Советское космическое питание
259
просмотров
Что успел попробовать Гагарин, сколько весили первые тюбики с едой и чем опасны хлебные крошки?

Можно ли принимать пищу в космосе? Этот вопрос волновал исследователей задолго до первого полёта. Будущие космонавты дегустировали специфическую еду на всех стадиях подготовки: и в невесомости на борту самолёта, и в сурдокамере. В отчётах они делились впечатлениями как о вкусе блюд, так и о том, насколько удобно их есть.

«Вкусовые качества сосисок-малюток с применением томатного соуса «Деликатес» хорошие. Томатный соус быстро выдавливался из тубы и плавно ложился на сосиски, по вкусу соус приятный, домашний», — бодро рапортовали дегустаторы-испытатели после тренировок на самолёте Ту-104А. В том же рапорте отмечали и некоторые трудности: «С помощью ложки колбасный фарш в условиях невесомости держится хорошо, только в одном случае кусочек фарша оторвался от ложки и поплыл по кабине самолёта, надо было пользоваться вилкой».

Дегустация в невесомости обывателю может показаться парадом национальных кухонь: космонавты пробовали харчо, борщ украинский, куриное мясо с черносливом, печёночный паштет (его очень полюбил Юрий Гагарин), воблу и ещё такое количество блюд, какое встретишь не в каждом ресторанном меню. Из напитков предлагались соки, кофе с молоком, чай, кисель.

Валентина Терешкова ест из тубы.

У исследователей, конечно, не было цели устроить гастрономическое шоу в воздухе: необходимо было понять, как поведут себя продукты питания в нестандартных условиях, какая консистенция оптимальна, а от какой лучше отказаться. Так, сразу стало очевидно, что в космосе придётся воздержаться от бутербродов, вафельных тортов и другой подобной еды, ведь в условиях невесомости плавающие в воздухе крошки могут нарушить работу аппаратуры. Хлеб при этом остался в рационе: его начали выпускать в виде миниатюрных буханок — 9 г каждая. Такую можно положить в рот целиком, не откусывая.

Меню составлялось с учётом необходимой калорийности и зависело от конкретной ситуации. Повар Фаина Казецкая рассказывала: «Когда будущие космонавты сидели подолгу в барокамере (бывало, не одну неделю, практически без движения), то мы больше готовили овощных блюд. Морковные, капустные котлеты, омлеты». Но и ошибок избежать не удалось. Например, Герман Титов после 25-часового полёта находился на грани голодного обморока, хоть и поел за сутки трижды. После этого калорийность рациона повысили. Учёные пришли к выводу, что в космосе человеку в среднем необходимо потреблять 2800 ккал в день: 100 г белка, 118 г жиров и 308 г углеводов.

Путь к звёздам лежит через желудок

Полёт Юрия Гагарина длился всего 108 минут — казалось бы, столь короткий период можно пережить и без обеда. Но изучение возможности (или невозможности) приёма пищи и воды на орбите было одной из основных задач космонавта.

Гагарину выдали 63 тубы с едой — план «Б» предполагал, что первопроходец может оставаться на орбите до десяти суток, если что-то пойдёт не так. К счастью, худшие ожидания не оправдались, и Гагарин пообедал на борту лишь единожды. Блюда он выбрал ещё до полёта: пюре щавелевое с мясом, паштет (тоже мясной), шоколадный соус, черносмородиновый сок с мякотью. Благодаря эксперименту удалось установить, что приём пищи в космосе всё-таки возможен: проблем с глотанием не возникло. Воду Гагарин тоже пил — с помощью специального мундштука.

Щи зелёные и суп харчо.

Когда первый космонавт вернулся на Землю, встречающие предложили ему перекусить, на что Гагарин ответил, что «в космосе из тюбиков наглотался», однако затем по совету врача всё же съел яблоко.

Что же случилось с невостребованными тубами? Их разобрали на сувениры жители села, рядом с которым приземлился Гагарин. В частности, колхозный механик Анатолий Мишанин рассказывал: «Один тюбик шоколадного соуса даже привёз до дому. Я взял тюбик не для того, чтобы скушать, а как реликвию хотел содержать его. <…> Дочка Ира попробовала: «Ой, папка, вкусно». И по всей улице угощала детвору: «Попробуйте, папка от Гагарина гостинец привёз!» Не сохранил я этот соус как реликвию. Да и сам тюбик кто-то из детворы унёс».

Современные космонавты практически полностью отказались от еды в тубах — в них хранятся в основном соусы, мёд, джемы. Остальная еда поставляется в сублимированном виде. Достаточно добавить воды — и обед готов.

Быть или не быть коньяку в космосе?

Когда Гагарин предложил захватить спирт для растирания (вдруг приземлится там, где мороз), ему наотрез отказали: это могло привести к пожару или отравлению парами. Тогда космонавт пошутил, что спирт можно заменить коньяком. Шутка была рассмотрена всерьёз, и рядом с сиденьем действительно закрепили бутылочку коньяка. В космосе она не пригодилась, а после приземления ушла в народ, как и многочисленные тубы с едой.

Лев Данилкин приводит в своей книге «Юрий Гагарин» воспоминания врача Ивана Касьяна о дегустации коньяка в невесомости: «В первой горке я успел отвинтить пробку и сделать два глотка. Во второй горке — три глотка. Всё было нормально, как и на Земле — вкус сохранился, неприятных ощущений не было. Коньяк в условиях невесомости был приятен на вкус и запах. В орбитальном полёте принимать его можно».

«Водка» в тубах.

Коньяк действительно на время вошёл в стандартный набор продуктов для космических полётов, но затем его исключили: всё-таки космонавты должны были оставаться в трезвом уме и не терять бдительность и работоспособность. Запретили, соответственно, и другие алкогольные напитки.

В 1975 г. во время экспериментального полёта «Союз» — «Аполлон» советские космонавты разыграли американских, предложив им тубы… с водкой. После уговоров экипаж «Аполлона» согласился попробовать запрещённый продукт, но внутри оказался борщ — Алексей Леонов просто приклеил на тубы с первым блюдом водочные этикетки.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится