Война и мор в средневековой Европе.
136
просмотров
Казалось бы, чума, косившая население миллионами, должна была прекратить войны хотя бы на время. Увы — этого не случилось. Если англичане и французы притормозили Столетнюю войну, то греки и генуэзцы продолжили драться при первой возможности. А сербы были настолько суровы, что, несмотря на жуткий мор, завоевали пол-Греции и даже собирались брать Константинополь.

XIV столетие в Европе было страшным. Первые его десятилетия совпали с началом малого ледникового периода. Морозы и затяжные ливни ввергли север Европы в великий голод, который унёс миллионы жизней. Затем случился коллапс европейской банковской системы. Увлёкшиеся войнами монархи обанкротились, невыплата кредитов обрушила крупнейшие банковские дома. Не помогло даже золото разорённых тамплиеров.

И только Европа начала оживать, как мироздание нанесло ещё более жуткий удар. Хотя казалось, куда уж больше? Из монгольских степей по тропам шёлковых караванов Чёрная смерть пришла на запад, где привычно пировал другой всадник апокалипсиса — война.

По следам Чингисхана и Батыя

За годы до европейского кошмара Чёрная смерть опустошила раскинувшийся на большую часть Евразии «монгольский мир».

По словам хронистов, множество степных племён и целые ханские роды́ сгинули без следа, когда чума заявила о себе на монгольских равнинах.

В 1331 году Чёрная смерть опустошила китайский Хэбэй. Включая Пекин, тогда носивший название Ханбалык и бывший столицей монгольской династии Юань. По некоторым оценкам, выжил лишь каждый десятый.

Следуя по бесконечным дорогам Азии, чума опустошала города и земли, год за годом приближаясь к пределам христианского Запада.

В октябре 1346 года зараза, словно невидимое воинство, нанесла удар по Золотой Орде. Ордынские города Волги и Дона, многолюдные, с великими базарами, стали жертами Чёрной смерти. Русские летописи писали, «великий мор под восточной страною, и на Азсторокань, на Сараи, и на прочии грады во странах тех, яко не бысть кому погребати их».

Распространение Чёрной смерти с 1346 по 1351 год

Когда камнемёты страшнее атомной бомбы

По каноничной, хоть и сомнительной версии хроники Габриэля де Мюсси, ордынцы «передали» Чёрную смерть на запад. Почти что сознательно.

Хан Джанибек жестоко конфликтовал с генуэзцами, пытавшимися взять в свои руки черноморскую торговлю. Как сообщает хронист, ордынцы вырезали генуэзский квартал в городе Тана в устье Дона — где ныне находится Азов. Выжившие бежали на судне и укрылись у сородичей за стенами Кафы — генуэзской фактории, со временем ставшей Феодосией.

Хан Джанибек повёл войско на Кафу и потребовал выдать беженцев. Генуэзцы отказались отдавать своих на расправу. Они не зря за несколько лет до этого вложились в строительство мощной крепости. Взломать стены Кафы осадные машины хана не смогли. А на море господствовали итальянцы.

Под стенами города армию Джанибека всё той же осенью 1346 года и настигла Чёрная смерть. Дабы устрашить и заразить осаждённых, осадные машины ханского войска отправили через стены куски трупов умерших от чумы.

Вскоре после этого размах мора в лагере осаждающих достиг такого размаха, что осаду пришлось снять. Вряд ли выжил хоть кто-то из механиков, работавших с заражёнными телами.

План сработал с потрясающей эффективностью, далеко превзошедшей планы хана. Генуэзские суда из Кафы, по общему мнению современников, и разнесли чуму по всему Средиземноморью. Она унесла десятки миллионов жизней.

Ханские камнемёты с кусками трупов оказались оружием массового поражения, по сравнению с которым «Энола Гей» и «Бокскар» выглядят уличными хулиганами.

Впрочем, в версии де Мюсси есть сомнения. Возможно, генуэзец добавил драматизма, а чума проникла в Кафу куда банальнее — с крысами. Как бы то ни было, монгольский мир вольно или невольно передал жуткую «эстафету» миру христианскому.

Осада Кафы

Византия и Генуя: чума не помеха войне

У византийцев с генуэзцами тоже было всё непросто. Генуэзцы господствовали в торговле и держали «за горло» снабжение Царьграда, что грекам не нравилось. Греки требовали пошлины за проход через Босфор, что не нравилось генуэзцам.

Хуже того, в начале 1347 года в империи подходила к концу шестилетняя гражданская война между претендентами на трон. Страна была разорена, казна пуста, соседи отжимали провинцию за провинцией, турецкие наёмники ограбили пригороды столицы. А генуэзцы под шумок выбили право собирать пошлину за проход проливов в пользу себя, отдавая ромеям небольшой процент.

Даже без чумы эта война стала бы ударом по остаткам Византии, почти сравнимым с разорением 1204 года. В феврале 1347 года истощённые стороны наконец подписали мирное соглашение.

Возможно, в это время генуэзский корабль из уже заражённой Кафы как раз причаливал в Константинополе.

Эпидемия из порта и укреплённого генуэзского квартала Галата захлестнула всё ещё огромный мегаполис. Смертность была жуткой — от 2/3 до 9/10. Умер даже сын императора Иоанна Кантакузина. Из столицы смерть с беженцами и судами распространилась по всему Восточному Средиземноморью.

Особенно страшно накрыло крестоносное королевство Кипра: приход Чёрной смерти совпал с сильнейшим землетрясением и цунами, создав впечатление конца света. Если в Европе виноватыми в чуме обычно «назначали» и массово истребляли евреев — то христиане Кипра «на всякий случай» вырезали почти всех мусульман.

Генуэзцы в метрополии уже знали об ужасе, который их сородичи несут по восточным странам. Когда первые суда из Кафы в октябре 1347-го показались на рейде города, их немедленно прогнали.

Пытаясь найти прибежище, заражённые суда генуэзцев разнесли заразу по другим портам Средиземноморья. Генуя выиграла для себя всего лишь два месяца — и с конца года тоже стала терять тысячи жизней.

Едва волна эпидемии ушла дальше и накрыла Италию, византийцы попытались воспользоваться случаем. Пока генуэзцы пытались выжить, ромеи, уже закопавшие своих умерших, на последние деньги стали возрождать исчезнувший за годы войны флот.

Не успели. Генуэзцы даже во время чумы не собирались позволять византийцам мешать своей коммерции и господству на море. Уже в августе 1348-го, на пике Чёрной смерти в Италии, генуэзский флот вошёл в Босфор и нанёс удар по главной базе имперского флота. К новому году у ромеев снова не осталось кораблей.

Греки ответили осадой и обстрелом Галаты — и стороны предпочли решить дело миром. Впрочем, ненадолго: в игру на стороне Царьграда вступила враждебная Генуе Венеция. Эти разборки тянулись до 1381 года, истощив все стороны и поспособствовав турецкому завоеванию остатков византийских владений.

Чума — ерунда! Сербия стронг!

Балканы тоже накрыла волна Чёрной смерти — но одного из величайших сербских правителей, Стефана Душана, это не впечатлило.

Ещё в годы гражданской войны в Византии сербы «отжали» у империи огромные земли, дойдя до Афона. Стефан Душан короновал себя «василевсом сербов и греков» и принялся чеканить монеты с императорским титулом. Что, правда, почти никто не признал.

Мир в Византии его не устроил — и царь Стефан продолжил войну с греками. Его планам не помешала даже Чёрная смерть, пришедшая в сербские земли в 1348 году. Презрев мор, он как раз в это время завоевал и включил в состав сербской державы Эпир, Фессалию и всю северную Грецию вплоть до Афинского герцогства.

Более того, Стефан Душан попытался договориться с венецианцами.

А не взять ли нам Царьград? У вас же полтора века назад получилось, а чем мы, сербы, хуже франков? И вообще я — и так уже царь греков, даже на монетах написано.

Венецианцы отказались: размах сербской экспансии начинал их тревожить. Уж слишком логичным шагом после воцарения Душана в Константинополе выглядело завоевание венецианских владений на Адриатике. К тому же ромеи были естественными союзниками против главного врага и конкурента Венеции — генуэзцев.

«Танец смерти»

Сам Стефан Душан без поддержки с моря воевать Царьград не пошёл, а в 1350-х его держава начала рассыпаться.

Столетняя война: эпидемическое перемирие и «первый Трафальгар»

Зато Западной Европе Чёрная смерть принесла несколько лет мира.

И Францию, и Англию эпидемия накрыла летом 1348-го. В конце июня чума захлестнула Париж, а с конца июля высадилась в английских портах и пошла дальше на север. И без того разорённая Франция пострадала чудовищно, Англия — чуть легче из-за более эффективной центральной власти и её мер.

Целенаправленно перемирия никто не заключал. Оно случилось само, от сочетания жуткого мора и истощения сил сторон в предшествовавшие годы. Активные сражения между британцами и французами возобновились только с 1352 года.

Впрочем, едва оправившиеся от чумы англичане не удержались от того, чтобы уже в 1350 году устроить знатную трёпку испанскому флоту у южного берега Англии близ Винчелси. Союзные французам испанцы с борта своих больших кораблей засыпали англичан арбалетными болтами и снарядами камнемётов — но будущие владыки морей оказались сильнее.

Ну а в 1352 году английские лучники уже привычно расстреляли французских рыцарей при Мороне в Бретани. Столетняя война продолжилась.

Восточную Европу чума накрыла в меньшей степени. Польские, литовские и чешские земли она чуть ли не обошла — сведений о великом море в их источниках достаточно мало, хотя в целом они весьма подробны. Над некоторыми городами поднимали чумной флаг, однако катастрофы, сравнимой с Южной и Западной Европой, не случилось.

Здесь даже находили убежище евреи, бежавшие от резни и чумы из охваченных эпидемией стран. Польский король Казимир III предоставил им убежище и пресёк попытки погромов.

А вот русские земли, вопреки распространённому мнению, пострадали серьёзнее. Псковская летопись рисует жуткие картины мора в 1352 году, а Москва в 1353-м даже потеряла великого князя Симеона Гордого и многих членов правящей семьи. В русских землях волна чумы и заглохла — дальше были или малонаселённые леса, или уже опустошённые ордынские земли.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится