Трагедия в Бхопале: ядовитая ночь на индийском заводе
258
просмотров
Двойные стандарты американской компании убили 20 тыс. человек

Крупнейшая техногенная катастрофа в истории

Крупнейшая техногенная катастрофа в истории 3 декабря 1984 г., Бхопал.
3 декабря 1984 г., Бхопал.
3 декабря 1984 г., Бхопал.

Эти фото сделаны 3 декабря 1984 г. Утром этого дня улицы Бхопала усеяли 3 тысячи мертвецов и тысячи трупов кошек, собак, птиц и коров. Но это были только первые жертвы аварии на американском химзаводе «Union Carbide», в каждый следующий день сотнями умирали и умирали отравленные ядами бхопальцы. Минимальная оценка числа погибших от прямых последствий аварии — 18 тыс. человек.

Химический завод находился рядом с городом и уже более 15 лет производил пестициды. Для производства основного инсектицида (севина) необходим метилизоцианат (МИЦ) и фосген (фосген использовался еще с Первой мировой войны как боевое отравляющее вещество). МИЦ — это смертельно ядовитый газ, при концентрации его в воздухе более 0,05 мг на кубометр он наносит всему живому в зоне поражения тяжелые повреждения: сжигает слизистую, глаза, клетки легких заполняются кровью и начинается их отек с высоким риском смерти от удушья или получения пожизненной инвалидности.

Реклама «Union Carbide».
Севин.

Руководство «Union Carbide» отлично знало, что такое метилизоцианат. Газ испаряется при нагреве 39 °C и нуждается в особых условиях хранения, особенно в жарком климате Индии; кроме того, необходима полная изоляция МИЦ от внешней среды, так как добавление воды в сжиженный газ вызывает реакцию с выделением тепла, а значит — нагрев и испарение этого яда. Три цистерны с МИЦ были вкопаны на заводе в Бхопале в землю и снабжены на случай аварии несколькими системами безопасности. При начале экзотермической реакции можно было применить несколько средств спасения: 1) так называемый скруббер (подключенный к цистерне нейтрализатор яда); 2) холодильник с пустой цистерной, куда можно перекачать ставший нестабильным МИЦ; 3) факел (по сути, труба), в который попадает испаряющийся газ и где он сжигается; 4) если все это не предотвратило утечку, рабочим следовало поливать водой из брандспойтов верх трубы, выбрасывающей пары МИЦ — холодная водяная завеса предотвращает распространение газа. Кроме того, в цистернах должна стоять заглушка, блокирующая попадание воды. В общем, на заводе имелось достаточно средств безопасности.

Системы безопасности.
Выкопанная злополучная цистерна.

Тем не менее в 00:30 3 декабря 1984 г. в одной из цистерн МИЦ началась мощная реакция — в цистерну попала вода. Предохранительный клапан был сорван, и газ вырвался наружу. Полтора часа 42 тонны яда облаками валили из трубы завода. МИЦ распадался на многочисленные опасные соединения, в том числе цианистые кислоты, цианистый водород, угарный газ, оксиды азота и фосген. Газовое облако в прохладную ночь окутало плотно населенный трущобный район Бхопала и стало стелиться по земле, заползать в открытые окна и дверные щели. Дети глотали яд во сне и умирали, не успев проснуться и что-то понять. Взрослые просыпались от жуткой боли в груди и начинали откашливать легкие, их тошнило кровью, они задыхались. Кто мог, выбегал на улицу и бежал куда глаза глядят (если везло, то подальше от газового облака).

Хазира Би, одна из жительниц, вспоминала: «Люди падали на землю, изо рта у них шла пена. Многие не могли открыть глаза. Я проснулась после полуночи. Люди выбегали на улицу кто в чем был…» Бежали, глотали еще больше отравы и в кошмарных мучениях умирали. Кого-то задавили в паникующей толпе, кто-то умер к утру у больницы, не дождавшись помощи. Врачей на всех не хватало, да и они едва могли помочь — завод вовремя не поднял тревогу и не проинформировал докторов, чем отравлены люди. В первые три дня после аварии погибло 8 тыс. человек (еще 10 тыс. — в последующие месяцы и годы). Хуже всего пришлось детям. Газ распространялся у земли, так что чем ниже рост человека и меньше его вес, тем больше концентрация яда.

День трагедии.
Погибшие.

По масштабу жертв случившееся в Бхопале до сих пор остается крупнейшей техногенной катастрофой в истории. По сравнению с этим Чернобыльский 4-й энергоблок нервно чадит в сторонке. В Бхопале в 1984 г. жило 895 тыс. человек. Пострадало и получило медицинскую помощь 574 тыс. человек, из них более 200 тыс. — дети. До сих пор более 140 тыс. человек страдают от тяжелых заболеваний, вызванных аварией, многие остались инвалидами. Никого не эвакуировали, а почву вокруг завода и в городе не дезактивировали. На территории завода, закрытого вскоре после аварии, все еще хранятся сотни тонн опасных химических веществ. Когда идет дождь, яды через почву попадают в грунтовые воды. Жители пьют отравленную воду и едят отравленную пищу. До сих пор в Бхопале рождается большое количество больных детей; там высокая заболеваемость раком и другими опасными болезнями.

Дети Бхопала.
Дети Бхопала.
Фото, ставшее символом трагедии.

Преступление и наказание «Union Carbide»

В чем причина аварии? Как вода попала в цистерну, все еще неизвестно, скорее всего, по ошибке плохо обученного персонала во время рутинной промывки заводского оборудования. Но вода при всех системах безопасности еще не гарантировала катастрофы. Сразу же после случившегося в руководстве компании (прежде всего, директор Уоррен Андерсон) заявили, что вина лежит на некоем злоумышленнике, устроившем саботаж и специально налившем воду в цистерну с МИЦ. Мол, это мог быть мстительный уволенный рабочий. Но доказательств этой версии, перекладывающей ответственность с «Union Carbide» на таинственного саботажника, до сих пор не было представлено. Зато расследование аварии выявило огромное количество свидетельств преступной халатности топ-менеджмента.

Уоррен Андерсон.
Активисты призывают к ответу.

Еще за несколько лет до аварии завод в Бхопале был многообещающим предприятием. Но проблема в том, что производство расширили, но расчет топ-менеджеров на рост рынка пестицидов не оправдался. Засуха 1983−84 гг. «добила» платежеспособный спрос индийского сельского хозяйства на пестициды, и завод стал еще более убыточным. Чтобы скомпенсировать этот провал, руководство постоянно сокращало расходы и перестало вкладывать даже минимальные средства в обслуживание и профилактический ремонт систем безопасности. Компания работала по двойным стандартам — положение с ТБ на предприятиях в США было кардинально иным (в лучшую сторону). Если бы так экономили на опасном заводе на территории США, то все инспекции его бы давно закрыли для капитального ремонта и модернизации — не дай бог погибнет американский рабочий. Впрочем, затем ведь и размещали производство в развивающихся странах — чтобы экономить на всем подряд. Индийское правительство, в свою очередь, игнорировало это, так как из-за проблем с безопасностью в промышленности Индии вообще можно было закрыть половину заводов.

Бхопал.

Многолетняя порочная практика экономии привела к целому вороху фатальных проблем и нарушений норм безопасности. Вот только основные:
1. «Union Carbide» экономила на найме дорогостоящего и квалифицированного персонала. Незадолго до аварии было сокращено 450 сотрудников, в том числе несколько инспекторов и инженеров систем безопасности. В ночь аварии на заводе не оказалось ни одного такого специалиста. Персонал плохо обучали.
2. В угоду большей производительности в цистерну загрузили 42 тонны МИЦ (что в несколько раз выше допустимой нормы). Даже если бы скруббер в ночь аварии был в полностью рабочем состоянии, он не мог бы справиться с таким объемом. Но…
3. Скруббер не работал. Он уже долгое время стоял «на ремонте».
4. Холодильник, в который можно было перекачать МИЦ, тоже не работал — был «на ремонте», а дорогой фреон увезли на другие заводы.
5. Факел, который мог сжечь горючий МИЦ, вырвавшийся из цистерны, не работал — участок трубы, подлежащий замене, был демонтирован, но замену так и не произвели.
6. Оставалось последнее — брандспойты. Они работали, но были недостаточно мощные, чтобы струи воды достигли вырывающихся из трубы клубов МИЦ.

Вдобавок ко всему датчики, указывающие на состояние цистерны, дышали на ладан, а часть не работала вовсе. Решить все эти проблемы можно было небольшими вложениями, но руководство завода не стало, предпочтя, как и долгие годы до этого, и дальше полагаться на «okay» и «allright». Все ведь так и было. Ну, почти… — небольшие утечки с тех пор, как началась строгая экономия, стали нормой, и на заводе уже бывали смертельные случаи отравления отдельных рабочих. Когда случилась утечка и внезапный скачок давления в цистерне с МИЦ 3 декабря 1984 г., операторы приняли это за обычную мелкую неисправность. Когда поняли, что происходит, было уже поздно, а работающих средств спасения — никаких.

Пострадавшая.
Пострадавшая

Завод закрыли, но руководству компании все сошло с рук. Правительство США отказалось выдать Индии виновников трагедии под предлогом того, что они не сделали ничего плохого американским гражданам, а значит, наказывать их не за что. В 1989 г. компания «Union Carbide» выплатила жертвам аварии ничтожную сумму в 470 млн долларов в обмен на отказ от исков и претензий. Семьи погибших получили по 2058 долл., пострадавшие и инвалиды — по 800−900 долл. И на этом — все. «Union Carbide» отказалась заниматься очисткой зараженной местности. В 2010 г. семь топ-менеджеров завода индийский суд приговорил за непреднамеренное убийство к 2100 долл. Штрафу и 2 годам заключения условно. Интересно, как бы отреагировало правительство США, если бы индийская компания убила 20 тыс. американских граждан, сделала бы десятки тысяч инвалидами и бросила подачку в 470 млн долл. Вопрос риторический.

Когда дело касается американских граждан и интересов, все выглядит иначе. В 2010 г. авария на нефтедобывающей скважине «Бритиш Петролеум» в Мексиканском заливе угробила 11 человек. Компания договорилась с правительством США о досудебном урегулировании и выплатила штраф в 4,5 млрд долл. Еще 14,5 млрд долларов «BP» заплатила по частным претензиям пострадавших, и это при том, что здесь страдания были в основном материальные. Цифры выплат после одной аварии и после другой говорят сами за себя.

Догнивающий завод в наши дни.
На заводе.

Завод в Бхопале был брошен компанией и до сих пор ржавеет. Жители города все еще болеют, преждевременно умирают и не получают компенсаций, а богатеи корпорации «Dow Chemical», ныне владеющей производствами «Union Carbide», по-прежнему богатеют.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится