menu
AWESOME! NICE LOVED LOL FUNNY FAIL! OMG! EW!
Китти Фишер: жизнь прославленной куртизанки
47
просмотров
Георгианскую девушку называют первой селебрити в истории.

Среди «ночных бабочек», которых на улицах Лондона середины 18-го века было великое множество, лишь единицам удавалось пробиться в куртизанки. Большинство блудниц умирали в безвестности, нищете, поражённые болезнями, отверженные обществом. Более «успешные» дамы полусвета обзаводились одним или несколькими богатыми поклонниками, у которых находились на содержании. Но и среди таких мало кто сумел снискать настолько громкую славу, чтобы войти в историю. Китти Фишер это удалось: она была, возможно, самой известной, дорогой и экстравагантной куртизанкой в Англии георгианской эпохи.

Её настоящее имя — Кэтрин Мария Фишер, однако известна она по ласковому прозвищу Китти (кошечка). Родилась Фишер в Лондоне, предположительно, в 1741 году. Точно неизвестно, кем были её родители, Джон и Анна, однако, согласно воспоминаниям современников, происхождения они были очень и очень низкого. В юности Китти работала в дамском галантерейном магазине. Других сведений о её ранних годах крайне мало. Вероятно, именно в период работы модисткой Китти приметил аристократ, британский офицер, адмирал Огастес Кеппель. Скорее всего, именно адмирал Кеппель впервые вывел Фишер в свет, где она была представлена миру как его любовница. Ещё одним возможным покровителем девушки называют генерал-лейтенанта Энтони Мартина.

Портрет Китти кисти Джошуа Рейнольдса.

Китти было около 18−19 лет, когда она стала известной в аристократических кругах «жрицей любви». Любовников Фишер выбирала исключительно богатых, а своё презрение к бедным кавалерам выражала достаточно эксцентрично. Известна лондонская байка тех лет, согласно которой Китти однажды прилюдно съела банкноту ценностью то ли в 20, то ли в 100 фунтов (около 20 или 100 тыс. фунтов соответственно в пересчёте на современные деньги). Возможно, таким образом Фишер подчеркнула пренебрежение «подачкой» кавалера, так как сочла оплату бумажными деньгами унизительной (куртизанки того времени предпочитали золото и драгоценности). Якобы Китти положила купюру между двумя кусочками хлеба с маслом, после чего проглотила этот весьма дорогостоящий сэндвич.

Через своего покровителя Огастеса Кеппеля Фишер познакомилась с художником Джошуа Рейнольдсом, впоследствии неоднократно писавшем её портреты. Именно благодаря дружбе с Рейнольдсом Китти удалось «растиражировать» свою персону: первые изображения, скорее всего, были заказаны непосредственно Кеппелем, но, когда Фишер переключилась на прочих кавалеров и обрела финансовую независимость, она сотрудничала с художником уже напрямую. Китти позировала Рейнольдсу в образе Клеопатры: сюжет полотна был основан на известной легенде о том, как египетская царица отпила из бокала с вином, в котором растворила бесценную жемчужину, дабы победить в споре с Марком Антонием.

Китти в образе Данаи.

Некоторые портреты Фишер авторства Рейнольдса затем превращали в гравюры, после чего их массово печатали для распространения среди армии поклонников прекрасной куртизанки. Джентльмены покупали миниатюрные изображения Китти, которые затем вставляли в карманные часы и медальоны — по меркам 18-го века подобная популярность была редкостью, особенно учитывая, что девушка прославилась исключительно за счёт своего «ремесла». Если бы Фишер жила в наше время, её лицо наверняка можно было бы увидеть на экранной заставке всевозможных гаджетов. Неудивительно, что Китти полагают одной из самых первых селебрити в истории: она не была ни королевой, ни аристократкой, ни актрисой, однако буквально каждая собака в Лондоне знала, как выглядит эта знаменитая блудница, или хотя бы слышала её имя.

Китти отлично разбиралась в красивых, дорогих вещах, включая предметы интерьера, украшения и одежду. Её гардероб и необычные наряды пытались копировать богатые модницы того времени. Писательница Джустиниана Винн, описывая Фишер, говорит следующее: «Она живёт так великолепно, как только возможно представить, её траты составляют 12 тыс. фунтов в год, она стала первой из своей социальной прослойки, кто смог нанять слуг в ливреях». Ценник на услуги Китти был невероятно высоким, благодаря чему она могла позволить себе не скупиться на атрибуты роскошной жизни.

Фишер в образе Клеопатры

Популярности куртизанки немало способствовал инцидент, произошедший в 1759-м году. Тогда юная Фишер упала с лошади в парке Сент-Джеймс на глазах у широкой публики. Ей помогли подняться, после чего Китти утерла слёзы и громко рассмеялась. Позже этот случай был описан в газетах и памфлетах, о нём даже сочиняли стихи и песни, рисовали карикатуры. В некоторых источниках недвусмысленно давали понять, что в момент падения Фишер продемонстрировала окружающим то, что могли видеть исключительно её клиенты. Песенка о том, как «Китти упала» быстро разошлась по городу. И хотя Фишер унизительные стишки были не по душе, это лишь способствовало распространению славы о ней.

Знаменитый ловелас, писатель и путешественник Джакомо Казанова также упоминает Китти в своих мемуарах. Во время его визита в Лондон в 1763 году Казанова воочию лицезрел прославленную куртизанку на одном из вечеров. «Она была изумительно одета, без преувеличения можно сказать, что стоимость её бриллиантов составляла не менее пятиста тысяч франков», — писал Казанова. Он утверждал, что один из приятелей предложил ему провести с Китти ночь за плату в 10 гиней, однако знаменитый любовник отказался — якобы потому что куртизанка говорила только по-английски, а он не мог представить себе любовную связь без французской речи. В то же время, согласно другим свидетельствам, Фишер отлично изъяснялась на французском языке, поэтому неизвестно, насколько правдоподобны эти воспоминания. Не исключено, что Казанова пожелал включить имя Фишер в мемуары только лишь из-за её громкой славы, либо же она оказалась ему просто не по карману.

Падение Китти Фишер с лошади, карикатура.

Китти понимала, что для укрепления положения ей необходимо было выйти замуж за аристократа. Её избранником стал Джон Норрис, политик, внук адмирала и член парламента. За Норрисом закрепилась репутация гуляки, игрока и распутника, он был «паршивой овцой» в семье, но даже от него ожидали более разумного выбора невесты. Свадьба состоялась в 1766 году. Китти приобретала определённое положение, ей больше не приходилось размениваться на временных воздыхателей, а Норрис получал доступ к немалому состоянию жены (несмотря на значительные траты, она сумела приумножить собственное богатство).

Фишер удалось не только помочь мужу выбраться из долгов и вернуть часть утраченных денег, но и примирить его с семьёй, которая, очевидно, была не самого высокого мнения о Джоне. Вместе с супругом она проживала в их фамильном имении в Кенте. Китти стала поистине образцовой женой и вела образ жизни, достойный леди: она не скупилась жертвовать значительные суммы на благотворительность, интересовалась делами и положением бедняков, занималась филантропией.

К сожалению, новым статусом Китти наслаждалась недолго — она умерла в марте 1767 года в возрасте примерно 26 лет. Точная причина смерти неизвестна: по одним сведениям, она скончалась от оспы или туберкулёза, по другим, — от отравления свинцом, содержащимся в косметике, которой она щедро пользовалась на протяжении всей своей жизни.

Образ Китти Фишер закрепился в искусстве благодаря многочисленным художникам, воспевавшим её красоту: она позировала не только Рейнольдсу, но и другим мастерам, например, Натаниэлю Хоуну, а также, предположительно, Филиппу Мерсье и Джеймсу Норкоту. Слава Китти не умерла вместе с ней — о прекрасной куртизанке помнят до сих пор благодаря памфлетам, стихам, песенкам и даже детской считалочке.

Понравился материал? Вы можете поблагодарить автора! Поделитесь этой статьей со своими друзьями.

Ваша реакция?