Павел Горгулов: убийца президента Франции
104
просмотров
Павел Горгулов, убивший президента Третьей республики Поля Думера, мстил Франции за её лояльное отношение к советской России.

 Политическая карьера Поля Думера была длинной и насыщенной, хотя поначалу ничто не обещало больших перспектив. Он родился в 1857 году, его отец работал на железной дороге. Денег в семье не было, но Поль смог учиться бесплатно и получил математическое образование. Работал преподавателем, потом журналистом, а в 1880-е гг. пошёл в политику. Сначала стал чиновником местной администрации в городе Лане, потом прошёл в национальный парламент.

В конце 1890-х гг. он стал министром финансов Франции, в течение пяти лет занимал должность генерал-губернатора Индокитая. В 1906 году впервые баллотировался на пост президента страны, выборы проиграл, но активность не снизил, хотя направил её в область бизнеса. Во время Первой мировой именно ему доверили переговоры с Россией по поводу отправки войск во Францию, в том числе он встречался с Николаем II. В сложный послевоенный период Думер вновь стал министром финансов, провёл налоговую реформу, добился роста доходов бюджета. В третий раз он оказался на этом посту в 1925—1926 гг., и снова ему пришлось решать сложные задачи: сокращать дефицит бюджета и останавливать падение курса франка.

В 1931 году Думер выиграл президентские выборы и стал самым «возрастным» человеком на этом посту, ему было уже 74 года. В период Третьей республики президент не являлся ключевой фигурой, но важно было то, что Думер оказался компромиссным кандидатом, который устраивал все политические силы.

Поль Думер вручает кубок капитану каннской команды 1932 года.

6 мая 1932 года президент посетил книжную выставку-ярмарку, устроенную в пользу ветеранов Первой мировой. Масштаб мероприятия явно не предполагал присутствия первых лиц государства, однако у Думера на войне погибли три сына, четвёртый сын и дочь умерли от её последствий, и президент решил посетить выставку. Когда церемония открытия уже подходила к концу и Думер готовился войти в здание, к нему подошёл рослый мужчина и выстрелил несколько раз. Президент был ранен в спину и голову, его тут же отправили в госпиталь, а стрелявшего схватили на месте.

7 мая 1932 года Поль Думер умер. На посту президента он пробыл меньше года.

Странный убийца

Первый допрос задержанного проводил шеф полиции Гишар, а затем дело продолжил судебный следователь Фужери. Провести расследование планировали как можно быстрее, и главной задачей Фужери было выяснить, какие силы стояли за покушением. Полученная в ходе допросов информация ясности не внесла.

Убийца оказался русским эмигрантом по имени Павел Горгулов. Он родился в 1895 году на Кубани, получил фельдшерское образование, собирался продолжить учёбу и стать врачом, но не успел — началась Первая мировая. Горгулов ушёл на фронт. Потом участвовал в Гражданской войне, как он сам утверждал, на стороне Врангеля. В итоге осел в Праге, выучился на врача и начал практику, правда, незаконную — делал нелегальные аборты. Позже некоторые пациентки обвинили Горгулова в том, что он подвергал их насилию. Много писал и печатался, но был, видимо, классическим графоманом, художественной ценности его произведения не представляли. Женился на состоятельных невестах (всего в его биографии было четыре брака) и достаточно быстро тратил приданое на издательскую деятельность. Основал Всероссийскую народную крестьянскую (земледельческую) партию «Зелёных» профашистского толка, но не исключено, что он и был единственным членом собственной партии. Во всяком случае, об её активной деятельности ничего не известно.

Эмблема партии Горгулова.

Его идеям и писательским талантам дал короткую, но безжалостную характеристику Владислав Ходасевич: «Книжка в зелёной обложке лежит передо мной. На её заглавном листе, наискось, с франтоватой небрежностью, сделан автограф — ловким, нарядным почерком самовлюблённого человека. Об «идеях», которые высказал (или лучше — выкрикнул) в своей книжке Горгулов, я уж теперь не стану говорить по существу. Во-первых, после процесса они стали общеизвестны; во-вторых, — просто нелюбопытно разбираться ещё раз в этой бессмысленной, экстатической мешанине, к тому же изложенной совершенно безграмотно (Горгулов слаб даже в простой орфографии)».

Из Чехословакии Горгулова в итоге выслали за незаконную деятельность, и он отправился в Париж с намерением вступить в Иностранный легион. Во Франции продолжал заниматься медицинской практикой, литературой, в очередной раз женился. И наконец, по приглашению на имя Павла Бреда (литературный псевдоним) оказался на книжной ярмарке.

Все эти данные, полученные следователями, не прояснили одного: кто именно стоял за Горгуловым.

Павел Горгулов с невестой

Кому было выгодно убийство?

 Сам он утверждал, что хотел спровоцировать своим поступком войну против большевистской России, к которой Запад, и в частности, Франция, были, по мнению Горгулова, слишком лояльны. «Я убил не гражданина Поля Думера, а президента Франции Поля Думера. Вы тут все заснули и не понимаете, что завтра Европу захватят большевики. Нужна большая война, иначе большевизм не истребить», — объяснял он на суде.

Эмигрантские организации поспешили отмежеваться от Горгулова, опасаясь, что убийство президента Франции обернётся против всех эмигрантов. В частности, генерал Павел Шатилов, один из руководителей Русского Общевоинского союза (РОВС), утверждал, что о прибытии Горгулова в Париж сообщила разведка РОВС и отметила, что он является человеком ненадёжным и способным на самые невероятные поступки. А значит, дела с ним иметь никто не собирался.

Горгулов после задержания.

 Советский Союз также выразил большую заинтересованность в том, чтобы дело было расследовано, на суде присутствовал полпред СССР, корреспондент «Правды», а также Илья Эренбург как спецкорр «Известий». Сохранилась стенограмма собрания Областного и Городского партактива в Свердловске от 16 октября 1932 года, на котором присутствовал Эренбург. Когда его спросили о деле Горгулова, он сказал: «Он очень ругал большевиков, социалистов, евреев и французов. На суде ругать французов была глупость, т. к. кругом все сидели французы, евреев, также нельзя ругать, потому что председатель суда был Дрейфус <…>, рядом сидел присяжный переводчик Наум Цацель, также еврей — не поругаешь. Значит, на суде ругал большевиков, монархистов, немцев. Поразительно то, что Горгулов не вызвал никакой симпатии у французов, по существу, всякой человек, который идёт на смерть, мог вызвать известную долю сентиментальной романтической симпатии. Горгулов же был лишён привлекательности и настолько чужд и далёк психологически французам, что не было ни одной минуты, чтобы какая-нибудь волна симпатии прошла по лицам французов. Я продолжаю настаивать в своих корреспонденциях, телеграммах, что, конечно, Горгулов является типом рядового эмигранта, а отнюдь не представителем какой-то сложной боевой террористической организации <…> Огромную роль сыграло, это я повторяю, — личное озлобление». 

Оружие Горгулова.

Так оно и было, Горгулова толкнули на преступление его внутренние мотивы и ненависть к большевикам, которую он не скрывал. У защиты был только один вариант — провести психиатрическую экспертизу и сыграть на том, что в момент совершения преступления убийца был невменяем. Экспертизу сделали, психические нарушения подтвердили, однако факт невменяемости не признали: Фужери скрупулёзно собрал свидетельства того, что убийца тщательно готовился к покушению. В итоге Горгулова приговорили к смертной казни, кассация и прошение о помиловании были отклонены, и в сентябре 1932 года приговор привели в исполнение.

Горгулов на суде.

Писатель, критик, активный участник литературных эмигрантских кружков Василий Яновский, который был знаком с Горгуловым, писал: «[Он] умер среди толпы чужих, на манер Остапа Бульбы («слышишь ли ты меня, батько»). В другое время, под иными звёздами, в знакомой среде из него вышел бы, пожалуй, ещё герой». И герой всё-таки получился, правда, наверное, не такой, как хотелось ему самому. В советской печати тут же начали появляться заголовки типа «Французский суд выгораживает сообщников и вдохновителей белобандита Горгулова», а также карикатуры, изображавшие смеющихся белогвардейцев, которые прячутся за спинами судей. Анри Барбюс требовал суда над правительством Тардьё как истинным организатором убийства президента, а в СССР о Горгулове хотели даже снять фильм.

18 сентября 1932 года, всего через четыре дня после исполнения смертного приговора, газета «Кино» написала: «Илья Эренбург согласился написать для Московской кинофабрики треста Росфильм (Союзкино) сценарий о роли белогвардейщины в планах мирового империализма против СССР. В сценарии писатель предполагает дать драматургическое изображение противоречий капитализма, явлений загнивания капитализма и таящихся в нём опасностей (крахи, самоубийства финансовых магнатов, лакейскую роль белогвардейской эмиграции, подготовка интервенции и пр.)». Фильм, правда, так и не был снят.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится