Вымышленная и реальная истории печального джедая Оби-Ван Кеноби: от полумеханического генерала из черновиков до главного героя нового мини-сериала
220
просмотров
Как был задуман Оби-Ван, правда ли Алек Гиннесс всегда ненавидел своего героя (нет!), была ли у него любовь (да!) и с какой планеты он родом?

Оби-Ван Кеноби — один из редких героев «Звёздных войн», над кем не властно время. Впервые на киноэкранах он появился аж 45 лет назад… и тут же героически погиб. Правда, напоследок предупредил противника: «Если ты убьёшь меня, я стану могущественнее, чем можно представить» — и не соврал. Менялись эпохи и трилогии, сага о далёкой-далёкой галактике многократно переосмысляла себя, однако в каждой её новой итерации находилось место для мудрого стойкого рыцаря со слегка ироничной улыбкой.

«По стене каньона скользит огромная грозная тень, но вдруг на свет выходит потрёпанный старик, настоящая пустынная крыса. На вид ему минимум семьдесят лет. Кожа на его древнем лице растрескалась и износилась от встречи с экзотическим климатом, его белая борода всклокочена, а тёмные глаза, кажется, видят тебя насквозь. БЕН КЕНОБИ прищуривается, изучая попавшего в беду Люка».

Таким перед 60-летним британским актёром Алеком Гиннессом предстал его герой — легендарный рыцарь и ветеран галактической войны — на страницах сценария под диковинным названием «Звёздные войны: Из похождений Люка Старкиллера».

Первые наброски персонажа и концепт-арт Ральфа Маккуори

Летом 1975 года Гиннесс приехал в Голливуд на съёмки комедии «Ужин с убийством», где он познакомился с Дианой Криттенден — кастинг-директором нового фантастического фильма молодого амбициозного режиссёра Джорджа Лукаса. Заслуженный актёр к фантастике был равнодушен, но всё же согласился ознакомиться со сценарием. И быстро понял, что не может от него оторваться.

С каждой страницей Гиннессу открывался причудливый мир, полный невиданных существ, необычных локаций и персонажей со странными именами вроде Монтросс и Муфф Таркин. Однако была у этого мира и своя духовная философия, носителем которой выступал как раз старик Бен Кеноби, чем-то похожий на волшебника Гэндальфа из «Властелина колец». К тому же Гиннесс наверняка уловил параллели с собственной жизнью: в годы Второй мировой войны он служил офицером флота и командовал десантным кораблём при штурме Сицилии, в 1959 году получил рыцарский титул за заслуги перед британским театром, а к середине 1970-х по праву считался легендой экрана.

Через два часа после встречи Гиннесса с Криттенден в кабинете кастинг-директора раздался звонок. «Я в восторге. Очень хотелось бы в этом сыграть», — сказал ей актёр.

Первый черновик «Звёздных войн», написанный Джорджем Лукасом в 1974 году, разительно отличался от финального фильма и был ближе к «Дюне», нежели к «Флэшу Гордону». В 2013 году издательство Dark Horse Comics адаптировало сценарий и превратило в восьмисерийный комикс

Впрочем, представленный Гиннессу герой был далеко не финальной версией персонажа. И даже не первой. Строго говоря, в изначальных черновиках «Звёздных войн» вообще не было никакого «Бена Кеноби», а его сюжетные функции делили между собой два других героя.

Один — Кейн Старкиллер, рыцарь ордена джедай-бенду и отец юного протагониста Анникина Старкиллера. Другой — грозный генерал Люк Скайуокер, хранитель королевского рода Аквилаэ, восставшего против тирании Новой Империи. Вместе Кейн и Люк пережили немало битв: Старкиллер-старший даже был вынужден заменить бoльшую часть своего тела механическими протезами. Предчувствуя свою скорую гибель, Кейн обращается к товарищу с просьбой обучить сына. Люк соглашается, и герои отправляются в путешествие, сопровождая через вражеские земли прекрасную принцессу Лею — наследницу королевского дома Аквилаэ.

В этом черновом сценарии легко узнаются заимствования из самурайской драмы Акиры Куросавы «Трое негодяев в скрытой крепости». И это неслучайно. Джордж Лукас — большой поклонник японского кино и активно черпал оттуда идеи, надеясь создать в «Звёздных войнах» похожую экзотическую атмосферу. Мир фильма должен был казаться смутно знакомым, но при этом не до конца понятным — всё-таки у него своя история, язык и порядки, неочевидные для простого американского зрителя.

Генерал Макабэ был не единственным героем Тосиро Мифуне, вдохновившим Лукаса. Из «Телохранителя» режиссёр перенёс сцену, где Бен Кеноби отсекает руку негодяю в кантине, а неуклюжий весельчак Кикутиё из «Семи самураев» стал прообразом Джа-Джа Бинкса в приквелах

Так Лукас и списал своего «мудрого генерала» с центрального героя «Скрытой крепости» — самурая Рокуроты Макабэ, верного защитника принцессы, хитроумного стратега и опытного воина, чья доблесть впечатляет даже его заклятых врагов. Эту роль блестяще исполнил легенда японского кино Тосиро Мифунэ, и в какой-то момент Лукас даже предложил актёру сыграть аналогичного персонажа в «Звёздных войнах». В случае, если Мифунэ согласится, режиссёр планировал взять азиатскую актрису на роль принцессы Леи, а остальной актёрский состав укомплектовать афроамериканцами. Всё ради экзотики!

Однако в итоге Лукас сделал выбор в пользу Алека Гиннесса — и наоборот. Актёра привлекла обходительность режиссёра: свой путаный сценарий Лукас заботливо сопроводил иллюстрациями, а позднее лично возил Гиннессу костюмы для проб на другой конец Лондона. Лукаса, в свою очередь, очаровало то, с каким достоинством держится сэр Алек. Как позже напишет режиссёр, «[Гиннесс] сочетал в себе силу и мягкость, что было заметно и по его ролям, и по нему как человеку».

Участие Гиннесса пошло на пользу и имиджу самого фильма. В Голливуде мало кто воспринимал «Звёздные войны» всерьёз. В черновиках сценария казалось невозможным разобраться без словаря, дизайн персонажей и космических кораблей выглядел откровенно старомодным, а режиссёр никогда раньше не занимался проектами такого размаха. Заручившись поддержкой солидных британских актёров вроде Алека Гиннесса и Питера Кушинга (выступившего в злодейской роли имперского губернатора Таркина), Лукас мог рассчитывать на чуть большее уважение к своей безумной затее.

Подобно самим «Звёздным войнам», Бен Кеноби вобрал в себя черты сразу нескольких классических героев из разных жанров: стойкость самурая Макабэ («Трое негодяев в скрытой крепости»), трагическое одиночество ковбоя Итана Эдвардса («Искатели»), лёгкую хитринку колдуна Гэндальфа («Властелин колец»)

Уже после выхода фильма Гиннесс связывал успех «Звёздных войн» именно с их старомодностью. Ему ли не знать: свою карьеру актёр начинал с классических пьес Шекспира и изящных костюмных мелодрам по романам Чарлза Диккенса, но к середине 1970-х от них на британских экранах не осталось и следа — их заполонили кровавые психоделические триллеры вроде «Заводного апельсина» и «Убрать Картера». И тут вдруг выходит лёгкая (и при этом неглупая!) космическая ретросказка для всех возрастов.

«[В „Звёздных войнах“] есть здоровая доза невинности, — с видимым удовольствием объяснял Гиннесс в интервью. — И ничего неприятного. Никаких ужасов или пошлого секса (если подумать, секса здесь вообще нет). Фильм похож на дуновение свежего ветерка». Как сказал бы сам Бен Кеноби, это элегантное кино из более цивилизованных времён. И живым воплощением этих времён был сэр Алек Гиннесс.

Даже на ранних этапах сценария его персонаж устремлялся в прошлое. Кейн Старкиллер и генерал Люк Скайуокер из черновиков свято оберегали традиции джедай-бенду. Затем, когда Лукас упростил сюжет и соединил двух героев в одного Оби-Вана Кеноби, старый мастер стал для зрителей единственным источником информации об истории вселенной: о блистательной Старой Республике и загадочных Войнах клонов, о благородстве рыцарей-джедаев и коварном предателе Дарте Вейдере.

Всё это наследие старик Бен должен был передать Люку Скайуокеру — теперь не генералу, а простому пареньку с фермы, который спасает принцессу Лею, взрывает имперское супероружие Звезду Смерти и на деле доказывает, что достоин нести традиции джедаев в будущее. Разумеется, под присмотром Кеноби: исходный съёмочный сценарий завершался воссоединением Люка с наставником, раненным при побеге со Звезды Смерти.

В случае успеха первого фильма приключения героев могли бы продолжиться. В наиболее смелых своих фантазиях Лукас видел «Звёздные войны» большим киносериалом на 9–12 частей — в разных эпохах и с привлечением разных сценаристов и режиссёров. Был среди этих фильмов и спин-офф про молодость Бена Кеноби; правда, уже с другим актёром. В любом случае будущее персонажа казалось заманчивым.

Вот только всё сложилось несколько иначе.

Призрак чёрного экрана

В конце марта 1976 года, буквально на вторую неделю съёмок «Звёздных войн» в песках Туниса, Лукас отвёл Гиннесса в сторонку и ошарашил его новостью: режиссёр решил убить Бена Кеноби! С одной стороны, корректировка сценария по ходу работы — обычное дело для Голливуда и уж тем более для Лукаса, многие идеи которого рождались уже при монтаже. С другой стороны, настолько радикальная перемена, безусловно, стала шоком для актёра.

Первое время Гиннесс был скорее в замешательстве («То есть меня убивают, но при этом я растворяюсь в воздухе?»), но по возвращении в Лондон устроил скандал. За обедом сэр Алек объявил Лукасу, что не хочет играть привидение и намерен покинуть проект. А ведь впереди ещё были все интерьерные сцены на Татуине и Звезде Смерти!

Чтобы спасти фильм, режиссёр попытался объясниться. На тот момент сюжету остро не хватало драмы: злодеи казались недостаточно опасными, а Кеноби в финале просто стоял и наблюдал за ходом битвы. Героическое самопожертвование сделает персонажа более осмысленным, а его роль — более значимой.

К тому же убийство Бена Кеноби отлично иллюстрирует духовную философию «Звёздных войн» и могущество Силы. Смерть над джедаями не властна: они сохраняют возможность влиять на события в «реальном» мире и дают наставления живым героям. Эти идеи Лукас планировал подробно раскрыть в продолжении, представляя Силу в духе учений Карлоса Кастанеды. Расширяя сознание, Люк обретает возможность заглянуть в прошлое и другие измерения, где пребывает Бен после своей смерти.

Хорошенько поразмыслив, Алек Гиннесс одобрил логику режиссёра и позже даже согласился принять участие в съёмках сиквелов. Однако предчувствия его не обманули: сокращённая, хотя и более драматичная роль Бена Кеноби в первом фильме была предвестником дальнейших перемен.

Роман «Осколок кристалла власти», написанный по мотивам ранних идей Лукаса для сиквела «Звёздных войн», приводит ещё один пример того, какое могущество Бен Кеноби сохранил после смерти. В кульминации дух джедая вселяется в тело Люка и помогает ему сразиться с Вейдером.

Уже в черновике фильма «Империя наносит ответный удар» великий магистр оказывался лишь одним из нескольких джедаев. Наставником Люка становился новый персонаж «Минч Йода», а в рыцари героя посвящал его погибший отец — Скайуокер-старший.

Сцена посвящения бесповоротно изменила всю историю «Звёздных войн». В своё время персонаж Бена Кеноби родился из двух героев, «трагического отца» и «сурового генерала», но теперь отец вновь появлялся на сцене. И Лукас окончательно понял: два призрачных благородных старца просто дублируют друг друга. Что, разумеется, привело автора к гениальному решению совместить Скайуокера-старшего с главным злодеем — Дартом Вейдером.

Из приключенческого боевика о космических волшебниках «Звёздные войны» в одночасье превратились в семейную сагу. Вот только Оби-Вану Кеноби в этой саге предназначалась всё менее значительная роль: трагический антигерой Вейдер выглядел куда более интересным и сложным персонажем. С его появлением проект спин-оффа про молодость Бена Кеноби разросся до целой трилогии приквелов, а «Империя» официально стала эпизодом V.

Чтобы показать новообретённую мудрость и мощь Люка в эпизоде VI, Марк Хэмилл сознательно копировал манеру игры Алека Гиннесса. Великий джедай никуда не торопится, он сосредоточен и сдержан в движениях

Показательно, что все свои сцены для второго фильма Алек Гиннесс отснял всего за три часа. В 9:30 утра актёр зашёл в павильон, немного порепетировал с Марком Хэмиллом в роли Люка, зачитал свои реплики перед чёрным бархатным экраном (чтобы затем героя можно было сделать призраком) и в 13:00 отправился домой. И хотя ему причитался весьма щедрый гонорар, Гиннесс не скрывал разочарования. На следующий эпизод Лукас пообещал ему материал поинтересней.

И поначалу автор держал слово. В черновике «Эпизода VI: Месть джедая» (позднее фильм переименуют в более благозвучное «Возвращение джедая») Бен Кеноби и Йода непосредственно помогают Люку в финальной битве с Дартом Вейдером и ужасным Императором. Идею жизни после смерти Лукас довёл до логического завершения: после победы над злом все погибшие джедаи вновь обретают плоть и возвращаются с того света.

Но, как и в прошлых фильмах, драма взяла верх над философией. Упрощая сценарий, Лукас заострил внимание на одиночестве Люка — в таком случае битва с Императором требует от него большей смелости. К тому же если в черновике Бен Кеноби пытался вернуть Вейдера на светлую сторону Силы (и таким образом получал разрешение воскреснуть), то теперь он сомневается в том, что ученик в принципе сможет искупить свою вину. Лишь Люк Скайуокер вопреки всему хранит веру в доброе сердце отца.

Из-за сценарных правок роль Оби-Вана в очередной раз сократилась, но усложнился его образ. В первом фильме Кеноби был рыцарем без страха и упрёка. Он пользовался безоговорочным доверием публики — настолько, что после откровений о родственной связи Люка и Вейдера многие зрители решили, что злодей лжёт. Но оказалось, что солгал старик Бен. Более того, в предательстве ученика он винит свою гордыню и (вероятно, от той же гордыни?) не верит в то, что его можно спасти. Однако получается, что чистая любовь сына сильнее мудрости джедаев.

К тому моменту Кеноби разонравился даже самому Алеку Гиннессу. «Звёздные войны» из-за их популярности затмили все остальные его работы (а ведь за плечами у актёра была такая классика как «Лоуренс Аравийский» и «Мост через реку Квай»), и для большинства зрителей он ассоциировался с одним лишь Беном Кеноби. Актёр сохранял профессионализм и, несмотря на насморк, за два дня отснял свой материал для «Возвращения джедая», однако в официальной автобиографии, вышедшей три года спустя, не стеснялся в выражениях. «Ролька была крошечная, глупая и скучная, — писал он, — но отказаться от неё было бы грубо». Позже Гиннесс всё активнее костерил Лукаса на публике и даже начал рассказывать, будто сам предложил режиссёру убить Бена Кеноби.

Популярность Бена Кеноби изрядно раздражала Гиннесса: каждый день ему приходили десятки фанатских писем, и некоторые из них были откровенно безумными. Например, актёра приглашали стать духовным наставником и помогать супругам укреплять брак.

И всё же Оби-Ван не спешил уходить на покой — как и «Звёздные войны». В 1991 году франшиза вновь заявила о себе с выходом романа Тимоти Зана «Наследник Империи». История о битве героев Новой Республики с гениальным гранд-адмиралом Трауном пользовалась огромным успехом и запустила целую серию книг и комиксов, продолжавших события эпизодов IV–VI. Не обошлось и без Бена Кеноби: в самом начале «Наследника Империи» он является Люку, чтобы благословить ученика на возрождение ордена джедаев.

Всплеск интереса к расширенной вселенной «Звёздных войн» подстегнул Джорджа Лукаса наконец-то перейти от слов к делу и снять долгожданную «трилогию о молодости Бена». Возможно, хотя бы теперь герою достанется больше внимания?

Приквелы до приквелов

Приквелы до приквелов

Дабы не связывать себе руки при разработке эпизодов I–III, Джордж Лукас запретил авторам книг и комиксов касаться эпохи приквелов до выхода фильмов. Впрочем, в первые годы существования франшизы таких ограничений не было, и в печать просочилось несколько «альтернативных» историй о молодости Бена Кеноби.

Так, в комиксе Star Wars #24 (1979) от издательства Marvel принцесса Лея вспоминает одно из приключений «генерала Кеноби» в годы Старой Республики: джедай (в стильном чёрно-синем трико) спасает круизный лайнер от нападения пиратов. А в комиксе Star Wars Annual #1 (1979) Люк сталкивается с расой крылатых существ, которые узнают в нём сына великого рыцаря, спасшего их цивилизацию в годы Войн клонов. Интересно, что во второй истории Бен Кеноби изображён в компании двух своих учеников: Дарта Вейдера и Скайуокера-старшего. Будущим хроникёрам далёкой галактики пришлось немало постараться, чтобы разрешить этот парадокс!

Помогла им другая ошибка. В эпизоде I и его сопутствующей продукции джедай Мэйс Винду появлялся с разными световыми мечами, и в качестве объяснения авторы придумали особый ритуал — клятву согласия. Дескать, для укрепления взаимного доверия джедаи временно обмениваются друг с другом мечами. И вот было решено, что Энакин/Вейдер так же передал свой меч джедаю Халагаду Вентору, сопровождавшему его на задании, — и аборигены приняли его за отца Люка.

Дуэль судеб

Джордж Лукас часто уверяет, что замысел всех «Звёздных войн» у него с самого начала был в голове целиком. Но, как мы уже поняли, эти слова — правда лишь с «определённой точки зрения». Безусловно, какие-то базовые моменты он продумывал заранее, но конкретику, как правило, приходилось дописывать на ходу. Лукас знал, что в приквелах ему необходимо показать восхождение Императора, крушение Старой Республики, первую встречу Бена Кеноби с Энакином Скайуокером и их жестокую дуэль в финале над жерлом вулкана, где Энакин получает ужасные ранения, вынуждающие его облачиться в доспехи Дарта Вейдера. Но как растянуть этот материал на три фильма?

В приквелах переосмыслили не только философию джедаев, но и их одежду. Аскетичные робы рыцарей Старой Республики, одновременно воинов и монахов, были вдохновлены пустынными лохмотьями старика Бена

В поисках вдохновения для эпизода I режиссёр опять обратился к «Скрытой крепости» Акиры Куросавы. На этот раз заимствования Лукаса даже более очевидны, а персонаж Кеноби в первом черновике вновь занимает место самурая Макабэ. Опытный (хотя и довольно молодой) воин охраняет путешествующую инкогнито королеву, сражается с вражеским командиром и дарует свободу рабу, который вскоре становится его учеником. Вместе они побеждают злодеев и помогают монаршей особе вернуться на трон. Простое, проверенное временем героическое приключение.

Пожалуй, даже слишком простое! Если в оригинальной трилогии Лукасу часто приходилось урезать сценарий, то эпизод I, наоборот, потребовал радикального усложнения мира и мифологии фильма. Причём львиная доля изменений была завязана на Энакина — как и в эпизодах V–VI, Скайуокер-старший начал перетягивать внимание на себя. Чтобы дать джедаям причину взять мальчика в ученики, Лукас придумал мидихлорианы (объективное биологическое мерило Силы) и пророчество об Избранном, который принесёт равновесие во вселенную.

В то же время на первый план выходит совершенно новый персонаж — Квай-Гон Джинн, учитель Оби-Вана и главный идеолог пророчества. Гордый и своенравный рыцарь (так Йода в эпизоде V вообще-то характеризовал юного Кеноби!) бросает вызов Совету джедаев и без его дозволения решает обучить Энакина. В итоговой версии фильма он, по сути, перехватил у Кеноби роль генерала Макабэ, а сам Оби-Ван вдруг стал второплановым героем — розовощёким идеалистом с лицом молодого шотландского актёра Юэна Макгрегора.

За кадром Юэн Макгрегор изрядно напоминал своего героя: сосредоточенный и вежливый, всегда готовый прийти на помощь или разрядить ситуацию шуткой

Несмотря на своё буквальное родство с франшизой (дядя Юэна сыграл одного из повстанческих пилотов в оригинальной трилогии), выбор Макгрегора на роль Оби-Вана Кеноби был довольно неожиданным. Актёр прославился ролями в независимых комедийных триллерах вроде «Неглубокой могилы» (1994) и «На игле» (1995). Казалось, его нервная энергетика совсем не подходит образу чинного сосредоточенного рыцаря…

…зато отлично подходит его обновлённой версии в эпизоде I. Оби-Ван старается быть образцовым джедаем Старой Республики: послушным, хладнокровным, слегка высокомерным по отношению к «несуразным аборигенам» с далёких планет галактики. Но ему очевидно тесно в рамках традиций ордена. Своеволие Квай-Гона раздражает, но и привлекает его. Поэтому в финале, когда учитель погибает от руки безжалостного убийцы Дарта Мола, Оби-Ван как бы вбирает в себя характер наставника и обещает продолжить обучение Энакина наперекор желаниям Совета.

Кеноби из черновика эпизода I фактически играл ту же роль, что и в оригинальных «Звёздных войнах». А теперь Лукасу удалось создать для приквелов совершенно уникальную динамику отношений между героями. Оби-Ван и Энакин довольно близки друг другу — и по характеру, и по возрасту. Для своего ученика Кеноби — не только отеческая фигура, но и старший брат; что, кстати, отсылает к изначальной трактовке персонажей из самого первого фильма, где Бен и Скайуокер-старший были сверстниками.

Но тут Лукас столкнулся с проблемой: из-за особенностей структуры сценария герои почти не общаются друг с другом! В эпизоде I главным наставником Энакина был Квай-Гон. В эпизоде II юноша большую часть фильма проводит с возлюбленной, пока Оби-Ван расследует создание армии клонов. А к середине эпизода III между джедаями уже должен произойти раскол. Как всё успеть? В суматохе Лукас пытался любыми способами углубить отношения героев и, например, на досъёмках «Атаки клонов» добавил неловкий разговор между Энакином и Оби-Ваном в лифте.

Неожиданным подспорьем для режиссёра стали боевые сцены. В оригинальной трилогии экшен (особенно с участием старика Бена) сложно назвать выразительным. Но на приквелах хореограф Ник Гиллард специально разработал для каждого из героев свой боевой стиль. Таким образом дуэли превратились в форму диалога, отражение внутреннего состояния персонажей. И если по ходу эпизода II Энакин постоянно рвётся вперёд и теряет свой меч, то в начале эпизода III ученик и учитель работают слаженно, как команда. А финальная дуэль приобретает дополнительный трагизм: после стольких лет, проведённых вместе, герои научились предугадывать и отражать приёмы друг друга.

Лукасу пришлось отучать Макгрегора изображать губами «вжух-вжух» светового меча

Отработка боёв потребовала от актёров недюжинной выносливости: на одном только эпизоде I дуэлянты извели свыше трёхсот алюминиевых мечей! Юэн Макгрегор самоотверженно бросился в пекло и с первого же фильма старался выполнять как можно больше трюков самостоятельно. «Ему пришлось заучить тысячу разных приёмов, — вспоминал позднее Джордж Лукас. — И заучить их надо крепко, иначе получишь по голове. Это трудный и опасный процесс, люди выматываются. Неделями напролёт актёры приходили на съёмки в семь утра и сражались до семи вечера, почти не отдыхая».

Но результат того стоил. Несмотря на то что эпизоды I–III, в отличие от оригинальной трилогии, встретили очень прохладно, Юэн Макгрегор в роли Оби-Вана Кеноби почти ни у кого не вызвал нареканий — ни в бою, ни в диалоговых сценах. Отдавая должное образу Алека Гиннесса (особенно его мягкой манере речи), Макгрегор, однако, не ушёл в слепое копирование, а переосмыслил героя, подстроив его под себя. Наполнил его энергией, противоречиями и сомнениями: не только в Энакине, но также в джедаях и самом себе.

Откуда ты родом?

Откуда ты родом?

Даже после выхода эпизодов I–III ранние годы Оби-Вана остаются покрытыми тайной. О семье Кеноби ничего не известно (особенно это интересно в свете того, что Лукас запретил джедаям жениться), а информация о месте его рождения весьма противоречива. В справочниках из 1990-х родиной Бена считался Татуин, в 2000-х героя «переселили» на планету-столицу Корускант: подразумевалось, что её считают домом все, кто вырос в Храме джедаев.

В 2010 году телеведущий Джон Стюарт напрямую спросил Лукаса о том, где родился Кеноби. Режиссёр отшутился: «Он с планеты Стюджон, это я давным-давно написал в моём самом первом сценарии». А поскольку слово Лукаса (даже шутливое) — закон, в течение часа после интервью «Стюджон» официально ввели в канон вселенной и признали родной планетой Кеноби.

Кеноби пережил немало приключений и за рамками ЗВ-канона. В игре The Force Unleashed он сражался с могучим Старкиллером, а в комедийных LEGO-мультиках знакомился с альтернативными версиями себя («Hello there!» — говорят они в три голоса) и помогал Лее взорвать Звезду Смерти после того, как Люк переметнулся на сторону зла

Любовь и смерть

В мае 2005 года Джордж Лукас закончил трилогию приквелов, фактически завершив и всю сагу «Звёздные войны». И тут же взялся делать продолжение: на студии Lucasfilm Animation под руководством молодого шоураннера Дэйва Филони началась работа над трёхмерным мультсериалом «Войны клонов», действие которого разворачивается между эпизодами II и III. По всей видимости, суетливый сюжет приквелов раздражал не только критиков, но и самого режиссёра. В многосерийном формате Лукас наконец-то мог подробно разобрать отношения Оби-Вана, Энакина и всех, кто им дорог.

Впрочем, по мере проработки сюжета фокус истории опять сместился на нового персонажа — Асоку Тано, дерзкую и пронырливую ученицу Энакина. Кеноби отступил на уже привычный для него второй план и лишь иногда одёргивал молодёжь, выступая голосом разума. Тем не менее постепенно вокруг Оби-Вана формировалось поле «своих» персонажей и сюжетов. Герой искал общий язык с бандой пиратов Хондо Оннаки, обменивался остротами с механическим генералом Гривусом и сбивал спесь с самоуверенной убийцы Асажж Вентресс — позднее соперники даже станут союзниками.

Но одна из сюжетных линий раскрыла Кеноби с по-настоящему неожиданной стороны. В ходе миссии на планету воинов Мандалор выясняется, что когда-то давно Оби-Ван был влюблён в её правительницу — гордую герцогиню Сатин. Герои не посмели изменить своим политическим обязательствам, однако сохранили нежные чувства друг к другу. Их трогательный, основанный на взаимном уважении роман разительно контрастировал с пылкой, ревностной любовью Энакина к своей тайной жене.

В отличие от многих актёров из приквелов, Юэн Макгрегор не участвовал в озвучке «Войн клонов». Голосом Оби-Вана стал американец Джеймс Арнольд Тейлор, с тех пор озвучивающий героя почти во всех новых мультсериалах и видеоиграх

Не меньше сюрпризов преподнёс ещё один призрак прошлого. В третьем сезоне «Войн клонов» Лукас решил воскресить Дарта Мола — центрального антагониста эпизода I, вроде бы павшего в бою с Оби-Ваном. Намереваясь отомстить герою за унизительное поражение, злодей объявляет Кеноби вендетту, сколачивает собственный преступный синдикат и захватывает Мандалор. А затем убивает Сатин на глазах её рыцаря.

Для Оби-Вана это проверка на привязанность. Способен ли он отпустить свои эмоции: не только любовь, но и чувство вины? «Мол хочет свести Оби-Вана с ума, толкнуть его на тот же путь, которым живёт он сам», — поясняет суть их конфликта шоураннер Дэйв Филони.

В каком-то смысле Мол служит кривым зеркалом Кеноби. В эпизоде I оба героя — ещё ученики, ведомые своими идеалами. Позднее каждый из них теряет всё, что имел, и вынужден искать новый путь в жизни. Мол выбирает возмездие и попадает в замкнутый круг лишений: его синдикат распадается, власть иссякает. Оби-Ван же находит смысл в сохранении традиций джедаев и надежды на будущее.

Финальное противостояние расставляет точки над i. Правда, с ним пришлось повременить: в 2012 году Лукас продал права на «Звёздные войны» корпорации Disney, а на следующий год стало известно о закрытии «Войн клонов» в пользу «Повстанцев» — нового мультсериала, разворачивающегося уже в эпохе оригинальной трилогии. Впрочем, Филони по-прежнему остался у руля Lucasfilm Animation и не упускал случая навести мосты между двумя проектами.

Пожилой Бен Кеноби появляется лишь в одном эпизоде «Повстанцев» и не вмешивается в основной сюжет сериала. По замыслу Лукаса, в изгнании рыцарь посвящает всю свою жизнь защите Люка Скайуокера и никуда не улетает с Татуина

Одним из таких мостов стал эпизод «Двойные солнца», в котором постаревший Мол находит ушедшего в изгнание Кеноби. Злодей обезумел и ищет освобождения, герой же обрёл спокойствие и мудрость. Как и в приквелах, развитие персонажей показано через экшен — правда, дуэль оформлена оригинально, по правилам самурайского кино.

Противники долго изучают друг друга, просчитывая стратегию перед серией быстрых ударов. Оби-Ван будто подводит итог своему экранному пути: агрессивную стойку из приквелов он сменяет на более сдержанный стиль Алека Гиннесса и наконец возвращается к технике своего учителя. Мол рвётся вперёд, повторяя приём, которым он в своё время поразил Квай-Гона, но старик Бен рассекает противника одним ударом. Кеноби усвоил уроки прошлого. И при этом не изменил себе: к поверженному убийце он относится с сочувствием и утешает его перед смертью.

По словам Юэна Макгрегора, «в начале сюжета [Кеноби] сломлен и повержен, он растерял свою веру и фактически сдался»

Тут бы и попрощаться с Оби-Ваном Кеноби — печальным рыцарем, доблестным воином и мудрым наставником, обречённым всегда пребывать на вторых ролях. Но вот дела: его путь продолжается, а герой нисколько не теряет популярности! Кеноби регулярно появляется на страницах книг и комиксов, его неповторимый голос звучит даже в трилогии сиквелов и вдохновляет следующее поколение джедаев.

Наконец, о своём возвращении в «Звёздные войны» объявил Юэн Макгрегор. После нескольких лет обсуждений, доработки сценария и смены форматов (изначально авторы планировали снять фильм) на финишную прямую вышел мини-сериал «Оби-Ван Кеноби» — своеобразный эпилог к событиям эпизода III. По иронии судьбы это первый за 45 лет экранный проект, в котором у героя будет по-настоящему главная роль.

Готов ли старый Бен к такому вызову? Возможно. Но вне зависимости от итога Оби-Ван Кеноби примет его с достоинством и лёгкой, слегка ироничной улыбкой.

Похоже, что в мини-сериале «Оби-Ван Кеноби» герою всё-таки предстоит путешествие. Что же побудило его оставить свой пост?

Hello there! Топ-5 саркастичных комментариев Оби-Вана

Hello there! Топ-5 саркастичных комментариев Оби-Вана

#5 «Эпизод I. Скрытая угроза»

Оби-Ван: Вы оказались правы, учитель. Переговоры были недолгими!

#4 «Войны клонов» 1х11: Дуку в плену

Граф Дуку: Эти пираты коварны и вероломны. А превыше всего — глупы.

Оби-Ван: Удивительно, как вы с ними не подружились. У вас так много общего!

#3 «Войны клонов» 1х04: Уничтожение зловещего

Генерал Гривус: Думали, я оставлю гипердвигатель без охраны?

Оби-Ван: Всё возможно. Пока что ты меня не сильно впечатлил.

#2 «Эпизод III. Месть ситхов» (видеоигра)

Оби-Ван: Энакин, фехтуй осторожней! У тебя осталось не так много конечностей.

#1 «Повстанцы» 3х20: Двойные солнца

Мол: Как низко ты пал — стал крысой в пустыне!

Оби-Ван: И всё же я выше тебя.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится