menu
AWESOME! NICE LOVED LOL FUNNY FAIL! OMG! EW!
Ленин молодой
291
просмотров
Владимир Ульянов, казалось, станет чиновником в какой-нибудь интеллигентной сфере, а может, адвокатом, но никак не неистовым революционером.

В 1895 году, когда Ульянов еще не принял псевдоним «Ленин», но уже стал убежденным марксистом и лидером «Союза борьбы за освобождение рабочего класса», жандармы описали его внешность: «Рост 2 арш. 5 ½ вершков [166,7 см], телосложение среднее, наружность производит впечатление приятное, волосы на голове и бровях русые, прямые, усах и бороде рыжеватые, глаза карие, средней величины…» К тому моменту прошло лишь несколько лет с тех пор, как никто и представить не мог, что за юным Владимиром Ульяновым будут пристально наблюдать охранители самодержавного государства. Да и в детстве ничто не предвещало — самый обычный был ребенок.

Симбирская губерния, добрые родители и нормальное детство

Владимир появился на свет в 1870 году. Отец, Илья Николаевич, — инспектор, а затем директор народных училищ Симбирской губернии, мещанин, сын крепостного. Умом, энергией и искренним стремлением поставить дело образования как можно лучше он заслужил чин действительного статского советника, ордена св. Станислава и св. Анны. В общем, это был человек высокого положения. Встретив такого в годы Гражданской войны (да и позднее), комиссары могли бы как «буржуя» ограбить его или «к стенке». Мать Ульянова — дочь врача Бланка, предки которого, скорее всего, еврейского происхождения, из Житомира.

Большая семья (Владимир — третий из шести детей) жила в Симбирске, провинциальном городе на 40 тысяч жителей, довольно скромно. Только в 1878 г. Илья Николаевич Ульянов смог собрать денег на собственный и достаточно просторный дом. Из прислуги — только няня. Из «роскоши» — рояль, кожаное кресло да домашняя библиотека.

Дом Ульяновых, фото 1975 г.

Родители воспитывали детей в любви к богу, уважении к труду, честности и дисциплине, и дети хорошо это воспринимали. Отец передал Владимиру и остальным сыновьям веру в долг образованного человека работать на общее благо, а также свои наблюдения за недостатками русской жизни; дома не раз высказывался о пороках чиновничества, о простых людях и их несчастьях. Впрочем, сына тогда такие мысли не занимали. Будущий большевик гонял гусей, дурачился и шумел с братьями, ходил гулять и ловить карасей на Свиягу, играл в индейцев, ел ягоды и фрукты в саду. В общем, у Владимира Ульянова было нормальное детство. Шалил он в меру, характером отличался довольно жестким, любил дразнить младшего брата, но злым не казался.

Он рано научился читать и читал с удовольствием, помогал по дому, учился на отлично — в аттестате зрелости «4» только за логику. Директор Федор Керенский (отец того самого Керенского, свергнутого в октябре 1917 года большевиками) был своим учеником очень доволен. Даже закон Божий, латынь и древнегреческий Ульянов учил на совесть, хотя и не любил гимназию за муштру и зубрежку. В подростковом возрасте он пробовал курить и один раз, по собственным воспоминаниям, «так накурился, что стало дурно» — с тех пор папиросы его не привлекали. Катался на коньках, немного «занимался ухажерством», но девочек сильно стеснялся. В 16 лет Владимир перестал верить в бога. Впрочем, нормальный подростковый протест он испытывал не только в отношении религии, но и в отношении учителей. А политикой он заинтересовался чуть позже.

Юный Владимир Ульянов.

Карл Маркс и братья Ульяновы

Когда умер отец, что стало ударом для всей семьи, Владимир еще не окончил гимназию. Он стал старшим в доме — брат Александр уже уехал учиться. В университете Саша Ульянов увлекся Марксом и вступил в студенческую группу народовольцев-террористов. Молодые люди, как многие студенты и интеллигенты того времени, жаждали помочь русскому народу, но не могли найти для этого легальных средств — и попытались организовать убийство императора Александра III. Их раскрыли, арестовали и в апреле 1887 года приговорили к казни. Когда старшего брата вешали, Владимир Ульянов сдавал выпускные экзамены. Гимназию окончил с золотой медалью.

После случившегося в Петербурге отношение к Ульяновым в Симбирске резко переменилось- в лучшем случае их сторонились. И семья перебралась в Казань. Владимир поступил на юридический факультет Императорского Казанского университета. На брата государственного преступника эта казнь тоже произвела огромное влияние — Александра он считал образцом для подражания. Нелюдимый по характеру, Владимир Ульянов стал общаться со студентами, среди которых нашлось много недовольных самодержавием. Лекции об истории русского права он называл лекциями о «русском бесправии», что находило отклик у однокурсников. Жажда гражданского подвига, политика, ненависть к беззаконию, судьба русского народа — все эти чувства и темы были в моде, молодежь горела этим. Через три месяца после начала учебы состоялась студенческая сходка — из 918 студентов университета участвовало 256 человек. Уже тогда они называли друг друга «товарищами». 164 из них поплатились за это своим местом в учебном заведении. Владимир Ульянов оказался в этом числе — в сходке он принимал самое активное участие.

Казанский университет.

После ареста он сказал: «Мне дорожка проторена старшим братом». Так Ульянов подступил к идее революционной борьбы. Конечно, речь шла не о банальной мести за брата, Владимир Ильич искренне понимал причины поступков народовольцев. Идея освобождения народа охватила думающую публику того времени, она витала в воздухе, так что и без гибели Александра его младший брат мог оказаться в студенческих политических кружках.

Через пару дней Ульянова выпустили из-под ареста и отправили в ссылку к родственникам в Кокушкино — под полицейским надзором, конечно. Там он много читал. Некрасова, например, а самое главное — Чернышевского, который подготовил Владимира к Марксу, познакомил его с Гегелем и философским материализмом вообще. А в сентябре 1888 года Ульянову разрешили вернуться в Казань, и там в одном из народовольческих кружков он услышал доклад о «Капитале». Труд Маркса и раньше попадался ему на глаза, но теперь он заинтересовался им, раздобыл экземпляр 1872 года издания и изучил. За этим последовали знакомства с местными марксистами. Потом прочел Плеханова и загорелся левыми идеями. Как он сам потом говорил, он «влюбился» в Маркса и Энгельса. Все его предчувствия и стремления проявились в стройной философской системе.

Ульянов в 1895 г.

С народовольцами Ульянов общался и в Самаре в 1892—1893 гг., где семья приобрела имение (правда, земледелие у них не пошло, и пришлось это хозяйство продать). Владимир Ильич к тому времени закончил образование — сдал экстерном экзамены на юриста — и начал работать помощником присяжного поверенного. Тем же он занялся в Петербурге, куда отправился в 1893 году. В столице молодой адвокат решил, что научный марксизм — ключ к пониманию происходящего в обществе и к переменам, и стал, по выражению историка Р. Сервиса, «неистовым политиком». Он быстро нашел собеседников и единомышленников в небольших марксистских кружках, тех, кто готов был за ним пойти. Однако он не мог найти путь к народу. Как и многие интеллигенты, Ульянов еще верил в силу доброго слова и пытался публиковаться, но без особых успехов, хотя имелось что публиковать. Адвоката толкового из него не вышло, а вот теоретик-марксист начал оформляться. К 1895 году, когда Владимир Ульянов отправился за границу в путешествие, после которого в Петербурге основал «Союз борьбы за освобождение рабочего класса», он уже сформулировал свою первую доктрину: Россия — капиталистическая страна, которая освободится через пролетарскую революцию, и революции надо во что бы то ни стало добиваться. Его оценка России потом поменялась, а вот от революции Ульянов не отказывался никогда.

Понравился материал? Вы можете поблагодарить автора! Поделитесь этой статьей со своими друзьями.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится