За что убивали гугенотов?
0
246
просмотров
Кровавое событие, унёсшее жизни тысяч мирных граждан. Что привело к резне в Варфоломеевскую ночь?

В 1572 г. Папа Римский Григорий XIII устроил торжества с фейерверками и отправил французскому королевскому двору поздравления. Папа радовался резне гугенотов — Варфоломеевской ночи. «Эта кровавая расправа лучше пятидесяти побед над турками», — говорил он. Уничтоженные гугеноты описываются порой как угнетённое меньшинство и вызывают сочувствие как попавшие под пресс религиозной нетерпимости. Но у католиков были причины их ненавидеть. Гугеноты — вот кто действительно знал, что такое чувства верующих и как их правильно оскорблять.

Война католиков и гугенотов

 Гугеноты (от нем. Eidgenossen — «сотоварищи») — это французские протестанты, кальвинисты. Именно над ними учинили католики расправу во время Варфоломеевской ночи 1572-го. Войны католиков и гугенотов во Франции длились уже много лет, с 1559 года. Кальвинизм распространился на западе и юго-западе страны в 1530−1540 гг. Доктрина предопределения (только бог заранее решает, кто спасётся, человек никак не в силах это изменить) снимала с кальвиниста ответственность и избавляла от постоянных забот о спасении. Кроме того, кальвинисты освобождали себя от уплаты церковной десятины. В результате число гугенотов, в том числе знатных, быстро росло. В 1534 г. король Франциск I обнаружил на дверях своих покоев листовки с высмеиванием католицизма. С этого момента началось преследование гугенотов. Вскоре за отправление их культа корона уже угрожала смертью. 

Портрет Жана Кальвина, ок. 1550 г. Анонимный автор.

 Кальвинисты боролись за свободу отправления своего культа, но со временем война стала главным образом борьбой политических кланов за корону — Бурбонов (протестантов), с одной стороны, и Валуа и Гизов (католиков), с другой. Бурбоны были первыми после Валуа в очереди на трон, что подогревало их готовность к войнам.

К Варфоломеевской ночи с 23 на 24 августа 1572 г. они пришли следующим образом. После очередной войны в 1570 г. был заключён мир. Хотя гугеноты не выиграли ни одного крупного сражения, корона продолжать войну не могла — слишком дорого. И пошла на мир с большими уступками гугенотам. Им разрешались богослужения везде, кроме Парижа, а также было позволено занимать государственные должности. Они получали 4 крепости (в том числе мощную Ла-Рошель). Кроме того, их лидер адмирал де Колиньи получил место в королевском совете и начал оказывать сильное влияние на монарха.

Ни королеве-матери Екатерине Медичи (мать короля), ни Гизам это понравиться не могло. Чтобы скрепить мир, Екатерина решила отдать свою дочь Маргариту в жёны Генриху IV Наваррскому, знатнейшему гугеноту. Съехалось огромное количество гостей-гугенотов. Но спустя 4 дня по приказу герцога Генриха де Гиза было совершено покушение на адмирала Колиньи. Де Гиз мстил за убитого 9 лет ранее Франсуа де Гиза (по приказу адмирала, нанявшего убийцу). Кроме того, он был раздосадован, что принцессу Марго отдали не за него. Но пуля, выпущенная из аркебузы убийцы, лишь ранила Колиньи. Протестанты требовали наказать виновных. Собравшийся королевский совет, опасаясь мести гугенотов, навязал зависимому от окружения королю решение нанести превентивный удар и враз покончить с врагами.

К 1572 г. высшая власть ненавидела гугенотов — правящая династия Валуа опасалась за свою безопасность. Дважды за историю религиозных войн гугеноты пытались похитить короля Карла IX Валуа и королеву-мать Екатерину Медичи, чтобы навязать им свою волю. Важно было и то, что в окружении короля ведущую роль играли герцоги Гизы, ревностные католики.

Причины Варфоломеевской ночи

 Кроме того, гугеноты приглашали себе в помощь иностранные войска (англичан и немцев-протестантов) и, разумеется, обещали уступки за счёт королевства. Гугеноты были в меньшинстве (около 10% населения, т. е. почти 2 млн человек), но желали всех привести к своей вере и были очень энергичны. Войны с ними разоряли Францию. Так что они стали большой угрозой.

Совет планировал только устранение раненого Колиньи (что и было сделано) и ещё десятка гугенотских вождей, захват Генриха Наваррского и его кузена Конде (это тоже было сделано, и Генриха заставили принять католичество; потом он сбежал и вновь принял протестантство). Однако парижане давно просили короля огнём и мечом истребить всех гугенотов. Как только в ночь на 24 августа начались расправы над их вождями, горожане высыпали на улицы и начали погромы.

Обыкновенно одетых в чёрное гугенотов легко было отличить от католиков. Женщины, дети, старики — убивали всех без разбора. Погибли от 2 до 3 тыс. человек. Расправы длились несколько дней во многих городах: Париж, Орлеан, Мо, Труа, Сомюр, Руан, Тулуза, Лион… В результате в провинции были убиты ещё 6−10 тыс. гугенотов. В погромах участвовали даже дети (их жертвами становились дети враждебного лагеря). Поэт Агриппа д’Обинье писал, что «ветер обратился в стон и крики», а в Сене — «не вода, а кровь». Устроенную католиками кровавую баню осудил даже не склонный к гуманности Иван Грозный. До 200 тыс. гугенотов в панике бежали из страны. С большим трудом по приказу короля войска навели порядок.

Чем была обусловлена такая жестокость? С одной стороны, всё усугублялось тем, что во время безумств толпы многие люди сводили личные счёты с кредиторами, оппонентами в суде, просто врагами. Кто там потом разберёт, кто был гугенот, а кто его убийца?! Многие во время Варфоломеевской ночи обогатились. Безнаказанность увеличивала количество жертв. Например, граф де Бюсси д’Амбуаз зарезал своего кузена гугенота Антуана де Клермона, тем самым устранив конкурента за наследство, из-за которого они долго судились. Философ П. Рамус был убит по заказу другого мыслителя, Ж. Шарпантье: они по-разному понимали философию Аристотеля и сломали в спорах много копий.

«Канун Варфоломеевской ночи», 1868 г. Карл Гун.

 Но главной причиной стихийного буйства католиков стала всеобщая ненависть к гугенотам. Ведь по плану королевского совета, убиению подлежали единицы, а не десятки тысяч людей: это была народная инициатива. Несколько факторов способствовало ненависти толпы.

Во-первых, в то время любые изменения в религиозной жизни воспринимались как покушение на давно устоявшийся порядок, выстроенный для спасения души. Господь, как считалось, покарает всю страну за неспособность христианского общества хранить верный уклад жизни. А именно гугеноты внесли раскол. Примерно так же восприняли старообрядцы реформы Никона в середине 17-го века, из-за чего русское общество раскололось на непримиримые группы.

Во-вторых, когда гугеноты прибыли в Париж, население которого составляли в основном фанатичные католики, они раздражали их ещё и своим богатством, ведь на свадьбу людей королевских кровей прибыли знатные гости. Франция того времени переживала тяжёлый экономический кризис, и толпы бедняков не могли сдержать агрессию при виде роскоши религиозных врагов. А самое главное, гугеноты заслужили недовольство той же нетерпимостью, которую проявляли и католики. Сам Кальвин давал пример своим последователям: он казнил противников, сжигая их на костре.

Гугеноты действовали не менее решительно. Обе стороны обвиняли друг друга в пособничестве сатане. Там, где гугеноты преобладали, они требовали от католиков навсегда уйти из города или села. Они разрушали и грабили католические храмы, ломали и жгли реликварии, иконы, разбивали распятия, ломали статуи, пытали и калечили монахов и священников, вешали их. Иконоборчество стало у гугенотов ещё в конце 1550-х хорошим тоном: на погромы отправлялись целыми семьями, как на праздник. Ритуалы католиков они считали идолопоклонничеством и суеверием.

«Массовое убийство гугенотов-протестантов в Париже», 1572−1584 гг. Франсуа Дюбуа.

4 июля 1560 г. гугеноты Лиможа прикрепили голову статуи Святой Девы к позорному столбу. Как пишет историк Ж. М. Констан, такие символические казни происходили нередко. В другом случае, в Труа в том же году, гугеноты забросали статую Святой Девы помоями, а на шею ей повесили дохлую кошку. Иногда оскорбления католиков и убийства настолько повышали накал в обществе и доводили католиков до такой исступлённой ненависти, что самому Колиньи и даже Кальвину приходилось просить гугенотов умерить пыл. Самый жуткий случай произошёл в Ниме в 1567 г.: гугеноты за одну ночь убили десятки местных католических священников, а тела сбросили в колодец (погибли от 80 до 90 человек). В Париже обо всех этих случаях отлично знали. Гугеноты были так же жестоки к католикам, как и католики к ним. И за это получили Варфоломеевскую ночь.

Резня католиков в Ниме.

Варфоломеевская ночь ничего не решила. Лишь обострилась вражда и начался новый конфликт. Войн было ещё несколько. В ходе последней (1584−1589) от рук наёмных убийц погибли все основные претенденты на корону (включая короля Генриха III), кроме гугенота Генриха Наваррского. Он и взял власть. Чтобы это сделать, ему пришлось принять католичество. Без особых переживаний он стал католиком (уже во второй раз, первый был как раз в Варфоломеевскую ночь). По легенде, Генрих произнёс: «Париж стоит мессы». Тем самым он показывал, что готов ради власти пожертвовать верой. Война двух партий, оформленная в религиозное противостояние, завершилась победой Бурбонов. Десятки тысяч жертв ради победы одного клана над другим.

Но выиграли, наконец, и гугеноты. В 1598 г. король Генрих IV издал Нантский эдикт, давший гугенотам равные с католиками права.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится