Как простой советский школьник Лева Федотов предсказал исход войны и полет американцев на луну.
120
просмотров
Лева Федотов был простым советским школьником. До войны он ходил в школу, мечтал о будущем, дружил с ребятами и тайком от родителей лазил по заброшенным подвалам. Как и многие молодые люди своего поколения, он не смог воплотить в жизнь мечты и планы, так как жизнь его унесла война. Однако имя его до сих пор обсуждается среди ученых, а на просторах интернета гуляют, обрастая деталями, подробности удивительных предсказаний, сделанных на страницах простого мальчишеского дневника.

Знакомясь с подробностями недолгой жизни Левы Федотова, начинаешь понимать, что на самом деле слова о «простом советском школьнике» не совсем соответствуют действительности. Этот мальчик вовсе не был обыкновенным, и загадка его личности, похоже, будоражит воображение обывателей не меньше, чем пророческие строки из дневника. Даже если это предсказание и является мистификацией, то сам мальчик и его таланты, несомненно, заслуживают отдельного рассказа. Кстати, книги о нем уже давно написаны. Юрка и Мишка - школьные друзья Левы, товарищи по проказам и опасным походам, во взрослой жизни стали знаменитыми советскими писателями. В своих романах они неоднократно «оживлял» друга детства, которому, к сожалению, не досталось будущего (Лев Федотов погиб в бою в 1943 году). В одном из самых знаменитых - «Доме на Набережной» Юрия Трифонова мы можем познакомится с Левой в образе Антона Овчинникова. А Михаил Коршунов несколько книг посвятил самому дому, в котором и прошло детство «лихой ватаги».

Кстати, дом, в котором были написаны знаменитые дневники Левы Федотова, и вправду не был простой многоэтажкой. Элитный комплекс, построенный на Берсеневской набережной Москвы-реки, сразу предназначался для элиты. В нем жили дети Иосифа Сталина — Светлана Аллилуева и Василий Сталин, революционер Пантелеймон Лепешинский, Алексей Рыков, Лаврентий Берия, Никита Хрущев, поэт Демьян Бедный, авиаконструктор Артем Микоян, шахтер-ударник Алексей Стаханов, летчики Михаил Водопьянов и Николай Каманин, писатель Александр Серафимович. Семья Федотовых в этой компании оказалась благодаря отцу. Федор Каллистратович, заслуженный революционер, сумел незадолго до смерти получить тут квартиру.

Элитный комплекс, построенный на Берсеневской набережной Москвы-реки

Лева учился в одной из старейших школ Москвы - имени Белинского на Софийской набережной. Мальчик рос очень болезненным, поэтому не всегда блистал на уроках. Тем более, что, похоже, он удивительно критично для своего возраста оценивал те знания, которые ему пытались преподать, выбирая из них только то, что ему казалось важным для своей будущей деятельности. Если говорить о личности этого молодого человека, то он, несомненно является примером уникально разносторонне одаренного ребенка, для которого огромную роль играло самообразование. Внутренней дисциплины и целеустремленности для этого ему хватало с лихвой. Юрий Трифонов в интервью «Литературной газете» в 1977 году рассказывал о нем настоящие чудеса:

«В детстве меня поразил один мальчик. Он был удивительно всесторонне развитой личностью. Несколько раз я поминал его то в газетной заметке, то в рассказе или повести, ибо Лева покорил воображение навеки. Он был так непохож на всех! С мальчишеских лет он бурно и страстно развивал свою личность во все стороны, он поспешно поглощал все науки, все искусства, все книги, всю музыку, весь мир, точно боялся опоздать куда-то. В двенадцатилетнем возрасте он жил с ощущением, будто времени у него очень мало, а успеть надо невероятно много. Времени было мало, но ведь он не знал об этом. Он увлекался в особенности минералогией, палеонтологией, океанографией, прекрасно рисовал, его акварели были на выставке, он был влюблен в симфоническую музыку, писал романы в толстых общих тетрадях в коленкоровых переплетах. Я пристрастился к этому нудному делу — писанию романов — благодаря Леве. Кроме того, он закалялся физически — зимой ходил без пальто, в коротких штанах, владел приемами джиу-джитсу и, несмотря на врожденные недостатки — близорукость, некоторую глухоту и плоскостопие, — готовил себя к далеким путешествиям и географическим открытиям.»

Лева Федотов с мамой Розой Лазаревной

Именно вокруг этих тетрадок, о которых упоминает Юрий Трифонов, в дальнейшем и развернулась вся шумиха. Дневники состояли из 15 общих пронумерованных тетрадей, в которых Лев Федотов подробно записывал дворовые и школьные события, а также свои мысли и соображения. Велись эти записи с 1935 года по 23 июля 1941-го. Как отмечают исследователи, мальчик в основном записывал те события, которые вызывали в нем эмоциональный отклик, но делал это очень подробно, так что сохранившиеся тетрадки (их всего четыре) на самом деле являются еще и памятником своей эпохи. Открылись невероятные предсказания мальчика только в 1980 году. Все тот же Юрий Трифонов попросил у матери Левы его записи для подготовки к театральной постановке «Дома на набережной». Читая записи об их общем детстве, он обнаружил удивительные отрывки:

«Хотя сейчас Германия находится с нами в дружественных отношениях, но я твердо уверен, что все это только видимость. (…) я приобрел уверенность, что лето этого года у нас в стране будет неспокойным. Я думаю, что война начнется или во второй половине этого месяца, или в начале июля, но не позже, ибо Германия будет стремиться окончить войну до морозов. (…)

Они наверняка не будут объявлять нам войну. А нападут внезапно и неожиданно, чтобы путём внезапного вторжения захватить побольше наших земель. Как ни тяжело, но мы оставим немцам такие центры, как Житомир, Винница, Псков, Гомель и кое-какие другие. Минск мы, конечно, сдадим, Киев немцы тоже могут захватить, но с непомерно большими трудностями. (…)

Окружить Ленинград, но не взять его фашисты еще могут. Окружить же Москву они не смогут в области времени, ибо не успеют замкнуть кольцо к зиме. Зимой же для них районы Москвы и дальше будут просто могилой…»


И так далее, практически весь план Барбаросса был изложен школьником, заранее оценены возможные ошибки – наши и гитлеровцев, сделаны прогнозы и на послевоенный период.

Сегодня, после тщательного изучения историками и психологами, ученые так и не могут прийти к однозначному выводу об этих предсказаниях. Возможно, что данные записи – пример уникальных аналитических способностей юного гения. Однако информация, которую он мог получить из СМИ тех лет, была достаточно скудной и вряд ли могла дать ему материал для таких выкладок. Поэтому многочисленные околонаучные издания внесли Льва Федотова в список «великих предсказателей», поставив его в ряд с Нострадамусом и Вангой. Поднятая шумиха способствовала тому, что некими безымянными диггерами в московских подземельях несколько десятилетий спустя были найдены потерянные тетради юного прорицателя, в которых, якобы, он описывает события начала XXI века - запуск адронного коллайдера, избрание и последующее убийство первого чернокожего президента в США и эпидемию свиного гриппа. Снятый документальный фильм «Прорыв в бездну» только подлил масла в огонь, так что теперь имя Льва Федотова чаще всего упоминается вместе с эпитетами «оракул» и «прорицатель», что, конечно, не добавляет всей этой истории достоверности. Вероятно, феномен мальчика из «Дома на набережной» еще ждет свих исследователей, которым теперь, к сожалению, придется тщательно просеивать сохранившийся материал, отделяя исторические факты от наслоившихся позднее «горячих сенсаций».

Последняя фотография Льва Федотова. Надпись на обороте: «Дорогому Мишке от Левы. 19 августа 1942 года»

А для любителей предсказаний хочется привести еще одну строку из загадочного дневника советского школьника Левы Федотова:

«Может быть, после победы над фашизмом, в которой я не сомневаюсь, нам случится еще встретиться с последним врагом — капитализмом Америки и Англии, после чего восторжествует абсолютный коммунизм на всей Земле».

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится