воплотить в жизнь основную идею — синтеза искусств, что привело к появлению художника-универсала: архитекторы были успешными живописцами и графиками, а художники вдохновенно работали в области декоративно-прикладного искусства. Но главное — каждое их произведение, будь то частный особняк, доходный дом, общественное здание, дизайн интерьера, мебель, предметы быта или созданные по их эскизам украшения — во всем отражалась личность автора.

Проект фасада театра архитектора И.А. Иванов-Шица — одного из мастеров русского модерна, который разработал собственный узнаваемый почерк на основе Венского Сецессиона и греческой классики. 1899 г.
М.А.Врубель. Камин «Микула Селянинович и Вольга», 1899 г. Москва, Третьяковская галерея.
Фауст. Триптих Михаил Александрович Врубель 1896

Эти декоративные панно были созданы Врубелем для готического кабинета в доме А. В. Морозова в Москве.

Диктующие моду

Леон Бакст, создатель декораций к дягилевским «Русским сезонам» и автор галереи эффектных портретов, был новатором во всех отношениях. Именно он стал одним из законодателей европейской моды, особенно на экзотику и ориентализм. А еще — повлиял на модные предпочтения начала ХХ века: создавал рисунки для тканей и эскизы сценических костюмов, модели которых так впечатлили топовых парижских кутюрье Жанну Пакен, Поля Пуаре, Чарльза Фредерика Ворта, а вслед за ними — и других мировых дизайнеров одежды.

Эскиз костюма «Аглая» Лев Самойлович Бакст (Леон Бакст) 1913
Ковш. Фирма Карла Фаберже, 1889−1908 гг.

Модными стали не только наряды в стиле модерн, но и ювелирные изделия в виде стилизованных цветов, стрекоз, бабочек, замысловатые элементы декора. А еще — посуда: даже лопатки для пирога были с затейливо изогнутыми ручками.

Елена Поленова была одной из тех, кто с увлечением создавал орнаменты для мебели и предметов быта по мотивам русских народных орнаментов. Эскизы интерьеров создавали Васнецов, Коровин, Бенуа, Лансере, Головин — и тем самым поднимали эстетическую планку обывателей.

Эмалированная бонбоньерка в форме ракушки, вырезанная из цельного топаза с откидной крышкой. Крышка инкрустирована золотом, алмазами, кабошон-рубин. Фирма Карла Фаберже, мастер Михаил Перхин. 1890 г., Санкт-Петербург.
Флакон для духов. 1886 г. Фирма Карла Фаберже.
Брошь. Золото, бриллианты, аметисты, рубины. Россия, начало ХХ века.
Настольное украшение «Корзина с ландышами». Санкт-Петербург, 1895-1898 гг. Фирма Карла Фаберже, мастер М. Перхин

Архитектурный экстаз

Доходные дома, банки, магазины, особняки в стиле модерн — отдельная история. Архитекторы модерна стремились передать не только «эстетическую зрелищность фасадов», используя плавные линии, растительные мотивы, асимметрию, декоративность, стилизацию, но и создать обстановку интимности, комфорта, уюта внутри самого помещения. Были у архитектуры русского модерна и другие особенности.

«Под небом, которое часто бывает мрачным, венчания зданий должны представлять собою очень выразительные силуэты, а их внешняя поверхность — очень яркие сопоставления света и тени для достижения большего эффекта в продолжение долгих и прекрасных летних дней. Древнерусские зодчие принимали во внимание эти два условия. Они не только любили силуэты, смело выделяющиеся на небе, но и умели придавать им пошиб настолько же изящный, насколько живописный», — отмечал французский архитектор Виолле-ле-Дюк. Это наблюдение взяли на вооружение зодчие русского модерна Федор Шехтель, Лев Кекушев, Федор Лидваль, Александр фон Гоген, Густав Гельрих, создававшие свои архитектурные шедевры в Москве, Санкт-Петербурге, Киеве, Астрахани, Саратове, Омске.

Дом компании «Зингер». 1902-04 гг., Санкт-Петербург. По проекту архитектора Павла Сюзора для «Акционерной компании Зингер в России».
Государственный музей политической истории России расположен в центре Санкт-Петербурга в старинных особняках, принадлежавших балерине М.Ф. Кшесинской и лесопромышленнику В.Э. Бранту.
Доходный дом Н.Г. Тарховой. Москва, 1903 г. Архитектор Г. И. Макаев (он же девелопер и первый владелец дома).
Гостиница «Метрополь». Москва, 1899-1905 гг. Инициатором строительства стал меценат Савва Мамонтов: по его заказу британский архитектор и художник Вильям Валькот разработал первоначальный проект. Но в том же году Савву Ивановича арестовали по обвинению в крупных растратах, и хотя позже полностью оправдали, его имущество ушло на погашение долгов. Новые собственники пригласили архитекторов Льва Кекушева и Николая Шевякова: они стали соавторами проекта. Отдельные интерьеры в «Метрополе» оформили архитекторы Иван Жолтовский, Адольф Эрихсон и Виктор Веснин. А также и художники Михаил Врубель, Александр Головин, Сергей Чехонин, Игнатий Нивинский, скульптор Николай Андреев, художник-керамист Петр Ваулин.
Главный фасад здания Ярославского вокзала в Москве. Архитекторы Роман Кузьмин, Федор Шехтель, 1880-1882 гг
Доходный дом Перцовой З. А. на Пречистинской набережной в Москве. Архитектор Николай Жуков. Построен в 1907 г.
Особняк С. Н. Чаева был построен в Санкт-Петербурге в 1906-07 гг. Архитектор Владимир Апышков.
Дом торгового товарищества «Братья Елисеевы» в Санкт-Петрбурге. 1902-1903 гг. Архитектор Г. В. Барановский.
На фасаде Дома торгового товарищества «Братья Елисеевы» установлены четыре скульптуры А. Г.Адамсона: «Искусство», «Промышленность», «Наука», «Торговля».
Дом с башнями в Санкт-Петербурге, также известный как дом Розенштейна — Белогруда, 1913-1915 гг. Авторы проекта К. И. Розенштейн, А. Е. Белогруд. С 1996 года здесь находится Санкт-Петербургский театр «Русская антреприза» имени Андрея Миронова, основанный в 1988 г.
Бывший доходный дом К.Х. Кельдаля на Каменноостровском проспекте (д.13). Архитектор Шауб В. В., 1903 г.
Барельефы на фасаде доходного дома К. Х. Кельдаля на Каменноостровском проспекте.
Особняк Арсения Морозова на Воздвиженке, ныне Дом приемов Правительства РФ; с 1959 года до конца 1990-х — Дом дружбы с народами зарубежных стран. Автор проекта В. Мазырин. 1895-1899 гг.
Особняк И. Л. Динга, 1902 г. Москва. Архитектор Александр Калмыков.
Особняк Кекушевой на Остроженке. Архитектор Лев Кекушев. 1900/1901-1903 гг., Москва. Изначально участок принадлежал жене архитектора Анне Кекушевой, но вскоре был продан. После реконструкции 2018-го особняк заняло одно из подразделений дипломатического корпуса.
Усадьба крупного хлебопромышленника Паисия Михайловича Мальцева, построенная в 1900-е гг. по проекту Шехтеля, Балаково Саратовская области. Особняк-библиотека Мальцева построен в начале XX в. по мотивам западноевропейского с масками и грифами, затейливым аттиком, урнами и балюстрадой на крышах.
Особняк А. И. Дерожинской. Построен в 1901-1904 гг. по проекту архитектора Федора Шехтеля для Александры Дерожинской, владелицы текстильного предприятия «Товарищество мануфактур Ивана Бутикова». Признан одним из самых выразительных образцов московского модерна.
Кафедральный собор Святых Петра и Павла, строение 6 капелла. Архитектор Ф. О.Шехтель, 1892 г. Москва.
Церковь Василия Кесарийского на Тверской-Ямской. Непосредственно перед церковью - часовня в память дня бракосочетания государыни императрицы Александры Федоровны и государя Николая Александровича. Архитектор Федор Шехтель. 1902 г., Москва
Здание театра «Парадиз». Архитекторы Терский, Шехтель (фасад театра), 1885 г., Москва. В настоящее время - театр Маяковского

Стилизация на тему готики, поэтизация наследия русского классицизма и ампира, крыши, увенчанные драконами, разноцветные фасады, украшенные орнаментом, скульптурами наяд и головами львов, мозаичные панно, витражные окна, витые лестницы с мотивами волн, вздымающихся у нижних ступеней… А еще — перила, по которым струятся гигантские лилии, ирисы, орхидеи. Каждый особняк был неповторим и превращался в своеобразный эталон нового стиля.

Изображение ириса на фасаде особняка купца Н. И. Казакова (1898 г.) Архитектор Карл Гиппиус.
Панно М. А. Врубеля «Принцесса Грёза» на фасаде гостинцы «Метрополь» называют самым известным панно в Москве. 1898 г.
А. Головин. «Клеопатра». Декоративное майликовое панно, гостиница «Метрополь». Москва.

Интерьеры не уступали внешнему облику зданий. «Барочность» парадной лестницы нисколько не спорила с «тонкой резьбой дверей, близкой японской графике», камином, украшенным ажурными птицами в майоликовой глазури, и росписью Врубеля во всю стену в только ему присущем стиле — напротив, выгодно оттенялась.

Особняк был выстроен в 1900-1903 гг. по заказу банкира и фабриканта С.П. Рябушинского - любителя и знатока искусства. Строительство дома он поручил близкому другу - архитектору Федору Шехтелю. Один из символов особняка — мраморная лестница, выполненная в форме волны.
Особняк Рябушинского. Арочный проем между столовой и холлом. В декоре использовано множество растительных узоров, изображений насекомых, животных надводного и подводного мира: черепахи, медузы, морские коньки, ракушки и др. Окна вестибюля украшены витражами в виде огромного крыла бабочки, пола изображает водную зыбь, рельеф лепнины напоминает подернутый ряской пруд с нерасторопной улиткой.
Мемориальная библиотека Горького в особняке Рябушинского
Столовая-гостиная в особняке Рябушинского: так она выглядела при Максиме Горьком.
Особняк Рябушинского. Фрагмент фриза.
Особняк С. П. Рябушинского — жилой дом в стиле раннего модерна, Москва. Ныне — музей-квартира А. М. Горького.

Сегодня особняк Рябушинского называют шедевром московского модерна и классикой жанра. В начал XX в. отношение к этому стилю было весьма противоречивым: «Самый гадкий образец декадентского стиля. Нет ни одной честной линии, ни одного прямого угла. Все испакощено похабными загогулинами, бездарными наглыми кривулями. Лестница, потолки, окна — всюду эта мерзкая пошлятина. Теперь покрашена, залакирована и оттого еще бестыжее», — записал Корней Чуковский в своем дневнике об этом здании.

Долгое время считалось, что на эстетику стиля повлияли «низкие вкусы» буржуазных клиентов, однако проявилось и другое явление — страстное желание художников русского модерна бороться с «безобразным» в мире с помощью «художества во всех его проявлениях». Отчасти им это удалось: в тот период, по словам Игоря Грабаря, «художество» вышло за пределы музейных залов, окружив человека в его повседневной жизни, — «на улице, дома, в архитектуре, одежде, в книге, в театре». И как бы приобрело «самостоятельную духовность». Для творцов модерна значение имело все — каждая деталь становилась произведением искусства.

Ширма трехстворчатая. Начало ХХ в. Россия, Санкт-Петербур. Фабрика Ф. Мельцера. Груша, резьба, живопись.
В конце XIX - началеXX веков ведущее место в отечественной мебельной промышленности занимала знаменитая мебельная мануфактура братьев Мельцеров. Кресло. Санкт-Петербург, конец XIX в.

«В этой атмосфере произведение искусства оказывается магическим субъектом, наделенным своей собственной духовностью, способной к саморазвитию», — съязвил по этому поводу поэт Осип Мандельштам.

Дом Зинаиды Морозовой на Спиридоновке — московская усадьба в неоготическом стиле, 1893−1898 гг. Считается шедевром раннего московского модерна. Богатый и необычный купеческий дом молва окрестила «палаццо» и «московским чудом».
Портрет Зинаиды Григорьевны Морозовой.

В начале 1890-х годов Савва Морозов купил на Спиридоновке барский особняк с садом и оформил его на имя жены. Перестройкой дома занялся Федор Шехтель. Бал, устроенный Морозовыми по случаю новоселья, долго обсуждала вся Москва. После смерти Саввы Морозова Зинаида Григорьевна продала имение промышленнику и меценату Михаилу Рябушинскому, который эмигрировал в 1918 г. Позже здание было национализировано.

Парадная лестница. Скульптура Михаила Врубеля. Фото из книги Виктора Сутормина «По обе стороны Арбата, или Три дома Маргариты. ПутеБродитель».
Михаила Врубеля «Рыцарь».
Особняк З.Г. Морозовой. После национализации здание было передано в ведомство Наркомата иностранных дел и позднее переоборудовано в Дом приемов МИД

После художников-чудаков, обожавших вычурные затеи, пришли другие авторы и «наверстали упущенное» массовым производством «типовых проектов». А созданные мастерами модерна произведения остались как память об их стремлении уйти от обыденности в мир красоты — туда, где все уникально, индивидуально, неповторимо.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится