Дело Улофа Пальме: кто убил шведского политика?
34
просмотров
34 года назад в центре Стокгольма загадочный выстрел из револьвера оборвал жизнь знаменитого шведского политика. Убийство Улофа Пальме стало аналогом выстрелов в Далласе. У него было множество могущественных врагов — но до такой ли степени, чтобы организовывать убийство? Или виной всему выстрел депрессивного одиночки, как заключила недавно генпрокуратура Швеции?

Десятого июня 2020 года прокуратура Швеции объявила о закрытии дела об убийстве Улофа Пальме.

По её мнению, виновника смерти премьер-министра Швеции удалось найти. Генеральный прокурор Кристер Петерссон объявил, что в 1986 году Улофа Пальме посреди Стокгольма застрелил Стиг Энгстрём, бывший сержант Королевской армии Швеции, а затем — дизайнер, иллюстратор, рекламщик и малоизвестный политик.

Допросить и судить его уже не получится. Энгстрём покончил с собой в 2000 году, не оставив признаний.

Многие в Швеции и за её пределами не спешат соглашаться с прокуратурой. В убийстве премьер-министра странностей немногим меньше, чем в обстоятельствах выстрела в Далласе. И доказательства Петерссона — лишь косвенные. «Хайли лайкли».

Почему события 34-летней давности всё ещё привлекают внимание миллионов людей?

Отец шведского социализма

Сейчас мало кто скажет без поисковика, как зовут премьер-министра этой скандинавской страны. Во времена холодной войны всё было иначе. Имя Улофа Пальме гремело по всей планете.

Швеция шла к своей модели общества всеобщего благосостояния ещё с довоенных времён — но Пальме стал её живым символом и публичным идеологом.

Одни считали его идеи путём к построению общества на грани живой утопии, которая будет лишена и язв американского капитализма, и бед советского социализма, и проблем многих других моделей. Другие до глубины души возмущались его «неправильными» взглядами и делами.

Улоф Пальме

Шведский премьер клеймил американскую войну во Вьетнаме как империалистическую агрессию, сравнивая бомбардировки «Лайнбекера» с холокостом — и одновременно жёстко критиковал подавление Пражской весны и ввод советских войск в Афганистан.

Операция «Лайнбекер» — это кампания бомбардировок американцами Вьетнама в 1972 году.

Он стал заклятым врагом расизма и апартеида ЮАР, милитаризма Израиля, диктатур Франко и Пиночета — но и просоветским режимам Восточной Европы за ущемление гражданских прав от него доставалось немногим меньше. Ведь, по мнению Пальме, социализм — это как раз про права и свободы, а не про «ходить строем, не задавать вопросов и слушать вождей».

Для одних Пальме стал символом надежды и путеводной звездой, для других — назойливой занозой. В Швеции тоже не все разделяли его «левацкую» политику. Самые правые даже считали его коммунистическим шпионом, который вот-вот сдаст страну Советам: Пальме плохо переваривал Брежнева и Андропова, считая их тоталитарными тиранами, но быстро сблизился с Горбачёвым.

Пальме стал премьер-министром в 1969 году. В 76-м ушёл в отставку — чтобы вернуться главой кабинета в 82-м. Спустя четыре года в центре Стокгольма прозвучали выстрелы, которые оглушили всю Европу.

Выстрелы на Шведском Пути

Вечером 28 февраля 1986 года Пальме с супругой пешком возвращались из кинотеатра в центре Стокгольма. Страна к тому времени стала тихой и зажиточной, политическое насилие казалось делом давно забытого прошлого.

Для социал-демократического премьера ходить пешком и без охраны было не только нормой, но и выражением его идей. Несмотря на количество опасных врагов за рубежом, он старался почаще обходиться без телохранителей.

Оцепленное полицией место убийства Пальме

У перекрёстка на улице Свеавег — «Шведский путь» — по пути к станции метро пару догнал человек в тёмной куртке или коротком пальто. В 23:21 на виду у десятков свидетелей он выпустил обоим в спины из револьвера тяжёлые пули .357 Magnum и убежал по улице Туннельгатан. Потрясённые свидетели не пытались его преследовать.

Пальме умер почти сразу. Его супруга Лисбет отделалась лёгким ранением.

Лица убийцы в свете зимних фонарей, витрин и вывесок никто отчётливо не запомнил. Только высокую фигуру ростом 180-185 сантиметров. Возраст «от 30 до 50». Ни одной черты лица или дополнительной приметы.

Ствол, из которого были выпущены пули, так и не нашли, хотя проверили сотни подходящих револьверов.

Ханс Хольмер, бывший глава расследования убийства Пальме, демонстрирует публике два револьвера Smith & Wesson, 1986 год

Версии начали множиться мгновенно.

Кому выгодно?

У Пальме было множество врагов, среди которых хватало тех, кто вполне мог бы прибегнуть к оружию, чтобы заткнуть чрезмерно говорливого и принципиального шведа.

Версии называли самые разные. ЦРУ и КГБ? Спецслужбы ЮАР, Израиля или Югославии? Курдские партизаны? Итальянские масоны? Криптонацисты в полиции? Само собой, не обошли и мировую закулису с зелёными хвостами.

Убийство произошло за три дня до официального визита в Советский Союз, где Пальме собирался договориться о сближении со вставшим на путь перестройки и гласности СССР. В честь Пальме назвали улицу в Москве. Советская пресса намекала на происки мирового империализма — но сближение Стокгольма с Москвой в 86-м году никого настолько сильно бы не испугало. Да и в ЦРУ времена головорезов Даллеса давно прошли.

Шведы возлагают цветы к месту убийства Пальме, 1986 год

На расследование убийства бросили все силы шведских правоохранителей. Искали везде, допрашивали всех. В архивах лежат показания от 40 тысяч человек. Иностранные «хвосты» не подтвердились, хотя версия о южноафриканских и бывших родезийских спецслужбах до сих пор популярна. Они были достаточно «отморожены» и имели зуб на Пальме за антирасизм и тайное финансирование Африканского национального конгресса.

Пальме многие не любили — но не до такой степени, чтобы рисковать убийством.

Следы хоть какого-нибудь осмысленного заговора или действий зарубежных спецслужб по сей день не найдены, хотя их принципиальную вероятность не отрицают.

Следователи пришли к выводу, что стрелок был местным одиночкой.

Но кто и зачем убил Пальме?

Убийцы, в очередь!

Работать полиции пришлось в условиях ажиотажа, доходившего до психоза. С повинной и признанием в убийстве премьер-министра явились 134 человека — как правило, не очень стабильных психически.

Десятки очевидцев тоже не слишком помогли. Лица никто не запомнил. Убийцу не преследовали. Показания путались в противоречиях и менялись под влиянием модных версий и прессы. Свидетели «врали, как очевидцы».

Полицейская реконструкция убийства

В 1989-м году случилась сенсация. Убийца найден! Безработный жулик, пьяница и наркоман Кристер Петерссен. По иронии судьбы — полный тёзка нынешнего генпрокурора Швеции. На него указала Лисбет Пальме, которая видела убийцу лучше всех. Предполагалось, что стрелял он то ли из личной неприязни, то ли по просьбе кого-то из «авторитетов», лишившихся денег усилиями налоговой благодаря политике Пальме.

Он отсидел несколько месяцев, признал вину… и был отпущен. Верховный суд счёл доказательства недостаточными, а признание — ложью. Есть альтернативная версия: Петерссена наняли убить крупного наркоторговца, а накуренный алкоголик перепутал его с премьер-министром. Но в ней тоже многое «не бьётся».

Версия о вине Стига Энгстрёма появилась недавно.

Одинокий стрелок

Три десятка лет Энгстрёма считали исключительно свидетелем. Была версия, что он одним из первых прибыл на место убийства, общался с полицией и раненой Лисбет и чуть ли не помогал грузить Пальме в «скорую».

В последовавшие дни Стиг стал медийной фигурой. С экранов он описывал, как всем помогал, ругал полицию за неправильные действия. С каждым интервью его усилия оказывались всё более героичными — вскоре оказалось, что он даже «помог Пальме лечь удобнее, чтобы тот мог дышать». Никто другой этого не подтвердил.

Стиг Энгстрём

Ещё Стиг жаловался, что описание убийцы у многих свидетелей ошибочно. Дескать, за стрелка они приняли его, пытавшегося помочь. С его слов стрелок выглядел совсем не так, как утверждали другие.

Полиция поначалу внесла Стига в список подозреваемых — но вычеркнула, решив, что он просто жаждущий внимания скандалист и лжец.

Однако дотошный журналист Томас Петерссен в 2017 году стал изучать совокупность показаний свидетелей. Слова Энгстрёма заметно выбивались из общей картины. Получалось, что его, вроде бы активно действовавшего на месте убийства… попросту никто не заметил. Остальные сбежавшиеся к телу министра перекрёстно описывали друг друга. А его — нет.

Зато его облик тем вечером, как он и сам не отрицал, совпадал с тем, как практически все очевидцы описывали стрелявшего.

Прокуратура Швеции заинтересовалась находками Петерссена. Дело всё ещё не было закрыто. Проверив складывающуюся картину, следователи заключили: журналист прав. По их мнению, совокупность данных уверенно указывает: наиболее вероятным убийцей является Энгстрём.

Хотя прямых свидетельств нет, а допросить двадцать лет как покойника не удастся, длившееся 34 года дело об убийстве теперь закрыто.

Место убийства Пальме

Зачем Энгстрёму было убивать премьер-министра? Стиг не раз говорил знакомым, что не переваривает Пальме. Он участвовал в муниципальных выборах от конкурирующей партии. Переживал тяжёлую депрессию с потерей смысла жизни.

Вполне возможно, что решение об убийстве родилось спонтанно — после тяжёлого рабочего дня, при виде ненавистного политика на улице прямо возле офиса Энгстрёма. Предполагаемый стрелок был не слишком стабилен психически. А револьвер лежал у него в кармане.

Возможно, всё было именно так. А может быть — нет. Такие истории остаются причиной споров на многие десятки лет, не хуже убийства Кеннеди и трагедии на перевале Дятлова. И даже самые прочные доказательства вряд ли убедят сторонников мнения, что всё было совсем не так просто.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится