Штрихи к портрету Михаила Нестерова: Смерть и Чудо в жизни русского живописца.
36
просмотров
Михаил Васильевич Нестеров прожил долгую и насыщенную жизнь: 80 лет, на которые пришлись три войны и две революции. Он не раз менял свое творческое амплуа: был пейзажистом, расписывал храмы, писал иконы, создавал концептуальные философские полотна, был портретистом. Но существовало нечто, объединяющее все эти ипостаси: особое отношение художника к Смерти и Чуду.

«Хоронила меня мать»

Под образами в полутемной комнате на столе стоит гроб. Маленький, детский. В нем ребенок. Ему едва исполнилось два года. Иконка Тихона Задонского лежит в сложенных на груди ручках. Отец уже пошел могилу заказывать на кладбище.

— Что, матушка? Забирает-то Господь к себе твоих детушек? Какого уже схоронила? Шестого? — вокруг матери новопреставленного крутится приживалка.

Мать стоит у гроба с каменным лицом. Без слез. Без криков и мольбы. Стоит и не обращает внимания ни на что. Предыдущие дети, а схоронила она уже и не шестерых, а восьмерых, не доживали до двух лет. И, да. Она привыкла хоронить: вот и муж ее ушел на кладбище с тихой покорностью заказывать могилку… Но этот. Мишенька. Она успела полюбить его. Вечно хворый, хилый. Уж и травками отпаивали, и в церквах отмаливали и даже местного ведуна-колдуна приглашали заговорить младенца от болезней. Не помогло. Лежит теперь такой тихий, словно уснул.

Женщина упала на колени и стала истово молиться. И даже слезы, наконец-то, брызнули из глаз. И первый крик вырвался из груди. И она вымолила Чудо! Мальчик слабо начал дышать. Развернул посиневшую ручку, сдвинув иконку с груди. Выжил!

Было ли все так на самом деле? Кто знает. Но в семействе Нестеровых это предание о Чуде воскрешения осталось навсегда. И даже когда выживший Мишенька вырос и превратился в Михаил Васильевича, то все равно любил слушать историю о своем чудесном возвращении из мира мертвых. Это событие во многом обусловило мировоззрение художника Михаила Нестерова: где-то совсем рядом бродит смерть. «Мертвыми» называли героев его полотен некоторые критики. Но всегда возможно Чудо.

Несение креста Михаил Васильевич Нестеров 1912

Неблагословленная любовь

— Маменька, папенька! Машенька — сама жизнь моя! Благословите брак! — Михаил Нестеров, в ту пору молодой человек 20-ти лет от роду, влюблен и страстно хочет жениться.

— Да куда тебе жениться? Пятый год училище окончить не можешь! Художник! — в словах отца звучало презрение. Он — купец, и без того уже многое позволил своему сыну. Позволил не наследовать купеческой традиции. И даже не в инженеры податься, как было задумано вначале, когда выяснилось, что сын Михаил и спичечного коробка продать толком не может. Разрешил в художественное училище пойти. И вот Михаил все учится и учится. То в Москве, то в Петербурге. Да все звания художника получить не может. Хоть бы медальку какую завалящую родителям предоставил. А то из всех наград только слова, что Перов его, дескать, хвалил. А тут — новая вольность. Жениться ему захотелось. — Не будет тебе родительского благословения. Ступай.

Из родительского дома Нестеров поехал в Москву доучиваться на художника. Его любимая — Мария Мартыновская, с которой Нестеров познакомилась на родине, в Уфе, осталась дома. Будущий художник принялся работать с утроенной силой. Эскиз «Призвание М. Ф. Романова» решением совета Училища даже взяли в «оригиналы». Правда, работа стоила ему немалых нервов и здоровья: приходилось писать по ночам. В результате слег от перенапряжения. И к нему из Уфы примчалась любимая — утешить и поддержать. Вскоре влюбленные обвенчались, так и не получив благословения на брак. Отца не смягчили достижения сына. Теперь он поставил новое условие: «Тогда поверю, что ты художник, когда твою картину Третьяков для своей галереи купит!». Кстати, это случилось через пять лет после описываемых событий: Третьяков купил нестеровского «Пустынника» (1888).

А в день свадьбы была такая прекрасная погода. И настроение влюбленных было самое радужное. Они праздновали с друзьями, пока одного из них, доктора, не отозвали от застолья.

— А что случилось? - встревожилась компания.

— Женщина рожает тяжело. Помощь нужна. Я скоро буду.

Доктор уехал. Вернулся с дурным известием. Не спас он роженицу. Умерла.

Потом Нестеров не раз в своих дневниках и письмах припомнит этот эпизод. И то дурное предчувствие, которое закралось в сердце, чтобы потом вырасти в настоящую беду. И смерть.

Жена художника в подвенечном платье. Урождённая Мартыновская Мария Ивановна Михаил Васильевич Нестеров Живопись, 1886
До государя челобитчики Михаил Васильевич Нестеров Живопись, 1886
Портрет М.И. Нестеровой, первой жены художника Михаил Васильевич Нестеров Живопись, 1886
Девушка в кокошнике. Портрет М.И. Нестеровой Михаил Васильевич Нестеров Живопись, 1885

Меньше чем через год его любимая жена Машенька умрет сразу после родов. И Нестерова, который только что упивался чудом рождения дочери, смерть придавит своим огромным камнем горя. Они опять окажутся рядом: Чудо и Смерть.

Художник еще долго будет вспоминать и транслировать на картинах образ любимой жены. Все его царевны — это Машенька. Впрочем, он ее и при жизни писал. Картина «До государя челобитчики», которая принесла ему большую серебряную медаль и звание классного художника, запечатлела в центральной светлой фигуре юноши с факелом именно Марию Мартыновскую-Нестерову.

Царевна Михаил Васильевич Нестеров Живопись, 1887
Ангел печали. Оригинал для мозаики в арке над криптой во имя святителя Петра Митрополита в имении Н.И. Оржевской Новая Чартория Михаил Васильевич Нестеров Живопись, 1901

Смерти нет! Есть Чудо!

С 28-летнего возраста Михаил Нестеров начал расписывать церкви. И первым его опытом оказался Владимирский собор Киева. Главным художником тут был Виктор Васнецов, но и у Нестерова фронт работ оказался значительным. Так, он писал образ святой Варвары, которой отец-язычник отсек главу за ее любовь к Христу. Своей моделью художник выбрал дочь историка искусств Адриана Прахова, немало сил вложившего в создание собора. Елена, Леля Прахова, поразила художника своими огромными, живыми глазами. Нестеров изображал на эскизах стоящую на коленях Лелю-Варвару, но комиссия наброски безжалостно отвергала.

— Не хотим молиться Леле Праховой! — вынес вердикт генерал-губернатор, которому эти слова долго и упорно внушала его жена, ревниво относившаяся ко всем барышням вокруг.

На стенах Владимирского собора в итоге написана несколько иная Варвара.

Михаил Нестеров. Леля Прахова. Этюд к образу святой Варвары Великомученицы для иконостаса диаконника Владимирского собора. 1894 и Виктор Васнецов. Портрет Елены Адриановны Праховой. 1894
Михаил Нестеров. Великомученица Варвара. Эскиз иконостаса диаконника Владимирского собора в Киеве. 1890-е и Святая Варвара. Фото из Владимирского собора

«Я должен был исполнить каприз киевских дам — переписать лицо Св. Варвары, отдаленным оригиналом для которой послужила мне Леля Прахова… Я пробовал привести Комитету все резоны, почему необходимо было лицо Варвары оставить непереписанным. Все было напрасно. Комитет, загипнотизированный графиней Игнатьевой и киевскими дамами, оставался неумолим. С огромным трудом удалось Васнецову уговорить меня сделать эту уступку (мне было дано понять, что если я не перепишуголовусам, перепишет другой художник). Варвару я переписал. Лицо стало более общее, в нем утратилась индивидуальность милого оригинала. Выражение я старался удержать прежнее, что будто бы, мне удалось. Комитет был в восторге. Меня благодарили. Это была самая крупная неприятность, какую я имел за время росписи Владимирского собора», — вспоминал Нестеров.

Но свои эскизы Лели-Варвары Нестеров сохранил, чтобы создать на их основе полотно «Чудо». Над этой картиной художник работал 27 лет, правда, с большими перерывами. В 1898 году картина была готова, и от нее пришел в ужас Серов. «Вы как хотите, но это уже слишком!» — сказал он, отреагировав на сюжет. Нестеров изобразил, как усеченная глава Варвары покоится на земле. Широко распахнутые очи блаженно взирают на небо. Коленопреклоненное тело святой продолжает простирать руки вверх. С небес спускается венец. Пусть ужаснулся Серов, зато полотно понравилось Левитану и Васнецову, чье мнение Нестеров чрезвычайно ценил.

На дягилевской выставке картина имела грандиозный успех. В Мюнхене и Дюссельдорфе — тоже. При этом художник все время в ней что-то подправлял — дорабатывал.

При советской власти в 1923 году картину решили выставить в качестве достижений уже советских художников в Северной Америке. Правда, голову повелели вернуть на плечи. Советский человек не должен голову терять. В результате этого, уже советского «чуда», Нестеров подверг картину смерти — вернувшееся из Америки полотно было им уничтожено.

Так выглядело полотно Михаила Нестерова «Чудо» в 1898 году.
Голова великомученицы Варвары. Фрагмент картины "Чудо", уничтоженной автором в 1931 году Михаил Васильевич Нестеров 1924

Но все это будет позже. А в те годы, пока еще существовала царская Россия, Нестеров продолжал упоенно писать чудеса по смерти. Одной из любимейших своих работ он считал картину «Дмитрий-царевич убиенный» (1899). Светлое покойное лицо только что убитого ребенка — царевича Димитрия — должно было показать, что смерти — нет! Явлено Чудо. Господь уже ждет маленького страстотерпца на небесах.

Дмитрий-царевич убиенный Михаил Васильевич Нестеров 1899

Смерть и Родина

Михаил Нестеров немало лет — вплоть до 1942 года — проживет в уже иной России, советской. Художник писал в дневнике: «Пережитое за время войны, революции и последние недели так сложно, громадно болезненно, что ни словом, ни пером я не в силах всего передать. Вся жизнь, думы, чувства, надежды, мечты как бы зачеркнуты, попраны, осквернены. Не стало великой, дорогой нам, родной и понятной России. От ее умного, даровитого, гордого народа осталось что-то фантастическое, варварское, грязное, низкое. Одна черная дыра, и из нее валят смрадные испарения „товарищей“ — солдат, рабочих, всяческих душегубов и грабителей…».

По сути этими словами Нестеров констатировал смерть той родины и того народа, которых он постоянно изображал на своих полотнах. Уже нет никакой «Святой Руси», и «Душа народа» уже никуда не шествует вслед за мальчиком-крестьянином, написанным художником с сына Алеши.

Святая Русь Михаил Васильевич Нестеров Живопись, 1905
На Руси (Душа народа) Михаил Васильевич Нестеров Живопись, 1916

Вот и Нестеров перестал писать символические полотна, проникнутые богоискательством. Перешел на портреты.

Советская жизнь явила ему немало «смертельных чудес». Это и арест старшей дочери Ольги. Она вернется после долгих лет лагерей на костылях. А ее мужа сочтут шпионом и расстреляют. Расстреляют и мужа другой его дочери, Натальи. Он был пушкинистом и основателем музея-квартиры Пушкина на Мойке. У художника было семеро детей: дочь Ольга от первого брака с Мартыновской; дочь Вера и сыновья Михаил и Федор от гражданской жены Юлии Урусман; две дочери и сын — Наталия, Анастасия и Алексей — от второго брака с Екатериной Васильевой.

Нестеров, сам отсидевший в тюрьме несколько недель, хлопотал за родных, писал письма Сталину. Но, увы. Власть на просьбы откликнулась иным «чудом»: художнику за портрет физиолога Павлова присудили Сталинскую премию I степени, а на следующий год в связи с восьмидесятилетием удостоили звания заслуженного деятеля искусств РСФСР и наградили орденом Трудового Красного Знамени.

Художник все писал портреты. Одной из его любимейших вещей стал портрет умирающей девушки: «Больная девушка» (1928). «Больнушка» — так называл ее художник — Зоя Владимировна Буркова приехала после землетрясения в Москву из Ялты. Она доживала последние дни, и ее образ настолько потряс Нестерова, что он написал картину. В основе ее композиции — акварельные наброски, который художник сделал еще в 1886 году у постели умирающей жены Марии. «Больнушку» у Нестерова купит Максим Горький.

Больная девушка Михаил Васильевич Нестеров 1928

Последний увлекший художника цикл портретов связан с сыном Алексеем. Он уже не раз писал его. Алексей был сильно болен (туберкулез). Отец, стоя перед его постелью, наносил на полотно любимые черты.

18 октября 1942 года художника не стало. 8 ноября этого же года умер его сын.

Алеша Нестеров. Этюд Михаил Васильевич Нестеров Живопись, 1919
Портрет сына в испанском костюме Михаил Васильевич Нестеров Живопись, 1933
Портрет Алексея Михайловича Нестерова Михаил Васильевич Нестеров Живопись, 1931

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится