Почему провалился немецкий блицкриг 1941-го
513
просмотров
Тяжелые поражения советских войск в начале войны убедили немцев в скорой победе над СССР. Однако вместо триумфа их ждало горькое разочарование.

22 июня 1941 года в 4 часа утра войска нацистской Германии в рамках операции «Барбаросса» вторглись на территорию Советского Союза, развивая наступление в направлении трех главных городов страны: Москвы, Ленинграда и Киева. Несмотря на упорное сопротивление и постоянные контратаки Красной Армии, противник стремительно прорывался вглубь СССР. Нанеся мощный удар по советским аэродромам, Люфтваффе с первых дней войны обеспечили себе господство в воздухе.

«О полной неожиданности нашего наступления для противника свидетельствует тот факт, что части были захвачены врасплох в казарменном расположении, самолеты стояли на аэродромах, покрытые брезентом, а передовые части, внезапно атакованные нашими войсками, запрашивали командование о том, что им делать…» — отметил в своем дневнике начальник Генерального штаба сухопутных войск Германии Франц Гальдер.

Немецкие войска в СССР в июне 1941 года.

Уже 24 июня немецкие войска взяли Вильнюс, 28 июня — Минск, 1 июля — Ригу. После окружения и разгрома основных сил Западного фронта в Белостокско-Минском сражении (погибло, было ранено и взято в плен более 420 тысяч из 625 тысяч солдат) его командующий генерал армии Дмитрий Павлов, начальник-штаба генерал-майор Владимир Климовских и ряд других военачальников были арестованы и расстреляны.

Начало немецкого вторжения в Советский Союз.

На Украине силы пяти механизированных корпусов советского Юго-Западного фронта в районе Броды-Луцк-Ровно столкнулись в жестоких боях с немецкой 1-й танковой группой. Подавляющее численное преимущество Красной Армии в танках (2500 против 800) нивелировалось отсутствием надлежащей радиосвязи, слабой организацией разведки, плохой координацией действий соединений и тактическими ошибками командования. 

В итоге в одном из самых масштабных танковых сражений в истории советские войска потерпели тяжелое поражение: в мехкорпусах было потеряно от 70 до 90 процентов танков. При этом многие из них подлежали восстановлению, но были брошены ввиду общего отступления. В то же время и для немцев сражение не прошло бесследно: темпы наступления замедлились, окружить и разгромить силы Юго-Западного фронта они тогда так и не смогли.

Горящий Т-34 в битве за Дубно-Луцк-Броды.

Далеко не на всех участках советско-германского фронта вермахту удалось эффективно вести свою «молниеносную войну». В Заполярье противник продвинулся вглубь территории СССР лишь на десятки километров, не сумев захватить крупный советский морской порт Мурманск. «Нам обещали взять Кандалакшу за 12 дней и дойти до Белого моря, но до сих пор не сумели этого сделать, хотя прошло уже 6 месяцев. Настроение солдат подавленное — они не ожидали такого упорного сопротивления русских», — сокрушался в январе 1942 года пленный немецкий ефрейтор.

Советские войска в Заполярье.

Два месяца — с 10 июля по 10 сентября — в районе Смоленска шло масштабное кровопролитное сражение, в результате которого Красная Армия потеряла убитыми, ранеными, пропавшими без вести и взятыми в плен более 750 тысяч человек. Боеспособность советских войск, прикрывавших московское направление, была сильно подорвана. 

Вместе с тем вермахт, сам понесший ощутимые потери в 100 тысяч солдат, вопреки своим первоначальным планам завяз под Смоленском на целых два месяца. Немецкое командование начало сомневаться, что сможет взять столицу СССР до наступления холодов. «Общая обстановка все очевиднее и яснее показывает, что колосс-Россия, который сознательно готовился к войне, несмотря на все затруднения, свойственные странам с тоталитарным режимом, был нами недооценен», — отмечал в своем дневнике Гальдер.

Оборона Смоленска в 1941 году.

Войска Группы армий «Юг» неуклонно продвигались к столице Советской Украины Киеву, потеря которого была для Сталина немыслимой. 11 июля штаб и Военный совет Юго-Западного фронта получили телеграмму из Кремля: «Предупреждаю вас, что если вы сделаете хоть один шаг в сторону отвода войск на левый берег Днепра, не будете до последней возможности защищать районы Уров (укрепрайонов) на правом берегу Днепра, вас всех постигнет жестокая кара, как трусов и дезертиров». Георгий Жуков, говоривший о возможности попадания советских войск в районе Киева в «котел», 29 июля был снят с должности начальника Генштаба. 

Город стойко держался, пока в конце августа по решению Гитлера 2-я танковую группу Гейнца Гудериана не сняли с московского направления и не отправили на юг. Прорвав советскую оборону, она 15 сентября в районе города Лохвица восточнее Киева соединилась с 1-й танковой группой Эвальда фон Клейста, замкнув тем самым кольцо окружения вокруг четырех советских армий. 

В немецкий плен попало около полумиллиона солдат Красной Армии. При попытке прорыва погибли командующий Юго-Западным фронтом генерал-полковник Михаил Кирпонос, начальник штаба генерал-майор Василий Тупиков и ряд других высокопоставленных военачальников.

Оккупированный немецкими войсками Киев.

Стремительный бросок через территорию советской Прибалтики войск Группы армий «Север» привел к тому, что уже в начале августа вермахт вышел к побережью Финского залива и отрезал главную базу Балтийского флота Таллин от основных сил Красной Армии. 27 августа корабли пошли на прорыв из осажденного города в сторону Ленинграда. 

В течение трех дней флот продвигался через густую сеть финских минных заграждений, подвергаясь непрерывным атакам финских торпедных катеров и немецкой авиации. «Мы шли от Таллина до Кронштадта под прикрытием немецких пикировщиков», — горько шутили советские моряки. В результате так называемого «Таллинского перехода» было потеряно до 60 кораблей и до 15 тысяч человек: моряков, гражданских и солдат 10-го стрелкового корпуса.

Эскадренный миноносец Балтийского флота в 1941 году.

Пока на европейской части страны шли тяжелые бои с нацистами и их союзниками, советское руководство решило обезопасить свои южные рубежи. 25 августа началась англо-советская операция «Согласие» по вторжению в Иран, в то время прочно вошедший в сферу влияния Третьего Рейха. Союзники свергли прогерманского шаха Резу Пехлеви и взяли под контроль север и юг страны. В скором времени через Иран будет проложен один из основных маршрутов поставок Советскому Союзу военных грузов от западных держав по программе ленд-лиза. 

Британские солдаты осматривают советский танк Т-26 в Иране.

8 сентября немецкие войска взяли город Шлиссельбург на берегу Ладожского озера, замкнув тем самым кольцо блокады вокруг Ленинграда по суше. С севера второй по значимости город Советского Союза блокировала финская армия. В ловушке оказалось около полумиллиона советских войск, почти все военно-морские силы Балтийского флота и до трех миллионов гражданского населения. 

Единственной ниточкой, связывающей осажденный Ленинград с «большой землей», был водный путь через Ладожское озеро — так называемая «Дорога жизни». Именно по ней шел подвоз продовольствия и эвакуация населения. Однако ни она, ни транспортная авиация не могли полноценно снабжать многомиллионный город, и зимой ленинградцам пришлось столкнуться со страшным голодом.

Блокадный Ленинград в октябре 1941 года.

Разгром Юго-Западного фронта под Уманью и Киевом позволил немцам осуществить наступление на богатый углем Донбасс и стратегически важный Крым, который Гитлер называл непотопляемым советским авианосцем, угрожающем румынской нефти.

26 сентября соединения 11-й армии генерала Эриха фон Манштейна прорвали советскую оборону на Перекопском перешейке и пробились вглубь полуострова. Однако ожесточенное сопротивление советских войск и большие потери не позволили немцам с ходу взять Севастополь. Осада главной базы Черноморского флота, начавшаяся 30 октября, продлилась в итоге 250 дней.

Немецкие солдаты в захваченной Ялте.

В начале октября разразилась главная битва 1941 года — за Москву. Уже в самом ее начале Красная Армия потерпела страшную катастрофу. Из-за ошибок советского командования, не сумевшего определить направления главных ударов противника, в районе Вязьмы были окружены и разгромлены основные силы Западного и Резервного фронтов. Советские войска потеряли убитыми, ранеными, попавшими в плен и пропавшими без вести свыше 900 тысяч человек. Вплоть до 13 октября окруженцы, тем не менее, все-еще вели бои, сковывая 28 немецких дивизий.

Дорога на Москву для немцев оказалась практически свободной. До подхода резервов на оборонительные рубежи пришлось спешно отправлять все имевшиеся в наличии силы, включая курсантов военных училищ. Столицу на несколько дней охватила паника, сопровождавшаяся массовым бегством населения из города, мародерством и грабежами.

Захваченный немцами под Вязьмой Т-34.

Путь к сердцу Советского Союза для вермахта не был, однако, легкой прогулкой. В результате многомесячного упорного сопротивления и постоянных контратак Красной Армии немецкие войска были измотаны и перенапряжены. В кровопролитных сражениях гибли обученные кадры, имевшие ценный боевой опыт польской и французской кампаний. Тотальное минирование подступов к городу затрудняло движение бронетехники, а пришедшие холода вызвали массовый падеж лошадей и перебои со снабжением.

Советские пехотинцы в освобожденном Калинине (Твери).

Немцы рассчитывали на решающий бросок к Москве, не зная, что в столице в это время сосредотачиваются крупные свежие резервы Красной Армии. 5 и 6 декабря войска нескольких советских фронтов совершенно неожиданно для противника перешли в масштабное контрнаступление. Ошеломленный вермахт был отброшен от столицы на 100-250 км, при этом на некоторых участках отступление превратилось в паническое бегство. 

Главнокомандующий сухопутными силами Германии Вальтер фон Браухич и командующий Группой армий «Центр» Федор фон Бок были отправлены Гитлером в отставку. Также лишившийся своего поста Гейнц Гудериан позже писал в своих «Воспоминаниях солдата»: «Наступление на Москву провалилось. Все жертвы и усилия наших доблестных войск оказались напрасными».

Пленные немцы под Москвой в декабре 1941 года.

Триумф под Москвой имел колоссальное значение как для самого СССР, так и для стран-участниц антигитлеровской коалиции. Советское руководство было уверено, что противник сломлен и настало время переходить в широкомасштабное наступление на всем протяжении советско-германского фронта. Как показали последующие события, несмотря на крах стратегии «блицкрига», списывать немцев со счетов было еще рано.

Женщина обнимает советского солдата после освобождения своего села в период советского контрнаступления под Москвой.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится