Номенклатура, алкоголизм, культура: личная жизнь Екатерины Фурцевой
55
просмотров
Пост министра культуры СССР, который Фурцева занимала почти 15 лет, стал для женщины понижением. До 1960 года она входила в высшие эшелоны власти.

Путь во власть

Подростком Екатерина работала ткачихой в родном Вышнем Волочке — давнем центре текстильной промышленности. Позже она получит в партии прозвище «ткачиха». Единственным социальным лифтом в 1930-е годы был ВЛКСМ, куда бойкая любительница спорта Фурцева попала в 15 лет. Через 6 лет её направили в Курскую область, где девушка получила ответственную работу в комсомоле. В 1931 году Фурцеву перевели в Крым секретарём горкома. Там она полюбила планерный спорт — её тянуло в авиацию. Хобби привело девушку в лётную школу под Ленинградом, по окончании которой Фурцева по распределению оказалась в Саратове. Там она встретила Петра Биткова, который ради комсомолки оставил свою первую супругу с ребёнком. В 1936 году Петра Ивановича перевели в Москву, Фурцева поехала за ним.

Екатерина Фурцева с матерью и братом, 1913 год.

В столице Екатерина Алексеевна занялась отделом студенческой молодёжи ВЛКСМ, хотя сама никогда студенткой не была. В 1937—1938 годах, во время чистки в рядах комсомола, ей удалось сохранить своё положение. Она поступила в московский вуз, несмотря на отсутствие школьного аттестата. В 1941 году 31-летняя Фурцева получила диплом о высшем образовании.

С началом Великой Отечественной войны муж Фурцевой ушёл на войну. Он выжил, но в семью уже не вернулся — оставил Екатерину Алексеевну с родившейся у них в 1942 году дочерью. Перед битвой за Москву беременную Фурцеву эвакуировали в Куйбышев, где она приступила к партийной работе в райкоме. Вскоре женщину с грудным ребёнком вернули в Москву, назначив сотрудником во Фрунзенский райком. С этого поста начался путь Фурцевой к вершинам партийной власти. Вскоре Екатерина Алексеевна стала первым секретарём райкома, заменив бывшего начальника, с которым состояла в близких отношениях. Главой города, после смещения Георгия Попова, стал Никита Хрущёв, продвинувший секретаря горкома Фурцеву по карьерной лестнице: на XIX съезде она была избрана кандидатом в члены пленума ЦК. После смерти Сталина Фурцева по протекции Хрущёва стала «хозяйкой Москвы». При ней сталинский ампир был осуждён как чрезмерно изысканный и дорогостоящий, началось строительство экономически выгодных «хрущёвок».

«Екатерина Великая»

XX съезд стал для Фурцевой звёздным часом: женщину планировали ввести в пленум ЦК; при этом пост главы города за ней сохранялся до 1957 года. Вместе со своими коллегами политик принимала решение по вопросу мер в Венгрии, пока из соседней Чехословакии её второй супруг Николай Фирюбин, будучи советским послом, отправлял важную информацию в Москву об отношении Праги к событиям в Будапеште.

В борьбе Хрущёва со «старой гвардией» в лице Молотова, Кагановича, Булганина, Ворошилова и Маленкова Фурцева приняла самое активное участие на стороне своего патрона, выступала против старых большевиков. Екатерине Алексеевне принадлежит идея вызвать на пленум Георгия Жукова, сторонника Хрущёва. Судьбоносный звонок маршалу сделал тогда Леонид Брежнев. Никите Сергеевичу удалось упрочить своё положение и избавиться от конкурентов, желавших его смещения в 1957 году. Супруг Екатерины Алексеевны был возвращён в Москву в должности заместителя министра иностранных дел и стал кандидатом в ЦК. Фурцеву выбрали членом президиума наравне с Жуковым, однако, через несколько месяцев герой войны был предан Хрущёвым и изгнан из политики. На посту министра культуры Фурцева прикажет подчинённым вырезать из документальных хроник сцены с Жуковым.

Екатерина Фурцева.

Однажды Сталин пошутил: «История делится на три периода — матриархат, патриархат и секретариат». Фурцева, став секретарём ЦК КПСС, получила блага, о которых простой советский человек и мечтать не мог: служебную квартиру и дачу, охрану, отдых в лучших здравницах Союза, прислугу. Однако высокая должность требовала кропотливого труда и осторожности во внутрипартийных интригах. В 1960 году Хрущёв внезапно сместил Фурцеву и других видных чиновников с постов секретарей ЦК. Екатерину Алексеевну назначили министром культуры СССР, сохранив членство в президиуме ЦК. Фактически это было понижением. Для женщины началась финальная стадия её политической карьеры, трагически сказавшаяся на жизни чиновницы.

Министр советской культуры

В 1961 году Фурцеву не избрали в президиум. На вечернее заседание съезда женщина не пришла, вместо этого закрылась дома в ванной и попыталась покончить с собой. Её спасли, но информация о произошедшем играла против чиновницы.

Хрущёв вплоть до отставки продолжал критиковать как Екатерину Алексеевну, так и министерство культуры, которое она возглавила. На фоне стресса Фурцева всё чаще злоупотребляла спиртным. Прочные связи с алкоголем сложились у Екатерины Алексеевны ещё во время работы на посту горкома Москвы: приходилось пить наравне с партийными бонзами, сплошь мужчинами. За столом Фурцева на вопрос о предпочтениях в выпивке отвечала: «Я всегда с мужчинами, я пью водку».

Ещё в 1958 году, будучи секретарём ЦК по идеологии, Екатерина Алексеевна возглавила кампанию против Бориса Пастернака, ставшего номинантом Нобелевской премии по литературе за роман «Доктор Живаго». Травля писателя была широкомасштабной: Пастернака исключили из Союза писателей и чуть было не лишили гражданства. Так началась работа Фурцевой с советской интеллигенцией.

Екатерина Фурцева и Софи Лорен в 1965 году.

Следующей вехой в работе министра культура стала скандальная выставка авангардистов 1962 года, на которой Хрущёв дал волю эмоциям. Досталось от Никиты Сергеевича и скульптору Эрнсту Неизвестному, который по иронии судьбы создаст памятник для могилы политика. Работа Фурцевой подверглась критике, правда, более сдержанной, чем отзыв первого секретаря о «мазне» авангардистов. В 1964 году министр культуры оказала поддержку Брежневу при смещении Хрущёва, однако обещанных от этого выгод не получила. Хрущёвская опала сменилась брежневской.

Так как всеми вопросами культурно-идеологической пригодности творений советских художников, писателей и скульпторов занимался ЦК, министру Фурцевой оставалось лишь лавировать между установками партии и полётом фантазии творческой интеллигенцией, за чьи работы Екатерине Алексеевне часто попадало от ЦК. Чаще всего Фурцева вставала на сторону творцов, выбивая для них возможность реализовывать свой потенциал, договариваясь с закостенелыми и суровыми догматиками из правительства. Деятели искусства высоко ценили усердие министра, что нашло отражение в мемуарах и воспоминаниях Ильи Эренбурга, Евгения Евтушенко, Григория Чухрая, Муслима Магомаева и Юрия Никулина.

Министр культуры СССР и министр искусств Великобритании во время беседы.

Во многих рабочих вопросах министр руководствовалась личным отношением к тому или иному художнику. Так, с Клавдией Шульженко, Мстиславом Ростроповичем и Роланом Быковым отношения у Фурцевой не сложились. А особенно благоволила женщина к Олегу Ефремову и Майе Плисецкой.

При Екатерине Алексеевне в СССР побывали многие зарубежные артисты, в московские музеи привозили памятники мировой культуры, советская киноэпопея «Война и мир» в 1969 году как лучший фильм на иностранном языке получил премию «Оскар», Москва увидела «Джоконду» и посмотрела постановки итальянского театра «Ла Скала».

Екатерина Фурцева с Майей Плисецкой и Надеждой Ходасевич-Леже

В 1974 году Фурцеву обвинили в присвоении государственной собственности для строительства дачи, которая чиновникам не полагалась. Дачу в итоге отобрали. Одновременно с этим Леонид Брежнев готовился отправить Фурцеву на пенсию.

Трудности в семейной жизни, смерть матери, рабочие конфликты и злоупотребление алкоголем отразились на состоянии министра. 24 октября, вернувшись домой после очередного банкета, она скончалась от острой сердечной недостаточности. По столице сразу же поползли слухи о самоубийстве или насильственной смерти министра. Что именно произошло тогда в квартире Фурцевой, до сих пор достоверно неизвестно.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится