Сфорца и Пиччинино: роль наемников в Италии.
94
просмотров
Наемники в Италии играли главную роль при ведении войн. Будучи единственной силой, кондотьеры обладали огромной властью над судьбами итальянских государей.

Италия в XV веке. Главные враги и основные политические центры

Лишь будучи империей, Италия смогла почувствовать себя не просто единым государством, но и доминирующим центром над остальным древним миром. С момента распада империи Италия постоянно пребыла в раздробленном состоянии, часто становясь мишенью для иностранных завоевателей.

Множество факторов не позволили удельным итальянским княжествам и республикам объединиться. Один из них — выбранный способ ведения войны: найм кондотьеров вместо регулярной армии.

Италия встретила XV век в довольно напряженном состоянии. Помимо внутренних распрей, страна страдала от иностранных притязаний — завоевать ее мечтали многие властители Европы. Так, север Италии, Ломбардию со столицей в Милане, в будущем покорит Франция; Венеция, могущественнейшая торговая республика, падет под натиском австрийцев; неаполитанский трон уже в это время займет король Арагона, страны на Иберийском полуострове.

Покорение Италии.

К XV веку в Италии сложилось несколько центров власти: Миланское герцогство в Ломбардии, Венецианская республика на севере, Флорентийская республика в Тоскане, Папская область с Римом и Неаполитанское королевство на юге Италии.

Италия в 1437 году.

Причины выбора кондотьеров

Всем этим могущественным республикам было легче заплатить кому-то за ведение войны, нежели самим собирать ополчение, вооружать их и вести в бой. К тому же слава о доблести кондотьеров шла впереди них. Свои же генералы у республик были, но, как показала история, они уступали наемникам в проессионализме и отличались тщеславием.

Выбор итальянских властителей критиковал Никколо Макиавелли. Он отмечал, что «наемные войска бесполезны и опасны, никогда не будет ни прочной, ни долговечной та власть, которая опирается на наемное войско, ибо наемники честолюбивы, распущены, склонны к раздорам, задиристы с друзьями и трусливы с врагом, вероломны и нечестивы. В мирное же время они разорят тебя не хуже, чем в военное — неприятель».

Макиавелли уверен, что использование наемников было одной из причин раздробленности Италии, поскольку большинство войн того времени из борьбы между государствами перерастали в борьбу между кондотьерами. Именно о такой истории пойдет речь ниже.

Война между Миланским Герцогством и Лигой

В 1437 году, когда в Италии после очередной тяжелой войны, наконец, установился мир, снова нашлись те, кто готов был взяться за оружие. Герцог Миланский Филиппо Мария Висконти нашёл удобный повод и снова начал подготовку к войне, целью которой был захват венецианских владений.

Филиппо Мария Висконти, герцог.

Висконти послал своего верного кондотьера Никколо Пиччинино в Романью, чтобы посеять зерна смуты. Никколо снискал славу одного из лучших наёмников Италии, конкурентом которого можно было назвать разве что Фраческо Сфорца, не менее искусного военного стратега. По сговору, Никколо должен быть притвориться, что крайне недоволен тесными дружескими отношениями между графом Сфорца и герцогом. Дружба эта основывалась на том, что герцог, дабы ослабить своих врагов, представленных в виде Лиги, в которую входили Венеция и Флоренция, решил породниться с графом Франческо Сфорца, чтобы лишить тем самым Лигу единственного способного переломить ход войны наёмника. Графу была не раз уже обещана одна из дочерей герцога в жены, однако до дела так и не доходило. То ли герцог сомневался в этом решении, то ли понимал, что в его руках хороший инструмент для манипуляции, но помолвка всячески оттягивалась, а графу оставалось слушать обещания герцога.

Никколо Пиччинино.

Для самого Сфорца подобное родство было очень выгодным, поскольку в перспективе давало не только крепкую дружбу с герцогом, но и права на трон. Рассуждая подобным образом, Франческо крайне бережно относился к их отношениям с герцогом, поэтому в предыдущих войнах против него Сфорца, выступая на стороне Лиги, сражался только в Тоскане и наотрез отказывался вступать на Ломбардские земли. В противном случае, это бы означало прямо заявить герцогу о враждебных намерениях и лишиться, как ему казалось, возможности породниться. Таким образом, герцог Миланский обладал внушительным влиянием на двух самых главных кондотьеров Италии. Для остальных же это означало просто-напросто остаться без оружия.

Франческо Сфорца.

Никколо Пиччинино должен был выразить на всю Италию своё недовольство герцогом за его приятельские отношения со Сфорца. Что он и сделал, при этом закрепился в крепости в Каземурате. Затем Никколо пожаловался на герцога Паре Римскому и предложил напасть на владения графа Сфорца в папской области, которые тот «варварски» отобрал у Папы. Понтифик охотно согласился, хотя многие его убеждали в ложности помыслов кондотьера, и отправил ему пять тысяч дукатов. Пиччинино напал поочередно на Равенну, Форли, Имолу и Болонью. Каждый город пал под натиском кондотьера. Мало этого, Пиччинино нанёс Папе и личное оскорбление, написав ему, что тот получил по заслугам, раз помыслами своими решил разрушить крепкую дружбу между прославленным кондотьером и герцогом. При этом Никколо продолжал распространять слухи о своем ложном переходе под начальство венецианцев. Тем временем он прибыл в Ломбардию, объединился с остатками сил герцога направился на Брешу.

Передвижение Никколо Пиччинино.

Между тем, герцог продолжал свою «игру». Он всячески убеждал Флоренцию и Венецию, что к «варварским» набегам в Романье не имеет никакого отношения, а Пиччинино ответит лично перед герцогом за нарушение мира в Италии. Впрочем, никто не верил этим россказням, понимая, что они лишь прикрытие истинных намерений герцога — один на один расправиться с Венецией, не привлекая Флоренции. Венеция, как пишет Макиавелли, надменно полагала, что справится самостоятельно, но быстро стушевалась. Флоренция, поначалу не особо желавшая снова взваливать на себя бремя войны и расходов, очень скоро поняла, что вслед за Венецианской подругой пойдет и она сама, поэтому решение начать войну пришло само собой.

Начало военных действий

С горем пополам убедив графа Сфорца начать военные действия в Ломбардии, Лига выставила на карту свой козырь, уравняв шансы, и началась борьба между Франческо Сфорца и Никколо Пичинино.

Кондотьер.

Война продолжалась четыре года с переменным успехом для обеих сторон. Сначала театр военных действий располагался в Ломбардии, возле города Бреши, который был осажден силами герцога и Пиччинино. Нери ди Джино Каппони, одно из первых лиц Флоренции наравне с Козимо Медичиуговорил Сфорца перейти в Ломабардию и начать там военные действия.

Леонардо да Винчи «Конный монумент Франческо Сфорца».

Война пошла намного проще для Лиги. Граф одержал ряд внушительных побед и уже готовился снять осаду с Бреши, как наступила зима и пришлось на время сложить оружие. Венецианцы же были недовольны таким положением, они желали скорейшего освобождения Бреши, ведь, по их разумению, если этот город падет, для герцога откроется прямая дорога на Венецию, и эти земли будут уже окончательно потеряны. Граф Сфорца считал иначе, и на этой почве снова разразился конфликт, решать который взялся Нери ди Джино Каппони. Кондотьер утверждал, что поход на Брешу лишь зря измотает войско, и Сфорца придется возвращаться назад к началу весны за снабжением. Последнее потребует некоторого времени, и возможность возобновить военные действия будет лишь к началу лета. Иначе говоря, это предприятие — лишь потеря времени. Венецианцы не могли ни приказать кондотьеру, ни настоять на своём, поэтому пришлось во всём «довериться» военному опыту наёмника.

Тем времнем герцог решил атаковать Флоренцию, которая не только не припомнила Венеции старые обиды, но и помогла деньгами, а также вывела на поле боя графа Сфорца. Герцог направил Пиччинино в Тосканские земли наводить страх на флорентинцев, чтобы и ослабить последних, и отвлечь внимание графа от Ломбардии. Позже это действительно сработает.

Паоло Уччелло «Битва при Сан-Романо».

Пока граф «выяснял отношения» с венецианцами, Никколо перешёл в Тоскану, преследуя, как и полагается «порядочному» кондотьеру, свои цели, хоть они и совпадали с намерениями герцога. Никколо, в отличие от Франческо, не имел за собой никаких земных владений, поэтому целью похода в Тоскану для него стало разграбление земель своего заклятого врага и, возможно, приобретение собственных.

Последнее подействовало на графа. Узнав только о возможности угрозы для своих владений, Сфорца тут же из честолюбия начал требовать своего перевода в Тоскану. Венецианцы возражали и справедливо отмечали, что данный поступок — лишь приманка. Дож также отмечал, что потеря графа будет означать полное поражение для Венеции в Ломбардии. Как отмечает Макиавелли, венецианцы и вовсе отказались от расходов на защиту собственных владений, поскольку они были высокими. Иными словами, венецианцы полностью отдали свою защиту в руки наёмника и от его воли сейчас зависела судьба Венецианкой республики. Граф внял этим соображениям, к тому же Папа Евгений выразил свою готовность исполнить своё обещание и действовать в союзе с Лигой.

Окончание войны

Через некоторое время, вдоволь настрадавшись от набегов Никколо, флорентинцам удастся нанести сокрушительное поражение Пиччинино, рассеяв его армию и оставив его самого лишь с тысячей конных воинов. Враги встретились на мосту, что было крайне выгодно для флорентинцев. Сражение длились уже несколько часов, инициатива переходила из рук в руки, и, наконец, Никколо пришлось бежать. Что удивительно, по словам Макиавелли, данное побоище унесло жизнь всего одного несчастливца, которому злая судьба уготовила упасть с лошади и быть затоптанным.

Никколо в кратчайшие сроки смог собрать ещё большую армию и вернулся в Ломбардию. Герцог, как и его враги-венецианцы, полностью положился на своего верного кондотьера.

Война подходила к концу. Закончиться ей было суждено там же, где она и завязалась — возле Бреши. Никколо удалось занять один замок близ Бреши и сильно там укрепиться. Франческо не заставил себя ждать и последовал навстречу врагу, осадив замок, но вскоре оказался в положении худшем, чем осаждённые. Осознавая всю чудовищность положения своего врага, Никколо с герцогом уже праздновали победу, как вдруг произошло событие, в корни повернувшее ход войны и способствовавшее скорейшему её завершению.

Честолюбие и гордость Пиччинино сподвигли его напомнить герцогу, что было бы неплохо отблагодарить кондотьера за все военные успехи. Он даже осмелился пригрозить герцогу. Это стало роковой ошибкой, ибо характер герцога был таковым, что ему легче было сговориться с врагами, чем перенести оскорбление. Поэтому он втайне от Никколо договорился со Сфорца и представителями Флоренции и Венеции о заключении мира. Война закончилась в 1441 году. Пиччинино, лишившись всего, ушёл искать славы в другую часть Италии, а его заклятый враг Фраческо Сфорца в 1444 году все-таки женится на одной из дочерей герцога.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится