Великая паровозная гонка: дерзкий диверсионный рейд северян в тылу армии конфедератов
52
просмотров
Во время Гражданской войны в США командование северян неоднократно пыталось вывести из строя Западно-Атлантическую железную дорогу в тылу армии Конфедерации. Одна из таких попыток, предпринятая в апреле 1862 года, привела к событию известному как «Великая паровозная гонка».

Группа диверсантов-северян угнала паровоз, намереваясь совершить ряд диверсий на железной дороге. Многообещающая диверсионная акция оказалась сорвана усилиями нескольких гражданских железнодорожников под негласным лидерством обычного проводника Уильяма Фуллера.

Тридцатитрёхлетний Джеймс Эндрюс не был кадровым военным, но в начальный период Гражданской войны в США стал одним из самых успешных шпионов федеральной армии. Маскируясь под контрабандиста, он путешествовал по территории конфедеративных штатов Джорджия и Теннесси, собирая разведывательную информацию о дислокации и силах войск Конфедерации, которую затем передавал своему командованию. При этом его деятельность носила двоякий характер и приносила Югу не только вред, но и немалую пользу. Дело в том, что командование федеральных войск в этот период мало использовало добытую Эндрюсом разведывательную информацию, а «расплачиваться» за неё приходилось поставкой на Юг ценных контрабандных товаров, в частности, хинина — лекарства от малярии. Тем не менее, Эндрюс имел репутацию успешного разведчика, неоднократно бывавшего во вражеском тылу.

Джеймс Эндрюс, шпион армии США в начальный период Гражданской войны

Весной 1862 года Эндрюс узнал о готовящихся наступательных операциях армии США на Западном театре военных действий. Поскольку он уже бывал в тех местах, в его голове быстро созрел оригинальный план диверсионной операции по выведению из строя главной транспортной артерии южан — Западно-Атлантической железной дороги. Для этого Эндрюс планировал совершить дерзкую акцию: с отрядом из восьми человек похитить в Атланте локомотив и на нём двигаться на север, чтобы уничтожить коммуникации южан в западном Теннесси. Кульминацией рейда должно было стать сожжение длинного железнодорожного моста через реку Теннесси в Бриджпорте.

Дон Карлос Бьюэлл, командующий армией Огайо. Известен как своими военными талантами (генерал Улисс Грант считал, что «Бьюэлл обладал талантом для занятия самых высоких командных должностей»), так и тем, что был рабовладельцем и неоднократно высказывался в поддержку Юга

Непосредственный куратор Эндрюса бригадный генерал Дон Карлос Бьюэлл, командующий армией Огайо, разрешил Эндрюсу провести рейд, позволив отобрать восемь добровольцев. В начале марта группа из девяти человек во главе с Эндрюсом проникла в Атланту. Самым слабым местом плана было отсутствие в группе паровозного машиниста: Эндрюс планировал завербовать его на месте, а затем угнать локомотив в местном депо. Однако потенциальный машинист так и не явился на место встречи. На этом операция и закончилась, даже не начавшись. Эндрюс и его диверсанты вернулись ни с чем.

Неудача не охладила пыл Эндрюса. Наоборот, сравнительная лёгкость, с какой группе удалось попасть в тыл к южанам и вернуться обратно, вдохновила его на дальнейшую активность. Правда, теперь обстоятельства изменились: генерал Бьюэлл со своей армией двинулся в Теннесси, где 7 апреля сыграл ключевую роль в победе северян в сражении при Шайло.

Неунывающий Эндрюс обратился за помощью к генерал-майору Ормсби Митчеллу, командиру пехотной дивизии в армии Огайо. Ему Эндрюс предложил новый план разрушения Западно-Атлантической железной дороги, главной целью которого было блокирование важного железнодорожного узла южан города Чаттануга (штат Теннесси). Эндрюс убедил Митчелла в том, что отряд из двух десятков добровольцев с собственным машинистом сможет уничтожить ряд железнодорожных мостов на участке пути от Атланты до Чаттануги и тем самым изолировать последнюю от всего остального Юга. При этом он пошёл дальше обычной диверсионной операции, предложив Митчеллу провести одновременную частную наступательную операцию и сначала захватить Хантсвилл, а затем, после того как диверсанты изолируют Чаттанугу, занять и этот важный транспортный центр.

Генерал-майор Ормсби Митчелл, в гражданской жизни известный ученый-астроном. Из-за того, что он санкционировал акцию Эндрюса, последующий рейд иногда называют «Рейдом Митчелла»

Митчелл охотно поддержал план Эндрюса и приказал отобрать добровольцев из 2-го, 21-го и 33-го пехотных полков своей дивизии. Отбор состоялся 7 апреля, сам Эндрюс при нём не присутствовал. От потенциальных диверсантов не скрывали того, что миссия будет необычайно опасной, в случае пленения с ними будут обращаться, как со шпионами и, скорее всего, сразу повесят. Несмотря на это, среди солдат не было отбоя от желающих поучаствовать в опасном приключении. Дивизия Митчелла находилась в тылу, и многие бойцы тяготились этим, поскольку жаждали славы.

Всего отобрали 22 добровольца-военнослужащих (из 2-го пехотного полка — 5, из 21-го — 9, из 33-го — 8), к которым добавились машинист паровоза из Кентукки Уильям Кэмпбелл и сам Эндрюс. Таким образом, группа состояла из 24 человек. Средний возраст участников составлял 24,5 года. Переодетые в гражданскую одежду и вооружённые револьверами, вечером 7 апреля диверсанты собрались в городке Шелбивилль, где встретились с Эндрюсом, который посвятил их в план дальнейших действий.

Рейд начинается

Первой задачей диверсантов было к 10 апреля проникнуть в город Мариетта (штат Джорджия), где утром 11 апреля требовалось угнать паровоз и двигаться к Хантсвиллу, по пути разбирая железнодорожные пути, сжигая мосты и обрывая телеграфные провода. Затем планировалось двигаться к Чаттануге, отрезать её путём уничтожения мостов, после чего встретиться у города с наступающими войсками Митчелла.

Свой отряд Эндрюс разбил на группы по 2-3 человека, которые должны были изолированно пробираться по вражеской территории к месту встречи — на это отводилось три дня. Задача была непростой, так как расстояние до Мариетты превышало 160 км, шли сильные дожди, и диверсантам пришлось бороться с буйством стихии.

Несмотря на это, к вечеру 11 апреля 22 человека во главе с Эндрюсом добрались до Мариетты, где расселились в двух местных гостиницах. Не дошли до места только двое солдат — Джеймс Смит и Сэмюэль Луэллин, которые по дороге наткнулись на конфедератов и во избежание подозрений завербовались в артиллерийскую часть армии Юга (диверсанты имели легенду, согласно которой они пробирались на Юг, чтобы вступить в армию Конфедерации).

Эндрюс проводит последнее совещание перед рейдом

Из-за опоздания Эндрюс изменил первоначальный план и решил двигаться прямо на Чаттанугу. Начать действовать диверсанты должны были на следующий день — 12 апреля.

Похищение поезда

Своей целью диверсанты избрали регулярный грузопассажирский поезд Атланта-Чаттануга. Этот поезд выехал из Атланты 12 апреля в 4:15. Он состоял из трёх пустых грузовых вагонов и двух пассажирских. Поезд вёл паровоз «Генерал» типа 2-2-0, построенный в 1855 году, под управлением машиниста Джефферсона Кайна и кочегара Эндрю Андерсона. Пассажирские вагоны сопровождал двадцатишестилетний проводник Уильям Фуллер. Среди пассажиров находился диспетчер паровозного парка Западно-Атлантической железной дороги Энтони Мёрфи, намеревавшийся проверить работу водного насоса на одной из станций.

Паровоз «Генерал» сохранился до наших дней и сегодня экспонируется в музее городка Кенессо

В Мариетту поезд прибыл точно по расписанию, в 5:00. На станции его уже ожидал Эндрюс в сопровождении 19 своих соратников, быстро занявших места в пассажирских вагонах. Для конспирации диверсанты приобрели билеты на разные станции. При этом из-за досадного недоразумения двое из них — Джон Портер и Мартин Хоукинс — проспали (они не заплатили швейцару гостиницы, и тот их не разбудил), а потому на станцию не явились. Товарищи не стали терять время на поиски и заняли свои места в вагонах. В 5:15 поезд отошёл от станции Мариетта и двинулся на север.

Следующей остановкой (в 6:00) была станция Биг-Шанти (ныне — Кенессо), где поезд должен был простоять 20 минут. Именно эту станцию Эндрюс выбрал для угона. Этому благоприятствовали два фактора:

  • на этой станции пассажиры и персонал поезда должны были выйти на завтрак;
  • на станции отсутствовал телеграф, а, значит, про угон никто не сообщил бы.

Проводник Уильям Фуллер
Энтони Мёрфи
Кочегар Эндрю Андерсон

В дело снова чуть не вмешалась случайность — прямо возле дороги был расположен небольшой военный лагерь конфедератов, появившийся там всего несколькими днями ранее. Эндрюс не знал о его существовании, однако в этой ситуации он и его люди проявили завидное хладнокровие. Когда персонал поезда и другие пассажиры ушли на завтрак, они незаметно отцепили пассажирские вагоны, оставив только три грузовых, прицепленных за тендером с углём. Затем с тремя помощниками (один из них — машинист) Эндрюс забрался в паровоз, в то время как 16 оставшихся диверсантов быстро заскочили в один из пустых товарных вагонов. После этого Кэмпбелл дёрнул ручку регулятора, паровоз пришёл в движение, и поезд тронулся. Так началась «Великая паровозная гонка» (англ. — Great Locomotive Chase).

Бегом за поездом

Проводник Фуллер как раз выбирал себе стол, чтобы позавтракать, когда увидел, как их паровоз с тремя грузовыми вагонами вдруг тронулся, и это при том, что машинист находился в столовой. Фуллер, Мёрфи и Кайн выбежали на перрон, но успели увидеть лишь вагоны, скрывающиеся за поворотом. В другой ситуации для персонала поезда это означало бы конец истории, но вмешался человеческий фактор: Фуллер сразу же заявил двум своим спутникам, что нужно догнать похитителей. Поскольку никаких иных транспортных средств под рукой не было, они пустились в погоню бегом.

Несмотря на кажущуюся фантастичность намерения бегом догнать поезд, в 1862 году это было вполне реалистичной задачей. Средняя скорость паровозов в то время равнялась 24 км/ч, лишь на некоторых прямых участках пути они могли разгоняться до 32 км/ч. Дорога к северу от Атланты имела (и сейчас имеет) тяжёлый профиль, поэтому сильно разогнаться паровоз не мог, и при нескольких остановках поезда догнать его бегом было вполне реально. В тот момент и Фуллер, и Мёрфи считали, что поезд угнали дезертиры из военного лагеря. Преследователи не имели при себе оружия, но это их не остановило. Они не думали о возможной опасности, как и о том, чтобы привлечь на помощь находящихся рядом солдат.

Примерно через 3,5 км к северу от Биг-Шанти преследователи наткнулись на бригаду, проводившую путевые работы. В разговоре с рабочими они узнали, что недавно здесь проехал поезд, который остановился, и его начальник позаимствовал несколько инструментов. Мёрфи своей властью реквизировал у рабочих дрезину, на которой преследователи доехали до станции Аллатуна, где услышали о недавно проехавшем поезде и вооружились двумя старыми ружьями (при этом ни Мёрфи, ни Фуллер не умели с ними обращаться). На дрезине они проследовали дальше, до станции Этова, где реквизировали паровоз «Иона». Благодаря этому в Кингстон преследователи прибыли почти сразу после того, как диверсанты уехали оттуда. В Кингстоне они пересели на паровоз «Вильям Р. Смит», который вёл фирменный пассажирский поезд, и продолжили погоню. В этот момент преследователи уже не сомневались в том, что поезд захватили не дезертиры, а шпионы северян, поскольку телеграфные провода по пути часто оказывались перерезаны.

Виртуальная модель паровоза «Иона», сделанная для компьютерного железнодорожного симулятора «Trainz». Этот паровоз состоял на службе до 1873 года
Преследователи на паровозе «Вильям Р. Смит» отбывают из Кингстона. Этот паровоз был назван в честь первого президента Западно-Атлантической железной дороги

Трудности диверсантов

Тем временем похитители пытались осуществлять диверсии на путях. С помощью инструментов, позаимствованных у рабочей бригады, они разобрали участок пути примерно в 3 км от станции Аллатуна и перерезали телеграфные провода. Из-за этого преследователи не могли подать сигнал вперёд, чтобы поезд перехватили на одной из станций — когда Фуллер и его группа появлялись на какой-либо станции, оборудованной телеграфом, линия уже была перерезана.

При общении с дежурным персоналом станций Эндрюс говорил, что везёт военный груз для обороны Чаттануги, и поэтому его поезд должен получать всяческое содействие. На изолированных станциях блеф срабатывал — ему удавалось произвести благоприятное впечатление на персонал, а телеграфная линия с южной стороны не работала, так как её оборвали сами диверсанты. Однако на больших станциях, где телеграфная связь была как в южном, так и в северном направлении (то есть с Чаттанугой), диспетчеры отдавали приоритет поездам, шедшим на юг, и ему приходилось терпеливо ожидать, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания.

Успешному рейду мешала ещё одна проблема. Поскольку захваченный поезд шёл по расписанию, Эндрюс должен был придерживаться графика движения. Это являлось ключевым моментом, поскольку при прибытии на разъезд однопутной линии раньше своего расписания диверсантам всё равно следовало остановиться, чтобы пропустить встречный поезд, и только затем продолжать движение. Впрочем, необходимость придерживаться графика частично компенсировалась тем, что Эндрюс часто останавливался для разбора путей и обрыва проводов. Всё это отнимало много времени, так как у северян было мало путейских инструментов, поэтому совершить по-настоящему эффективную диверсию на путях они не могли. Всё это затрудняло рейд и снижало его результативность.

Преследователи не отстают

Фуллер, Мёрфи и их соратники также испытывали трудности. В 3 км на юг от Адерсвилла диверсанты снова разобрали пути. Из-за этого паровоз «Вильям Р. Смит» остановился, а неудержимые Фуллер и Мёрфи снова продолжили погоню бегом. Они пробежали около 3 км, почти достигнув станции Адерсвилл, недалеко от которой увидели встречный поезд. Этот поезд состоял всего из двух товарных вагонов, а вёл его паровоз «Техас» под управлением машиниста Питера Брекена и кочегара Генри Хени. Удивлённому Брекену быстро объяснили ситуацию. Поскольку развернуться тут было негде, Брекен сначала запротестовал, но Фуллер отмёл его возражения, заявив, что скорость задним ходом будет такой же, как и при движении вперёд. Брекен дал задний ход, и поезд пришёл в движение. При этом Фуллер запрыгнул на последний вагон, чтобы следить за рельсами, а Мёрфи занял место между тендером и вагонами, чтобы в нужный момент произвести отцепление. Так они доехали до станции Адерсвилл, где имелся боковой путь. Фуллер на ходу спрыгнул с вагона и успел переключить стрелку, пока Мёрфи отцеплял вагоны. В результате вагоны съехали на боковой путь, а паровоз без остановок продолжил преследование, двигаясь тендером вперёд.

Паровоз «Техас» в годы войны
Сегодня паровоз «Техас» экспонируется в Музее транспорта в Северной Каролине

По дороге к ним подсели машинист Флеминг Кокс и Алонзо Мартин, помогавший кочегару. Кроме них, в Колхауне Фуллер взял на поезд телеграфиста Эдварда Хендерсона, которому на ходу продиктовал телеграмму в Чаттанугу:

«Федеральные шпионы захватили мой поезд и едут в Чаттанугу. Скорее всего, они собираются сжечь мосты за собой. Если я их не поймаю, постарайтесь отрезать им путь. Уильям Фуллер».

Также в Колхауне преследователи остановили встречный поезд, который вёл паровоз «Катуза» («Catoosa»). Его машинисту Мёрфи приказал «собрать всех людей и следовать за нами». «Катуза» стала пятым паровозом, принявшим участие в гонке, однако её роль была минимальной.

Паровоз «Катуза». Кадр из фильма «Большой маршрут»

Почти сразу за Колхауном Эндрюс приказал остановиться, чтобы разобрать путь и перерезать провода. Однако они не успели ни того, ни другого, так как вдруг тишину разрезал звук паровозного гудка «Техаса». Мёрфи позднее свидетельствовал: «Примерно в трёх милях от Колхауна мы впервые увидели угнанный паровоз с тремя товарными вагонами. Они остановились, чтобы повредить путь».

Эндрюс не знал, что его преследуют лишь семеро гражданских служащих железной дороги с двумя старыми ружьями, поэтому приказал немедленно уходить. Поезда были в зоне видимости друг друга, и Эндрюс приказал отцеплять товарные вагоны, чтобы замедлить движение противника.

Диверсанты отцепили два вагона одним за другим. Сильного столкновения удалось избежать благодаря Фуллеру, который сидел впереди на тендере и вовремя заметил приближавшиеся вагоны, и мастерству Брекена — предупреждённый Фуллером, он дал задний ход (в его случае — передний, так как паровоз ехал задом наперёд), что позволило амортизировать удар, а затем быстро набрать ход.

Общая карта «Великой паровозной гонки»

В Далтоне Фуллер высадил Хендерсона, который отсюда смог отправить телеграмму в Чаттанугу. Здесь же преследователи загнали отцепленные вагоны на боковую ветку пути. Теперь они снова могли продолжать погоню. Так оба поезда достигли пункта Туннель-Хилл между Далтоном и Рингголдом. Им предстояло миновать туннель, чтобы добраться до станции. Северяне быстро его проскочили, а вот южане замешкались: Мёрфи выдвинул предположение, что пути внутри туннеля могут быть разобраны и двигаться туда — форменное самоубийство. В принципе, он был прав, тем более что подрыв туннеля изначально входил в планы Эндрюса, однако из-за отсутствия взрывчатки и нехватки времени он отказался даже от минимальной диверсии в виде разбора путей в туннеле. Однако Фуллер решительно отбросил все возражения и заявил, что они могут уходить, а он сам поведёт поезд в туннель. С ним согласился остаться кочегар Хени, после чего Мёрфи сказал: «Что ж, тогда разделим славу на всех», и паровоз двинулся в туннель. Фуллер оказался прав — северяне не разобрали пути, а южане благополучно миновали туннель и продолжили погоню.

Диверсанты пытаются поджечь крытый мост

Возле станции Рингголд находился крытый деревянный железнодорожный мост, который Эндрюс решил сжечь. Это было первой попыткой действительно крупной диверсии за время рейда. Для этого использовали оставшийся товарный вагон, который подожгли на мосту. Попытка оказалась тщетной — дерево моста отсырело, так как прошли дожди. Мост не загорелся. Тут подоспели южане, Фуллер смог снять с тормоза горящий вагон, после чего его паровозом вытолкали с моста.

В двух милях к северу от Рингголда у «Генерала» закончилось топливо, и диверсанты бросили его и разбежались по окрестностям, чтобы поодиночке пробираться на север. До Чаттануги они не доехали 29 км. На этом «Великая паровозная гонка» окончилась. Общая её дистанция составила 140 км. В погоне преследователи сменили три локомотива, основным из которых стал «Техас», прошедший 82 км.

Северяне бросают локомотив и разбегаются

Последствия

В провале рейда виноваты несколько факторов, многие из которых мы указали выше. Хотелось бы добавить ещё один — нерешительность Эндрюса. Диверсанты всё время имели численный перевес над преследователями и были вооружены револьверами. Мёрфи позднее вспоминал, что очень опасался, что Эндрюс устроит засаду, «против которой у нас не было шансов». Однако тот по непонятной причине не стал вступать в бой, в результате чего многообещающий рейд оказался сорван обычными гражданскими служащими. При этом нет никаких сомнений в том, что северяне просто перестреляли бы преследователей или захватили их в плен, при этом уничтожив на путях их паровоз, что автоматически заблокировало бы дорогу. К тому же, в течение нескольких часов никто не поднимал бы тревогу и не дышал диверсантам в спину.

Южане приложили все усилия для поимки «локомотивщиков» (так они прозвали угонщиков). В этом они преуспели, в течение двух недель схватив абсолютно всех диверсантов, включая проспавших угон. Военных обвинили в «незаконном ведении войны», а гражданских Эндрюса и Кэмпбелла — в шпионаже и незаконном комбатантстве. При этом судили всех в разных местах и в разное время. Эндрюс предстал перед военным судом в Чаттануге, его приговорили к повешению как шпиона. Перед казнью его содержали в плавучей тюрьме, откуда он смог сбежать, но был пойман через несколько дней, доставлен в Атланту, где и повешен 7 июня 1862 года. К смерти через повешение приговорили ещё семерых угонщиков, включая Кэмпбелла — их повесили в Атланте 18 июня 1862 года. Из оставшихся 14 человек 8 бежали из-под стражи и разными путями достигли союзных линий (среди них двое проспавших рейд). Ещё шестерых обменяли на военнопленных южан 17 марта 1863 года.

Эндрюс на заседании военного суда, приговаривающем его к смерти

По приказу министра обороны США Эдвина Стентона все военнослужащие-участники рейда были награждены Почётной медалью Конгресса. Награды не удостоили лишь двух диверсантов — Эндрюса и Кэмпбелла, которые как гражданские лица не имели на неё права.

Машинист Уильям Кэмпбелл, без которого рейд был бы невозможен. Как гражданское лицо, он был обвинён в шпионаже и повешен. В отличие от военных, никакими наградами его не отметили

Что касается планируемого наступления на Чаттанугу, то после того, как стало известно о провале рейда, генерал Митчелл отменил атаку.

Уильям Бенсингер, один из участников рейда. Его обменяли в рамках обмена пленными, награждён Медалью почета и произведён в капитаны

Тем временем Конфедерация чествовала своих новых героев. Почти все лавры заслуженно достались Уильяму Фуллеру — обычному проводнику, который был инициатором и главной движущей силой погони. В этой связи Сенат штата Джорджия отметил:

«Пресса информировала народ штата о фактах, связанных с дерзкой попыткой группы шпионов, направленных противником, сжечь мосты на Западно-Атлантической железной дороге. Поведение мистера Фуллера, проводника и некоторых других, в опасном преследовании, пока шпионы захватили поезд, заслуживает самой высокой похвалы <…> Поэтому я рекомендую назначить комитет из членов двух палат, чтобы расследовать факты и сообщить о них, и чтобы наградить медалями или иным публичным признанием тех, чьё поведение было наиболее достойным, так как это будет справедливым по отношению к их заслугам и стимулирует других к смелым поступкам, когда это необходимо для общественной безопасности».

Правда, какой-то особой награды Фуллер не получил. 3 августа 1863 года губернатор Джорджии Джозеф Браун произвёл его в капитаны дорожной охраны. На этой должности бывший проводник занимался обучением ополченцев охранной службе на железных дорогах. После войны Фуллер продолжил службу на железной дороге, а со второй половины 1870-х годов работал торговцем в Атланте. Он умер 28 декабря 1905 года в возрасте 69 лет. В 1950 году власти штата Джорджия заказали специальную золотую медаль в честь роли Фуллера во время «Великой паровозной гонки». 15 мая того же года награду вручили его сыну Уильяму Алфорду Фуллеру.

Монумент на месте, где диверсанты бросили паровоз «Генерал»
Выжившие участники рейда возле паровоза «Генерал», 1906 год

Что же касается самой «Великой паровозной гонки», то она стала одним из культовых событий Гражданской войны и всей американской истории. Уже в ХХ веке по мотивам этих событий сняли два фильма — наибольшую известность получил «The Great Locomotive Chase» 1956 года, который под названием «Крутой маршрут» шёл и в советском кинопрокате.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится