Путь Игоря Сикорского – гения авиации, изгнанника и патриота
128
просмотров
Наш соотечественник, один из главных авиаконструкторов прошлого века Игорь Иванович Сикорский прожил сразу несколько потрясающих жизней. Вспоминаем интересные факты из судьбы великого изобретателя.

Будущий знаменитый авиаконструктор был пятым и младшим сыном в семье известного киевского психиатра Ивана Сикорского. Его мать также имела медицинское образование, но посвятила себя детям. Она много им читала, и маленькому Игорю особенно нравились рассказы о Леонардо да Винчи, а именно об аппарате для полета, описанном итальянским изобретателем. Позже его настольной книгой стал роман Жюля Верна «Робур-завоеватель», где тоже рассказывается об огромном воздушном корабле. Полеты рано стали мечтой всей жизни Сикорского, несмотря на то что рос он слабым, болезненным мальчиком, и не то что бегать — кататься на велосипеде не мог.

Сикорский учился в Морском кадетском корпусе, затем на год уехал в Париж, в Техническую школу Дювиньо де Лано: в России в 1906 году из-за революционных потрясений практически не работали учебные заведения. Спустя год Игорь вернулся на родину и поступил в Киевский политехнический институт, но учеба сразу отошла на второй план. Сикорский мечтал построить летательный аппарат. Первые эксперименты он начал еще будучи подростком — уже тогда он смог из подручных средств в гостиничном номере чужой страны собрать довольно тяжелый вертолет, который отрывался от земли. Повзрослев, Сикорский консультировался у разных конструкторов, скупал детали и двигатель и в 20 лет во дворе собственного дома начал испытания первых вертолетов собственной конструкции. Первый не смог взлететь. Второй, построенный через год, уже мог подниматься в воздух. Но на тот момент наиболее перспективными машинами выглядели самолеты, и Сикорский временно переключился на них.

Уже в 1911-м Сикорский построил свой пятый по счету самолет — биплан С-5. На нем конструктор не только сдал экзамен на звание пилота и установил несколько рекордов, но даже прокатил своих первых пассажиров. А на показательных выступлениях продемонстрировал превосходство своих машин над зарубежными аналогами. Нравилось ему и обучать людей летать: о Сикорском начали писать в газетах и журналах. Вскоре он перебрался в Петербург, где продолжил свои конструкторские труды. На тот момент конструктору было всего 24 года.

Сикорский по праву может считаться одним из основателей военно-морской авиации. Каждый его самолет приносил России славу авиационной державы. Благодаря нему появились первый гидросамолет, первый специальный учебный самолет, первый серийный самолет, первый самолет монококовой конструкции, первый пилотажный самолет, и все это за два года. К началу Первой мировой войны его воздушные суда составляли основу морской авиации Балтийского флота.

На фото можно увидеть прогулочную палубу на крыше салона «Ильи Муромца»: во время движения туда могли выходить пассажиры

В 1913 году Сикорский построил «Илью Муромца» (на фото выше). Это был настоящий воздушный гигант с четырьмя моторами. Его можно было ремонтировать прямо в воздухе, и он был заточен под сложный российский климат. Ни в России, ни в Европе никто не верил, что такая огромная машина поднимется в воздух и будет маневренной. Но Сикорскому удалось сделать то, что, казалось, было нереальным. В тот год сам император Николай II захотел осмотреть самый большой и тяжелый самолет из всех ранее построенных и был восхищен настолько, что даже подарил Сикорскому свои золотые часы. В годы Первой мировой именно «Илья Муромец» использовался и как тяжелый бомбардировщик, и как дальний разведчик. Сикорский сам много времени проводил на фронте, обучал людей, строил легкие самолеты для боя. Под его руководством развивалась вся отечественная авиационная промышленность. Сикорскому не было и 30 лет, а молва о нем разошлась по всей империи.

Всё изменилось после Октябрьской революции. В начале 1918 года один из бывших коллег предупредил Сикорского: «Положение очень опасное. Я видел приказ о вашем расстреле». Игорь Иванович был «угрозой» для большевиков по двум причинам: как друг царя и просто как очень известный человек. Сикорский отнесся к предупреждению серьезно и вскоре выехал через север страны сначала в Англию, потом во Францию. В Париже, однако, работы не нашлось, и конструктор отправился в США, справедливо рассудив, что в такой огромной стране авиапромышленность ждет большое будущее. Выехал он один; жена осталась в России — она слишком увлеклась революционными идеями. В Штаты вскоре прилетели две сестры Сикорского и его маленькая дочь.

Первое время на новом месте было сложно: денег не было совсем, конструктору пришлось устроиться преподавателем в вечернюю школу, чтобы прокормить себя и близких. Первый самолет в эмиграции был собран им в курятнике. Но мало-помалу дела пошли в гору. Накануне Великой депрессии маленькая фирма Сикорского вступила в мощную корпорацию, благодаря чему осталась на плаву.

Компания русского авиаконструктора в Стратфорде, штат Коннектикут, притягивала эмигрантов. Многие нашли здесь работу, даже если никакого отношения к самолетам ранее не имели. Среди таких рабочих и инженеров были офицеры флота, адмиралы, генералы. В Стратфорде появилась мощнейшая русская диаспора — свои селились к своим. В городе появились школы, клубы, православный храм. Многие объекты здесь и по сей день носят русские названия. Да что там, многие вновь прибывшие жители Стратфорда и английского-то не знали!

Лишь в конце 1930-х Сикорский вновь вернулся к тому, с чего когда-то начинал — к вертолетам. Сам же их испытывал. Первый экспериментальный вертолет, поднявшийся в воздух в сентябре 1939-го, имел одновинтовую схему с автоматом перекоса и хвостовым рулевым винтом. Теперь это классика, а когда-то конструкторы считали такую схему абсолютно недееспособной.

Сикорский инструктирует пилота перед взлетом, начало 1940-х гг.

В 1942 году выпущен двухместный S-47. Он был единственным вертолетом стран антигитлеровской коалиции, применявшимся на фронтах Второй мировой войны. Послевоенный S-51 имел более мирную «работу» и особенно отличился в операциях по спасению человеческих жизней.

Затем Сикорский переключился на машины тяжелые и сверхтяжелые. Сначала собрал и запустил вертолет весом 3,5 тонны. Позднее — 14-тонную махину S-56. Никто не верил, что это возможно. И никто не смог это повторить — у S-56 вообще не было аналогов по размерам и грузоподъемности.

А S-58, увидевший свет в 1954-м, стал «лебединой песней» Сикорского и лучшим из его вертолетов. Многие экземпляры в разных странах мира целы и по сей день и даже используются. Сам Сикорский в 1958 году вышел на пенсию. Он оставался советником фирмы, а еще очень много путешествовал, особенно на автомобиле, увлекался альпинизмом, очень любил вулканы, «могучий и величественный феномен природы», как он о них говорил.

Не все знают, что Сикорский был глубоко верующим человеком и написал ряд брошюр и книг, которые относятся к оригинальной богословской литературе русской эмиграции и ценятся многими специалистами. Так, одна из этих книг посвящена размышлениям о молитве «Отче наш».

Памятник Сикорскому в киевском аэропорте Жуляны (Украина), который официально носит имя знаменитого авиаконструктора

Сикорский всегда очень тревожился из-за событий ХХ века, лихорадивших его родину. Но при этом всегда оставался патриотом России и никогда не забывал о своем вещем сне, увиденном в далеком детстве, когда ему было всего 11. В те времена, когда саму мысль о летательных аппаратах тяжелее воздуха считали невозможной и даже абсурдной, ему приснился полет на неведомом воздушном корабле, огромном, с небольшими окошками, из которых виднелись облака и далекая земля.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится