За немецким языком на танках.
162
просмотров
Солдаты вермахта на Восточном фронте знали, что от суровых русских можно ожидать чего угодно — они способны приехать за языком даже на танке. Именно так попал в плен рядовой Франц Пост, захваченный танковым десантом октябрьским вечером 1942 года под Ржевом.

Как взять языка?

Это только в кинофильмах про разведчиков языков брали легко. На экране лихие фигуры в маскхалатах подбирались ночью к часовому, хватали его и волокли в плен. В реальности же всё оказалось иначе — взять контрольного пленного было ох как не просто.

В обороне противник зарывался в землю, ограждал свои позиции проволокой и минными полями, защищал их огневыми точками. Если вражеские солдаты несли службу исправно, часовые не спали на посту, а в траншеях гавкали собаки, то походы советских разведгрупп за языками часто заканчивались неудачей.

Впрочем, успешно проникнуть в немецкую траншею и захватить там пленного — это только половина дела. Надо ещё доставить его живым, ведь мёртвый фриц говорить не будет. Поэтому важнейшей частью разведакции считался отход группы с языком — в этот момент она была особенно уязвима. Чтобы обеспечить результат, войсковая разведка выдумывала новые способы захвата и доставки пленного в целости и сохранности.

Например — на танке.

Такой эксперимент провели на Западном фронте осенью 1942 года.

Дело было под Ржевом

В конце октября 251-я стрелковая дивизия держала оборону у реки Вазуза, к югу от Ржева. Её противником была 5-я танковая дивизия вермахта, хорошо укрепившая свои позиции. Поэтому, когда советскому командованию потребовался контрольный пленный, разведотдел решился на необычный ход.

Языка решили брать танковым десантом.

Местом разведки определили опушку леса у деревни Васильки. Несмотря на минные поля, дзоты и траншеи — это был танкопроходимый участок без естественных препятствий.

Немецкие солдаты в окопе у пулемёта MG 42

Согласно плану, разведдесант на двух танках совершал налёт на огневую точку немцев для захвата пленных и документов убитых. Пока красноармейцы громили бы дзот и брали языка, боевые машины прикрывали бы их и затем увозили обратно.

Упор делался на скорость и внезапность.

К акции готовились очень серьёзно. Объект нападения и путь к нему изучили как разведчики, так и танкисты. В ближнем тылу они провели несколько учений на похожей местности, отрабатывая действия до автоматизма. Когда каждый боец уяснил свою задачу, командование дивизии дало «добро» на операцию.

Танки, вперёд!

Пока шла подготовка к разведпоиску, сапёры тихо делали свою работу. Они незаметно для противника расчистили от мин проход для танков. Кроме того, в момент начала их движения сапёры должны были подсвечивать края прохода электрическими фонариками.

Вечером 30 октября десять разведчиков под командой сержанта Ивана Симкина сели на боевые машины. Группа захвата из шести человек ехала на Т-34, группа прикрытия — на Т-60.

В момент выхода танков на исходную позицию советская артиллерия открыла стрельбу по вражеской стороне, чтобы заглушить рык моторов. После окончания артналёта «тридцатьчетвёрка» и Т-60 рванули к опушке леса, прямо к немецкой траншее.

Преодолев нейтральную полосу, боевые машины остановились.

Спрыгнув с «тридцатьчетвёрки», Симкин вместе с пятью бойцами бросился к дзоту за языком. Остальные красноармейцы блокировали соседний блиндаж, забросав его гранатами.

Русские атакуют!

Для немцев нападение русских оказался совершенно неожиданным. Они думали, что от советских танков их надёжно защищает минное поле, и, когда перед траншеей внезапно появились гусеничные машины, фрицы были ошеломлены. Вдобавок, красноармейцы начали закидывать гранатами дзот и блиндажи, усиливая среди них панику.

С криком: «Панцеры!», немцы бросились наутёк из траншеи.

Сержант Симкин вместе с двумя бойцами кинулись вдогонку. Им удалось свалить последнего из бежавших, оглушить и связать.

В это время остальные разведчики пришли к Симкину на помощь. Пленного перетащили через колючую проволоку и засунули в «тридцатьчетвёрку» через люк механика-водителя. После этого вся разведгруппа залезла на танки и вернулась на свои позиции.

Вся акция длилась не более двадцати минут.

Противник отрыл огонь, лишь когда танки уже скрылись из вида. Изначально он принял их нападение за массированную атаку и теперь не жалел снарядов.

Но русские исчезли так же внезапно, как и появились.

Язык из танка

Пленным, доставленным «тридцатьчетвёркой» в штаб дивизии, оказался Франц Пост — рядовой из 14-го панцергренадерского полка, 5-й танковой дивизии вермахта. Языком он оказался болтливым. Уже на предварительном допросе немец дал ценные показания.

Немецкий солдат прыгает в окоп от танка Т-34-76

Советское командование осталось довольно действиями разведчиков 251-й дивизии. Спустя неделю командующий 20-й армией генерал Кирюхин наградил сержанта Симкина и его бойцов медалями «За Отвагу» и «За боевые заслуги».

Случай разведки с танками не прошёл мимо внимания Генштаба Красной армии. Оценив опыт взятия языка с помощью танкового десанта, генштабисты рекомендовали применять такие акции и на других фронтах.

Однако вряд ли они были бы так успешны. Проанализировав нападение, штаб 5-й танковой дивизии доложил начальству, что весь переполох у Васильков был устроен только ради захвата пленного. И теперь немцы знали, что русские могут брать языка даже танками.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится