Гельмут фон Мольтке и промышленная революция в военном искусстве.
80
просмотров
Второй Рейх, созданный в 1871 году, был плодом трудов канцлера Бисмарка и генерала Мольтке. Кем же был «великий молчальник» и всесильный шеф Генерального штаба?

Королевство Пруссия — новый гегемон Центральной Европы?

В начале XIX века тектонические процессы, связанные с появлением национального самосознания и формированием национальных государств докатились и до Центральной Европы. Веками раздробленная Германия, после стремительного падения могущества Габсбургов, начала осознавать себя не просто как единое языковое, культурное и этническое пространство, но как нечто большее. Созданный в качестве опоры французского влияния в регионе Рейнский Союз распространил многие преобразования Наполеона и на собственно немецкие земли.

И всё же после окончания Наполеоновских войн до создания единой страны было ещё далеко — ни Австрия, ни Пруссия не могли осуществить что-то подобное, учитывая политическую конъюнктуру эпохи — Венская система провозглашала незыблемость прав монархов и установленного порядка, за чем внимательно следили державы-победительницы и, прежде всего, Россия, имевшая тесные культурные и династические связи со многими немецкими государствами.

Карта Германского союза 1815−1866

Появление единой Германии, которая включала большую часть территорий региона, не отвечало ни русским, ни французским интересам, но изменившаяся после Крымской войны дипломатическая ситуация открыла для бурно развивающейся Пруссии новые перспективы. В объединении Германии важную роль играли не только дипломаты и политики, но и военные, ведь по меткому выражению Бисмарка это было возможно, как решение прочих великих вопросов, только «железом и кровью». И, конечно, главным среди прусских полководцев был великий Гельмут фон Мольтке, усилиями которого была во многом была объединена Германия.

Гельмут фон Мольтке. От датского кадета до прусского офицера

Будущий фельдмаршал родился в последнем году XVIII столетия в городе Пархим. Представители рода Мольтке могли похвастаться происхождением и древностью, но не богатством — с течением времени все семейные владения были заложены и проданы, и даже женитьба отца Гельмута на богатой девушке из Любека не изменила положения — Фридрих Филипп растратил всё приданое жены, а когда Гельмуту было 13 лет его родители и вовсе развелись. Впрочем, тогда это отразилось на нём не так сильно — он уже учился в королевском кадетском корпусе в Дании и постигал на практике все тяготы армейской службы. Любопытно, что один из будущих отцов Германской империи получил начальное военное образование в, казалось бы, чуждой древнему германскому роду Дании. Секрет был прост — отец Гельмута во время Наполеоновских войн поступил на военную службу в Данию, которой посвятил более тридцати лет своей жизни и вышел в отставку в звании генерал-лейтенанта. По его стопам должны были пойти дети, и мало кто интересовался мнением Гельмута, отправляя его учиться в Копенгаген.

Гельмут фон Мольтке

В кадетском корпусе Мольтке учился прилежно, выказывая большие способности и приобретая звания, несмотря на суровые условия службы и телесные наказания, применявшиеся для закалки характера и поддержания железной дисциплины среди будущих офицеров. Эффект от таких мер был обратный — большую часть своей жизни Мольтке сомневался в себе и был вынужден оглядываться на других, ища поддержки. От этого комплекса он окончательно избавился, только когда ему было 65 (!) лет. В 1818 году будущий полководец блестяще окончил корпус и в качестве пажа провёл год при королевском дворе в Копенгагене. После перевода в действующую армию он достаточно быстро осознал всю бесперспективность службы в Дании, чья армия переживала не лучшие времена, вышел в отставку и отправился в Берлин, где без проблем сдал офицерский экзамен и в 1822 году был зачислен в прусскую армию секунд-лейтенантом (младшее офицерское звание, соответствующее современному лейтенанту) в один из полков, расквартированном во Франкфурте-на-Одере.

Промышленная революция — апофеоз войны

Начало службы Мольтке в Пруссии совпало со временем масштабных преобразований в экономике и промышленности, что с каждым годом ощущалось всё сильней. Более того, в военной науке тоже происходили решительные перемены, связанные с анализом и реакцией на опыт Революционных и Наполеоновских войн, изменивших весь облик войны. И если на момент поступления будущего генерала на прусскую службу армия королевства была близка по своему облику и традициям к армиям времён Лейпцига и Ватерлоо, то к началу первой войны за объединение Германии — с той самой Данией — вооружение, комплектование и механизмы управления армией меняются. И Гельмут был среди первых, кто осознал весь масштаб происходящих перемен и сумел подстроить свою работу и всю военную машину Пруссии под реалии времени, что и сделало его самым успешным полководцем второй половины XIX века. Но обо всём по порядку.

Прусская армия в 1820-х.

