menu
AWESOME! NICE LOVED LOL FUNNY FAIL! OMG! EW!
Приключения Агафона Фаберже
57
просмотров
Сын знаменитого ювелира Карла Фаберже смог добиться успеха благодаря своей предпринимательской хватке.

Семейный бизнес

Агафон родился в 1876 году в семье известного российского ювелира Карла Густавовича Фаберже. Помимо него в семье росли ещё три брата. Вопрос наследства всегда был больной темой для главы семейства. В 1907 году Агафон получил от отца дачу Левашово, однако вскоре между ними произошёл разлад. От Агафона отвернулись братья, а позже он и вовсе был лишён наследства. Конфликт возник не на пустом месте. Отец усмотрел в деятельности Агафона желание создать Товариществу «К. Фаберже» конкурирующую фирму. Звучали обвинения в присвоении имущества компании. Проще говоря — в коррупции. Однако юный коллекционер не стал опускать руки и продолжил в одиночку продвигать собственный бизнес. Позже оказалось, что утечка средств была связана с сотрудником фирмы Отто Бауэром. Он пользовался доверием Карла Фаберже и выводил деньги компании на собственные счета. Это выяснили уже после смерти Карла Густавовича, который скончался в швейцарской Лозанне в 1920 году. За это время отец семейства успел вычеркнуть из завещания второго сына. Однако дети Агафона всё же получили наследство от своего деда. Дело в том, что Карл очень трепетно относился к внукам и был в хороших отношениях с тогдашней женой Агафона Лидией Александровной Трейберг. С ней Фаберже-старший находился в постоянной переписке и узнавал о делах своего непослушного сына.

Члены Санкт-Петербургского отделения Дрезденского филателистического общества в 1900 г. [Агафон Фаберже в первом ряду второй слева].

 До революции Агафон уже занимался торговлей антиквариатом. В феврале 1917 года коллекционер начал в срочном порядке избавляться от картин Рубенса, Дебре, Теньера и Рембрандта через немецкий Рейхсбанк. Произведение последнего — «Воскресение Христа» — по сей день считают утерянным. Приход большевиков к власти круто изменил жизнь Фаберже. В феврале 1918 года ВСНХ РСФСР издало постановление «О воспрещении торговли изделиями высших проб». Это предрешило исход главного дела семейства. Карл Густавович покинул страну. После этого за границу перебралось и вся династия ювелиров. Однако Агафон остался. Весной того же года он был вынужден доказывать права на собственные вещи в Петроградской ЧК. Новое правительство подозревало коллекционера в присвоении «дворцового имущества». После экспертизы все обвинения были сняты. В ноябре Агафон решается на тяжёлое решение. Он отпускает свою жену и четверых сыновей в Лифляндию. Никаких препятствий не было, так как супруга заранее оформила все нужные документы. Сам Агафон решил остаться в красном Петрограде и продолжить свой бизнес. 

Последствия революции

В том же 1918 году Агафон начал сотрудничать с Комиссией по изучению естественных производительных сил России. Уже 27 ноября он участвовал в обсуждении вопроса об огранке камней. Тогда потомственный ювелир не упустил возможность резко высказаться в адрес сибирских гранильщиков. Окружающие перемены не соотносились с духом авантюризма, который был свойственен Агафону. Эмиграция выглядела закономерным продолжением карьеры, но правила выезда из РСФСР ужесточились.

Агафон Фаберже у своего загородного дома в Левашово. 1907 г.

Коллекционер не отчаивался и пытался постепенно реализовывать имущество, которому могла грозить национализация. Так у него появились деловые связи с Эрмитажем. Совет музея находил деньги для покупки различных исторических ценностей Фаберже. Например, было приобретено Средневековое отделение для цеховой кружки за 450 руб. или фарфоровые звери и табакерки английского завода «Bow» за 20 тыс. руб. Возможно, подобная активная деятельность на рынке и вызвала интерес чекистов.

Арест

 Дело было сфабриковано в 1919 году на основе работы Агафона Карловича по оценке имущества датского подданного Эрика Плума. Позже заключение было подкреплено новым обвинением. Фаберже осудили за участие в контрреволюционной деятельности. Следствие продлилось до 27 января 1920 года. Результат был предсказуем — конфискация всех предметов искусства, найденных в доме на Большой Морской и в Левашово. По прошествии многих лет можно сказать, что работа Фаберже с коллекцией Плума действительно была завязана на спекуляции. Агафон Карлович нуждался в деньгах и не брезговал разными формами заработка. Ещё одним подтверждением может служить история с датским посольством, через которое, будучи юрисконсультантом, коллекционер перепродавал пуды сахара и ржаной муки «знакомым». На допросах Фаберже выгораживал себя и охотно доносил на товарищей по цеху.

Помимо подтверждённого нарушения закона со стороны Агафона Карловича у чекистов были и другие цели. Они стремились отыскать сокровища семейства Фаберже. Правда, поиски не увенчались успехом, а сам Фаберже 28 ноября 1919 года был приговорён к общественным работам. Данный приговор не является самым жёстким для того времени. Возможно, информация, полученная на допросах, была действительно ценной.

Агафон в скором времени был переведён из камеры в больницу «судебной неврологии и психиатрии», затем его отправили в эпидемиологическое отделение с диагнозом «сыпной тиф». На этом история болезни не заканчивается, так как Фаберже 27 марта 1920 года был возвращён в психиатрию. Там он провёл достаточно времени — до 6 сентября 1920 года. После должен был отправиться в «лагерь принудительных работ». Однако уже 6 сентября 1920 года по распоряжению Петроградского ЧК был освобожден. Судимость за Фаберже сохранилась.

На свободе

Последние годы пребывания Агафона в советской России вмещают в себя довольно много событий. Фаберже умело подстраивался под складывающиеся реалии. Он не брезговал пользоваться людьми для достижения намеченных целей. Забегая вперёд, скажем, что друзей на родине у него совсем не осталось. После освобождения из-под стражи Агафон женился повторно. Избранницей стала бывшая гувернантка его детей Мария Александровна Борзова.

Агафон Фаберже в сентябре 1920 г. после выхода из петроградской тюрьмы.

 Следующие шесть лет выдались самыми неспокойными в его жизни. Смена политики государства, проблемы с деньгами, отсутствие надёжных друзей и другие изменения во всех областях жизни вынудили принять решение об эмиграции. Фаберже вёл активную подготовку к скорому переезду, однако он не форсировал события. Коллекционер думал, что НЭП позволит вернуть некогда утерянные средства.

Стоит отметить главенствующее качество у Агафона Карловича в то время — осторожность. Жизнь научила его быть скрытным, тихим и «удобным» для власти. Он соглашался на правительственные заказы по оценке предметов искусства в Гохране. Это и создавало образ «провластного» человека. Тем не менее 16 сентября 1924 года Фаберже был арестован. По предположению исследователей, коллекционер просил выдавать ему жалованье драгоценными камнями, которые он сам же подвергал экспертизе в Гохране. Агафон Карлович покинул тюрьму после полугода, договорившись о плотном сотрудничестве с властями.

Побег

Желание бежать из СССР крепло с каждым годом. В 1925-м Фаберже пытался получить официальное разрешение на временное проживание с семьёй в Финляндии. Несомненно, помощь в организации эмиграции оказывали многочисленные иностранные друзья Агафона Карловича в дипломатической сфере. Однако советское правительство отказало в выдаче выездной визы.

Побег состоялся в декабре 1927 года. Фаберже заблаговременно покинул Ленинград и отправился с семьёй в Детское село (Царское). Чтобы избежать подозрений, Фаберже не обменивал валюту. Даже оплату операции он производил финскими марками не сам, а главное — не в Ленинграде. О материальном благосостоянии Агафон Карлович тоже позаботился: имущество было заблаговременно перевезено в финское генеральное консульство, что удалось благодаря подкупу сотрудника спецслужб. Перед самим отъездом Фаберже договорился со своим товарищем Константином Меликовым переночевать с семьёй в его квартире. Оттуда через деревню Дубки при помощи Александра Михайловича Андерсона они направились на встречу с финскими контрабандистами.

Конверт посвящён Агафону Фаберже. Выпущен во время Всемирной филателистической выставки в Хельсинки в 1988 г.

Семье Фаберже предстояла переправа по льду замёрзшего Финского залива. Переправщики обеспечили переход по Балтийскому морю на финских санях. Оказавшись в Финляндии, Агафон Карлович обратился за помощью к давнему знакомому Петру Николаевичу Пуккила. Под его покровительством удалось официально узаконить нахождение семьи Фаберже в стране. Немалую роль в легализации семьи коллекционера сыграло разрешение на въезд в Финляндию, которое представитель династии ювелиров получил ещё при первой попытке эмигрировать в 1925 году.

В эмиграции

После «переезда» за Фаберже бдительно следили финские спецслужбы. У Агафона Карловича был большой опыт в сотрудничестве с властью и убеждении её в своей благонадёжности. Бывший гражданин Страны Советов быстро адаптировался к жизни в Финляндии. Он приобрёл землю и построил четырёхэтажный дом в Хельсинки. На излёте жизни дом был продан. Взамен была куплена небольшая квартирка. Связи с близкими родственниками Агафон не поддерживал. Слишком сильны были прошлые обиды. Особенно болезненным для Агафона Карловича оказался тот факт, что никто не пытался ему помочь в сложное время под арестом. С первой женой Лидией Александровной коллекционер полностью прекратил переписку и оставил её выживать с пятью сыновьями.

Фаберже умер 20 октября 1951 года. Он прожил долгую жизнь, полную авантюр.

Понравился материал? Вы можете поблагодарить автора! Поделитесь этой статьей со своими друзьями.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится