Дело Жиль де Ре: злодей или жертва?
244
просмотров
Колдовство, чернокнижие, убийства – лишь часть обвинений, которые предъявили маршалу Франции де Ре в 1440 году. Его судили сразу 3 суда и приговорили к смерти.

Считается, что маршал Жиль де Монморанси-Лаваль, барон де Ре, граф де Бриен, сеньор д’Ингран и де Шанту послужил прототипом Синей Бороды. Почему так, сказать сложно: наш герой был женат всего один раз, жену свою не убивал, да и вообще больше интересовался делами военными, чем любовными. На свою беду (и это надо понимать буквально) маршал, принадлежавший к древнейшему аристократическому роду Франции, был очень богат. Видимо, за это он и поплатился головой, обвиненный в преступлениях, далеких от убийства доверчивых жен.

Гюстав Доре «Синяя борода»

Личность Жиля де Ре вызвала и до сих вызывает самые противоречивые оценки и толкования. «Демон», «чернокнижник», «сатанист», «изверг» — это лишь наиболее «литературные» эпитеты, которыми полны популярные жизнеописания де Ре в массовых изданиях. В этой статье мы не раз обратимся к авторам, последовательно изучавшим жизнь де Ре и пытавшимся понять, был он на самом деле злодеем или жертвой.

Жиль де Ре — славная биография

Жиль де Ре родился в 1404 году, получил прекрасное образование, в 11 лет остался сиротой. Его воспитанием занялся дед, который основное внимание уделял военному искусству и охоте, а не наукам.

Во многом уступая настояниям деда, в 16 лет Жиль женился на своей кузине Катрин де Туар. Несмотря на юный возраст жениха, поиски невесты продолжались несколько лет: деду хотелось найти состоятельную девушку. Де Туар была очень богата и принесла Жилю большое приданое. И хотя браки между родственниками церковь запрещала, молодые сначала обвенчались, потом испросили разрешение у Папы Римского, а потом обвенчались еще раз.

Во время Столетней войны (1337−1453) де Ре принимал участие в боях, был сторонником Жанны д’Арк, руководил ее ополчением. Он был близок к наследнику престола, а потом и королю Карлу VII, тем более что жена де Ре была с ним в родстве. В 1429 году, после коронации Карла, наш герой получил звание маршала. Надо заметить, что хотя звание было высоким, в XV веке маршалы занимали подчиненную позицию. Они руководили войсками в провинциях, инспектировали на предмет снабжения, отвечали за хорошее состояние лошадей (слово «маршал» образовано от древнегерманского marascaih — конюх). А для Карла VII особую ценность представляло то, что де Ре был богат и фактически финансировал дофина, бывшего далеко не первым в очереди на престол и не имевшего собственных средств.

Жанна д’Арк.

В 1430 году, после того как Жанна д’Арк попала в плен, де Ре собрал отряд и пытался освободить ее, но опоздал: солдаты прибыли в Руан, когда Жанну уже сожгли. После этого на протяжении 10 лет маршал оплачивал ежегодную постановку мистерии «Орлеанская дева», финансово поддерживал ее братьев, оставаясь верным памяти д’Арк.

«Синяя борода»: в замке Тиффож

Примерно в 1432 году де Ре перестает активно участвовать в военных действиях и удаляется в свой замок Тиффож, где основное время посвящает изучению алхимии. В литературе можно встретить упоминание о том, что постоянные траты в предшествующие годы истощили казну маршала, и он хотел за счет алхимии вернуть золото. Но так как сами занятия этой наукой были в XV веке весьма затратными, эта версия вряд ли верна. Не исключено, что де Ре как человека образованного, и образованного блестяще, увлекли научные занятия как таковые.

Хотя с финансами у маршала, видимо, все обстояло не так хорошо, как в начале нашей истории. Потому что в 1436 году его родственники добились особого королевского указа, запрещающего Жилю де Ре продавать свои имения. Британский исследователь Рассел Хоуп Робинс, издавший «Энциклопедию колдовства и демонологии», считает, что, несмотря на запрет, имения де Ре хотел получить герцог Бретани Жан V. Учитывая фактическую независимость Бретани на тот момент, это вполне возможно. В 1440 году казначей Бретани Жоффруа ле Феррон приобрел у маршала его замок Сен-Этьен-де-Мер-Морт. Но когда брат покупателя Жан ле Феррон явился к де Ре, чтобы принять титул и подписать бумаги, наш герой по какой-то причине его избил и заточил в тюрьму. С этого момента и начались преследования де Ре.

Другую, но отчасти родственную этой, версию высказывает в своей книге «Истинная правда. Языки средневекового правосудия» Ольга Тогоева. Она пишет, что 15 мая 1440 года Жиль де Ре просто… напал на упомянутый выше замок. Он действительно ранее продал его, но денег так и не получил и желал забрать их силой.

Есть и еще одна версия того, почему же де Ре навлек на себя гнев герцога Бретани и короля. Дело в том, что за некоторое время до начала преследования он принимал у себя во владениях дофина Людовика, будущего Людовика XI, у которого были очень напряженные отношения с отцом.

Замок Тиффож.

В своем романе «Бездна» Жорис-Карл Гюисманс, первый президент Гонкуровской академии, описывал события так: «Маршал собирает две сотни головорезов из своей крепости и во главе этого войска направляется в Сент-Этьен. На Троицу во время мессы он врывается в церковь, сметает беспорядочную толпу верующих и в присутствии растерявшегося священника угрожает зарезать Жана ле Феррона прямо в храме. <…> Жиль де Рэ разом нарушил бретонский закон, запрещающий баронам поднимать войска, не испросив согласия герцога, и совершил двойное кощунство, осквернив церковь и захватив в плен Жана ле Феррона, лицо духовное. Итак, капкан захлопнулся, епископу удается наконец убедить колеблющегося Иоанна V выступить против мятежников. В результате одно войско направляется в Сент-Этьен, из которого Жиль со своим маленьким отрядом бежит в укрепленный замок Машкуль, а другое — осаждает Тиффож».

Тиффож, в котором укрылся Жиль де Ре, находился в юрисдикции короля, а не Бретонского герцога, так что преследуют его теперь и местные, и «основные» власти. Что называется, «обложили со всех сторон». Как покажут ближайшие события, шансов на то, чтобы ускользнуть от преследования, у де Ре не было.

Похищение детей и чернокнижие

После этого против Жиля де Ре выдвинули сразу несколько обвинений. Епископ Нантский Жан де Малеструа в публичной проповеди сказал: ему стало известно, что мессир Жиль де Ре вместе с соучастниками похитил и убил много детей, использовал их в ритуалах вызова дьявола, приносил дьяволу человеческие жертвы и т. д. Такое резкое заявление было сделано, несмотря на то, что жалоба о пропаже ребенка от местных жителей у Малеструа была только одна. Как только проповедь прозвучала, их число тут же выросло. И во всех жалобах в пропаже детей обвинялся именно де Ре.

Но были и другие претензии. Нашему герою предъявили обвинение в нападении на священника, вооруженном нападение (когда он пытался отстоять свой замок), а также в богохульстве, похищении и убийстве детей и содомии. К суду де Ре привлекли не одного — в его сообщники записали слуг Анрие и Пуату, итальянца Франсуа Прелатти, который участвовал в алхимических изысканиях маршала, и священника Эсташа Бланше.

Видимо, поначалу де Ре не предполагал, в какой серьезной ситуации оказался. Он вполне мог просто скрыться, но никуда из Бретани не уехал, и вскоре его арестовали. В октябре 1440 года, первый раз представ перед судом, де Ре назвал судей разбойниками, богохульниками, а также добавил, что ниже его достоинства стоять перед таким людьми. Спустя некоторое время он, видимо, понял, что дело серьезнее, потребовал, чтобы в суде у него был адвокат, а также чтобы его нотариус вел независимый протокол. В обеих просьбах маршалу отказали.

Суд над Жилем де Ре.

В итоге де Ре проходил сразу по трем юрисдикциям: его судила инквизиция, епископальный суд и светский суд. Такая схема не давала Жилю де Ре никаких шансов избежать наказания: любые ограничения, которые налагались на одну юрисдикцию, компенсировались полномочиями другой. Так что даже если бы инквизиция простила раскаявшегося грешника, светский суд все равно приговорил бы его к казни как убийцу.

По делу было опрошено более 200 свидетелей, основным стал Франсуа Прелатти. Чаще всего в отношении него в литературе можно встретить определения «некрофил» и «чародей». Слава о Прелатти ходила самая дурная, но, скорее всего, он просто смог удачно устроиться при влиятельном и богатом господине. В конце XIX века американский историк Генри Чарльз Ли издал трехтомную «Историю инквизиции в средние века», и в ней писал, что у «главного чародея» де Ре Прелатти «был приспешником черт по имени Баррон, которого он всегда легко вызывал, когда был один, но который никогда не хотел показываться в присутствии Жиля. Наивные подробности, которые эти два человека сообщили о своих опытах и своих неудачах, невольно заставляют нас удивляться ловкой изобретательности итальянца и добродушной доверчивости Жиля». Прелатти в итоге и дал на суде основные показания против своего бывшего господина и сам отделался несколькими месяцами тюрьмы.

Сожжение на костре: смерть и оправдание

В ходе следствия к обвиняемым применялись пытки, поэтому признания были получены очень быстро. Впрочем, в случае самого де Ре было достаточно пригрозить пытками — он быстро согласился со всеми выдвинутыми обвинениями. Тот же Генри Чарльз Ли отмечал, что судьи сделали все, чтобы де Ре предстал настоящим злодеем, тем более что публики на судебных заседаниях было полно. Одно из заседаний началось со «страшных криков несчастных родителей», которые подробно изложили злодеяния маршала. После эти «статисты» больше не появлялись.

25 октября 1440 года, меньше месяца спустя после первого заседания суда, следствие закончилось. Церковный суд отлучил обвиняемых от церкви, светский суд приговорил де Ре и сообщников к смертной казни, которая и состоялась на следующий день. Родственники маршала смогли договориться, что де Ре не будет сожжен, как двое других осужденных, а что его задушат. Под телом показательно был разведен костер, однако в последний момент останки де Ре отдали семье для погребения. При этом церковный суд продолжал разбирательства по делу еще некоторое время после того, как казнь свершилась.

Имущество Жиля де Ре после его смерти было конфисковано, так как он был признан еретиком (это влекло конфискацию всего). Есть разночтения относительного того, какую именно часть имущества изъяли, возможно, не все. Но, тем не менее, на богатства де Ре удалось наложить руку.

Заметка «Второй шанс Синей Бороды» в газете The Guardian. 17 июня 1992 года.

Уже в наши дни археологи тщательно обшарили весь замок Тиффож, где, по разным оценкам, должны были быть останки сотен детей (число жертв называли от 200 до 800). Из подозрительных находок — только два скелета, причем точно не детских. В 1992 году группа юристов, историков и писателей организовали символическое судебное заседание, чтобы разобраться в том, был ли действительно виновен Жиль де Ре.

Суд, состоявшийся через 550 лет после смерти маршала, вынес оправдательный приговор.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится