Битва за сахар.
В 1630-х годах голландцы и португальцы сошлись в схватке за «сладкие места» Бразилии — её плантации сахарного тростника.

К 1635 году голландцы уже владели цепочкой фортов на побережье от Кабо ди Санту-Аугустиньо до Рио-Гранде и спускались южнее. Располагавшиеся в устьях рек поселения открывали им путь во внутреннюю Бразилию. В свою очередь, испанцы и португальцы не имели сил, чтобы отбить натиск колонизаторов из Вест-Индской компании. К 1636 году энергичные действия португальца Матиаса де Альбукерки заставили было голландцев задуматься об уходе из Бразилии, но тут в дело вмешался штатгальтер Нидерландов, решивший не выпускать из рук «сахарную» колонию.

Чьей быть Бразилии

Чтобы локализовать действия генерал-капитана северных территорий португальской провинции Бразилия Матиаса де Альбукерки, ещё в начале 1630-х годов голландцы решили окружить вновь захваченные колонии цепью фортов. В ноябре 1631 года на острове у пляжей Итамарака был основан форт Оранж, гарнизон которого насчитывал 366 человек под командованием польского офицера-протестанта Кшиштофа д’Артишана Арцишевского. Сильные отряды голландских войск отправились к поселениям Рио-Гранде, Рио-Формоза и Кабо ди Санту-Аугустиньо. Извещённый об этих экспедициях Альбукерки не смог им противодействовать, так как много людей было занято на полевых работах. Однако местные крестьяне смогли отбить нападения голландцев. Завоевателей очень подводило незнание территории. Но 20 апреля 1632 года в Ресифи явился португальский дезертир Домингос Фернандес Калабар, который очень хорошо знал страну и сильно помог нидерландцам. Перебежчику сразу же дали звание майора. Калабар отослал Альбукерки письмо, в котором объяснял, что его переход в стан врага не является предательством, поскольку голландцы несут свободу коренным жителям Бразилии, тогда как португальцы и испанцы всегда хотели только поработить страну.

Португальские, голландские и испанские владения в Южной Америке в середине XVII века.

Уже в феврале 1633 года сильный голландский отряд атаковал Рио-Формозу, причём Калабар подвёл голландцев к поселению в тот момент, когда там оставалось совсем мало мужчин. Голландцы быстрой атакой захватили форт. Все 20 португальцев сражались до конца и пали в неравном бою. В июне отряд голландского офицера Сигизмунда ван Схоппе окончательно выбил партизан с острова Итамарка. В декабре ван Гюлен захватил стратегически важный форт Трейс Риос Магос («Трёх Королей»). Положение португальцев сильно ухудшилось.

Альбукерки не верил в успех защиты капитании Пернамбуку. 22 июня 1635 года он вместе с 7000 колонистов двинулся к Сан-Сальвадор-де-Байя — столице португальских владений в Южной Америке. Около Порту-Кальву путь им преградили 500 солдат Яна Лихтхарта — адмирала на службе Голландской Вест-Индской компании (ВИК). Альбукерки повёл своих людей в атаку, прорвал оборону и обратил противника в бегство. В этом бою португальцы захватили предателя Калабара. Альбукерки устроил суд над ренегатом и казнил его.

Оставив в захваченном посёлке гарнизон в 400 человек, капитан Пернамбуку двинулся дальше на юг. 24 июля к Порту-Кальву подошли голландцы, желавшие отбить столь важный пункт. Но боя не получилось: португальский отряд, осознавая свою слабость, оставил посёлок ещё 22 июля. Вскоре бои за стратегическую точку продолжились. В начале 1636 года 2500 португальцев атаковали Порту-Кальву и захватили его. Отряд ван Схоппе скорым маршем отошёл к побережью. Теперь португальцы и поддерживавшие их индейцы могли беспрепятственно совершать вылазки к Олинде и Ресифи. В Пернамбуку вновь разгоралась партизанская война. Запылали голландские склады сахара, подвергались атакам голландские гарнизоны.

По состоянию на 1636 год дела голландцев в Бразилии шли ни шатко ни валко. Да, они смогли захватить цепь прибрежных фортов, флот их господствовал в регионе, однако партизанская война и тактика выжженной земли, используемая Матиасом де Альбукерки, не позволяли захватчикам претворить своё военное преимущество в преимущество экономическое. Уже шесть лет Голландская Бразилия являлась убыточным предприятием, пожирающим деньги, солдат, провиант, порох, но не дающим ничего взамен. В недрах ВИК уже зрела мысль отказаться от бразильских плантаций и покинуть негостеприимные районы. Альбукерки, не имея помощи извне, потеряв множество людей и большие территории, всё же навёл голландцев на мысль о стратегическом поражении. Они были готовы уйти.

Но тут в дело вмешался штатгальтер Голландии, принц Фредерик-Генрих Оранский. Он пресёк все разговоры об оставлении Бразилии и назначил туда своего губернатора — немецкого принца Иоганна Морица Нассау-Зигена. Иоганн Мориц к тому времени был полным сил и довольно удачливым 32-летним полководцем, обладавшим практическим опытом ведения войны во Фландрии. На голландскую службу он поступил в 1621 году, участвовал в защите осаждённой Бреды, вместе с Фредериком-Генрихом брал в 1629 году Хертогенбос, а в 1632 году — Маастрихт. Полковника кавалерии, не остывшего ещё после штурма Неув Шенкеншанца, срочно вызвали в Амстердам. Там его встретил Фредерик-Генрих, который поставил перед Нассау-Зигеном новую задачу: следовало покорить-таки Бразилию и начать уже вытеснять португальцев из мировой торговли сахаром. С учётом эмбарго на торговлю с Испанией и постоянных атак дюнкеркцев на прибрежную торговлю голландцев сахар был слишком важным козырем, который мог принести большие доходы, а во время войны никакой гульден не бывает лишним.

Восхождение звезды Нассау-Зигена, закат звезды Альбукерки

26 октября 1636 года Нассау покинул Голландию. 3 января 1637 года в гавани Ресифи бросили якорь 12 кораблей — это было всё, что пайщики ВИК выделили для перелома ситуации в Бразилии. 2700 солдат должны были помочь расквартированным в Пернамбуку 5000 голландцам победить ненавистного Альбукерки.

В то же самое время португальцы имели около 7000 солдат колониальной милиции и 32 небольших судна, которые могли ходить как по рекам, так и по прибрежной зоне. К этому следует добавить, что португальские войска были собраны компактно около Сан-Сальвадор-де-Байя, тогда как голландские гарнизоны были раскиданы по цепи прибрежных фортов, пытаясь защитить от набегов партизан уже завоёванные земли, и легко могли быть разбиты по частям.

Иоганн Мориц решил действовать наступательно. Собрав в кулак все доступные силы — 3000 солдат, 100 индейских союзников и 1000 моряков эскадры — новый губернатор 18 февраля неожиданно появился у Порту-Кальву, где засел португальский офицер Джованни Виченце де Сан-Феличе, герцог Баньоли, с гарнизоном в 1500 человек. После двухнедельной осады голландцы, поддерживаемые огнём десяти снятых с кораблей орудий, пошли на штурм. Португальцы дрались упорно, но силы были слишком неравны. Баньоли отошёл, а Нассау захватил стратегический пункт. Теперь Ресифи и Олинда избавились от угрозы постоянных набегов.

Далее Мориц решил наладить взаимодействие с местным населением. Голландцам было строго запрещено обижать индейцев и разорять их земли. Теперь аборигены рассматривались как союзники, помощь которых была очень ценной и важной.

Иоганн Мориц Нассау-Зиген. Художник Ян де Бан.

Кроме вышеописанных действий Мориц решился ещё на один неординарный шаг: он объявил, что голландская Бразилия отныне открыта для евреев, здесь они не будут подвергаться гонениям из-за их религии. В результате множество еврейских ростовщиков и менял потянулись в Ресифи и Олинду. Принц прекрасно понимал, что еврейские общины, во-первых, дадут финансовую подпитку реколонизации капитанства, а во-вторых, организуют производство и сбыт сахара в регионе. Благодаря иудейским деньгам и связям были налажены поставки рабов из Африки в Бразилию, начали строиться заводы по производству сахара и сопутствующая инфраструктура. Уже в 1638 году Ресифи дал первую прибыль, которую поделили поровну пайщики ВИК и государственные представители Провинций.

В том же 1638 году вернулся на родину Матиас де Альбукерки. Главный министр Испании Гаспар де Гусман Оливарес обвинил его в потере капитанства Ресифи и Олинды и заточил в замке Сан-Хорхе. Имения Альбукерки были конфискованы и поступили в казну испанского короля.

Ветер против пиренейской армады

К лету 1638 года Оливарес готовил большой флот из 87 кораблей, который должен был взять на борт 6000 солдат, высадить десант в Сальвадоре, заблокировать с моря голландские территории в Бразилии и заставить нидерландцев покинуть захваченные земли. Командующим стал граф де Линарес. Позже из-за беспорядков, начавшихся в португальском городе Эвора, его сменил Фернанду де Маскаренуш.

Шторма в начале мая повредили множество португальских и испанских кораблей, стоявших в устье реки Тахо, и сроки предприятия сдвинулись на конец лета. К 7 сентября удалось собрать всего три галеона, 15 паташей и 14 «уркас», на которые погрузились 3300 солдат и артиллеристов. Лишь 29 сентября корабли покинули Лиссабон и взяли курс на острова Кабо-Верде, где было назначено рандеву с Кадисским флотом.

Испанская армада в составе шести галеонов, трёх «уркас» и шести паташей под командованием графа Торреса вышла из Кадиса с опозданием, поскольку ждала подкреплений из Валенсии.

16 октября 1638 года головные корабли португальцев достигли Кабо-Верде. 5 ноября к ним присоединились испанцы, и теперь в Бразилию тронулась эскадра из 14 галеонов, 24 транспортов и «уркас», а также 18 паташей, имея на борту 7500 солдат. 10 января 1639 года армада достигла Ресифи, однако состояние экипажей было плачевным: из-за недостатка провизии на кораблях начался голод и болезни. В этот момент голландцы имели в гавани всего 13 кораблей, два из которых были загружены сахаром и уже собирались отправляться в Европу. Логичнее всего, конечно, было заблокировать Ресифи с моря, однако дон Фернанду решил уйти в Сан-Сальвадор-де-Байя, чтобы пополнить запасы провизии, сгрузить больных и отремонтировать корабли.

Ресифи времён правления Морица Нассау-Зигена. Художник Франс Пост.

17 января войска высадились в Сан-Сальвадоре. Граф Торрес занялся реорганизацией армии колонистов, намереваясь выгнать захватчиков из пределов Бразилии. Однако все меры по комплектованию и преобразованию вооружённых сил, несмотря на энергию нового начальника, двигались черепашьими шагами. В спешке на эскадру загрузили слишком мало денег, а торговцы португальской Бразилии отказывались давать Торресу в кредит амуницию, провиант и боеприпасы. Чтобы хоть как-то разрешить ситуацию, Маскаренуш отплыл в Буэнос-Айрес и Рио-де-Жанейро, чтобы попросить помощи у тамошних губернаторов. 9 октября 1639 года в Сан-Сальвадор вошли ещё шесть кораблей, имевших на борту 1000 солдат — подкрепление, высланное Оливаресом с Азорских островов. И лишь 21 октября 1639 года, через десять месяцев после прибытия в Южную Америку, Торрес и Маскаренуш отплыли к Ресифи, чтобы высадить десант и захватить город.

Армада была поистине громадной: 13 галеонов, семь «уркас», один паташ, 27 мобилизованных транспортов и 34 малых корабля — всего 82 боевые единицы. На борту находился десант в 5000 солдат. Поднявшийся северо-восточный ветер прижал армаду к берегу и снёс на юг до 18°31' южной широты. Корабли дрейфовали в море до 1 декабря. Ветер сменился на зюйд-ост, и армада двинулась на север, однако на широте 12° паруса поймали северо-восточный муссон, и флот опять был отброшен к югу. Торрес приказал встать на якорь, чтобы вдоль кромки берега с приливами медленно продвигаться на север. Однако большинство капитанов или не увидели, или проигнорировали приказ и продолжали спускаться по ветру к югу. Вскоре основная часть флота исчезла из виду. Торрес остался лишь с пятью галеонами. Надеясь, что капитаны просто не смогли справиться с управлением, но вскоре вернутся, Торрес прождал на месте восемь дней, а потом также взял курс на юг, чтобы нагнать флот и повести его на север.

Долгий бой у Ресифи

Дон Фернанду, оторвавшийся от основных сил, сумел-таки собрать корабли и повернуть на север. Корабли прошли вдоль кромки берега и 12 января 1640 года соединились у Олинды. Сменившийся опять ветер отогнал испанцев и португальцев от берега, и он же позволил 30 голландским кораблям Альбрехта Лооса, недавно пришедшим из Европы в Ресифи, выйти в море и атаковать противника. В 13:00 нидерландцы атаковали арьергард под командованием Торреса. Сваливаться в абордаж они не решились и вели только артиллерийский бой. Торрес расположил галеоны фронтом. Часть голландских кораблей удалось взять в два огня. Потери Лооса составили более 300 человек только убитыми. В их числе был и сам голландский адмирал.

На следующий день голландцев возглавил коммодор Якоб Гюйгенс. Бой продолжился и проходил в кильватерных колоннах, но ни та, ни другая сторона не достигла значимого результата. Голландцы к концу дня потеряли один корабль, португальцы и испанцы — два. Утром 14 января сражение возобновилось. Торресу и Маскареушу удалось прижать несколько голландских кораблей к берегу. На орлогсхип Гюйгенса высадились 45 испанских пикинёров, которые затеяли жестокую драку на верхней палубе. В горячей схватке всех их порубили, однако голландец потерял управление и его начало сносить на скалы к берегу. За ним рванул португальский приватир «Шагас». В результате и голландец, и португалец вылетели на рифы и погибли.

Испанский флот в бою, конец XVI в.

15 января стороны сражение не вели. На следующий день, когда голландцы начали сближение с противником, ветер неожиданно стих. 17 января задул крепкий зюйд. На военном совете Торрес предложил приблизиться к берегу и высадить десант, который атаковал бы Ресифи с суши. Во второй половине дня испанцы и португальцы пытались достичь побережья, но между ними и берегом встал голландский флот. Бой шёл до вечера. Союзники избежали потерь, а голландцы лишились одного корабля. В ночь с 18 на 19 января Торрес отошёл в море, и Гюйгенс уже с облегчением подумал, что битва с невероятно упорным противником завершилась. Однако он ошибался. Торрес и Маскареуш отошли к устью Сьера-Мирим, там решили перегруппироваться и вдоль берега войти на рейд Ресифи, минуя корабли Гюйгенса.

20 января часть капитанов мобилизованных в Бразилии судов взбунтовалась. На военном совете они заявили, что их контракты закончились и более воевать они не намерены. Несмотря на все просьбы графа Торреса и Маскаренуша, 42 корабля покинули флот и отплыли в Сан-Сальвадор. Более того, изменники просто ссадили в джунглях 1300 солдат и ушли, оставив их без помощи.

Эти 1300 мужчин совершили марш, достойный «Анабасиса» Ксенофонта или походов конкистадоров. Капитан Барбальо Луиш, возглавивший отряд, повёл солдат прямо по территориям голландцев. По дороге они жгли склады, рассеивали нидерландские отряды и захватили две крепости. Когда закончился порох, португальцы атаковали и взяли Порту-Кальву, где были склады амуниции и вооружения. Затем они построили лодки и спустились по реке на юг, а по дороге захватили два голландских корабля с провиантом и слоновой костью. Каково было удивление графа Торреса, когда через четыре месяца перед воротами Сан-Сальвадор-де-Байя возник отряд заросших, бородатых мужиков в оборванной одежде и голландских доспехах, кричавших, однако, по-португальски! Луиш смог пробиться к своим, но это был единственный успех.

Что касается графа Торреса, то в июне его на посту генерал-губернатора сменил маркиз Монтабан, а по прибытии в Испанию Торрес был схвачен и посажен в крепость Сан-Хулио-де-Барра. Очередной план Оливареса по спасению Бразилии провалился из-за плохой организации, недостаточных средств и отсутствия обычной удачи.


Мы думаем Вам понравится