Генеральный штаб: от Гнейзенау до Мольтке

Секрет побед Пруссии крылся в блестяще организованной штабной работе, включавшей в себя планирование войн, кампаний и операций, оценке военного, промышленного и морального потенциала противника, заблаговременное создание планов по мобилизации и развёртыванию армий на всех стратегических направлениях и их своевременную коррекцию, учёт не только существующих железных и шоссейных дорог (первые стали важным фактором для ускорения развёртывания частей), но и непосредственное участие в их развитии и прокладке важных магистралей и массу других задач самого разного профиля и характера. Прусский, а затем и немецкий генштаб справедливо называли «мозгом армии», однако так было не всегда. Что же представляла из себя штабная работа в наполеоновские и постнаполеоновские времена?

В начале XIX века управление армией осуществлялось главнокомандующим и его непосредственными помощниками, присутствующими на театре военных действий и на поле генерального сражения. Роль штаба по большей части заключалась в проработке планов кампаний и организации развёртывания и логистики, но лишь в самом общем смысле. Остальное было на совести главнокомандующего, его квартиры или частных начальников. В самой Пруссии Большой Генеральный штаб как одна из военных инстанций был создан только в 1817 году. Это не значит, что штабных задач в армии до этого момента не было, а скорее отражает инертность мышления прусских военных. С отсутствием центрального штабного аппарата можно было мириться в условиях войн XVIII века, когда сражения ограничивались сравнительно небольшим полем боя, а руководить действиями подразделений можно было едва ли не лично. Однако к середине XIX века не только военная наука, но и вся окружающая действительность стали меняться так стремительно, что игнорировать это стало невозможно.

Винтовка Дрейзе — зарево новой эпохи.

Электрический телеграф, железные дороги и новая армия

Наполеоновские войны и технический прогресс последующей эпохи поставили перед военными совершенно новые задачи — координировать действия корпусов и дивизий, разбросанных на протяжении десятков и сотен километров. Увеличение численности армий, развитие логистики, включая появление пароходов и железных дорог, совершенствование артиллерии и стрелкового оружия переворачивали представление о характере войны и её масштабах. И отныне требовался принципиально новый подход к планированию будущих войн и работе штабов, которая больше не могла ограничиваться локальными или второстепенными задачами. Однако осознавали это далеко не все.

Жизнь Мольтке складывалась не безоблачно, но его упорство и талант помогли офицеру сначала поступить в Высшую военную школу в Берлине, а после и попасть в качестве заштатного в Генеральный штаб. То, что большинству офицеров казалось бесперспективным, манило Гельмута — он с удовольствием учился в Берлине, хотя это было сопряжено с большими финансовыми затруднениями (жить в столице на лейтенантское жалованье было тяжело), а после с большой радостью переводится из полка, хотя служба в штабе большинством офицеров считалась бесперспективной и скучной. Но у Мольтке на этот счёт были совсем другое мнение — именно здесь он видел основной вектор приложения сил и считал, что именно работа штабов будет наиболее важной и окажет решающее влияние на будущие войны.

Мольтке в битве при Незибе.

Германская империя: долгий путь к единению

Постепенно молодой офицер становится известной и популярной фигурой в военной среде Пруссии. Его командировка в Турцию в 1835—1839 годах не только открыла эру военно-технического сотрудничества двух стран, но и создала Мольтке славу талантливого рассказчика и литератора — его «Письмами о событиях и жизни в Турции» зачитывались как в собраниях, так и в салонах. Несмотря на неудачи в борьбе с египетским наместником Мухаммедом-Али реформированной немцами турецкой армии, на Родине Мольтке был встречен с восторгом и назначен в штаб одного из прусских корпусов. В 1842 году он был произведён в майоры, в 1848 назначен начальником штаба корпуса, а в 1851 году стал полковником. Ему было уже пятьдесят, казалось, что пик карьеры уже подошёл, однако это было далеко не так. Взлёту Мольтке способствовал случай. Но так могло показаться только на первый взгляд.

Электрический телеграф — «голос» новой войны.

В 1855 году полковник Мольтке стал адъютантом Фридриха-Вильгельма — единственного сына будущего императора Вильгельма I. Успехи офицера и его приближение к прусским властям обеспечили ему не только приёмы при дворах великих держав и звание генерал-майора, но и должность исполняющего обязанности начальника Большого Генерального штаба. Далеко не все приветствовали его фигуру на этом посту, критикуя выбор короля (а точнее его брата-регента), надеясь, что его вскоре сменят. Вопреки чаяниям завистников, Мольтке не только не был снят, но оставался во главе ведомства в течение тридцати лет! Его карьера была не только одной из самых ярких, но и одной из самых продуктивных в истории. И результаты работы нового начальника штаба были видны спустя несколько лет. Проверкой на прочность системы, выстроенной Мольтке, стала первая война за объединение Германии.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится