Как в процессе эволюции появляются новые органы
63
просмотров
...Могут ли новые органы возникать благодаря случайным мутациям? Могут, конечно, раз уж возникают. Даже странно было бы, если б возникали, но не могли. Вопрос, однако, заключается в том, как это происходит. Каким образом хаотические мутации под действием неуправляемого отбора приводят к прогрессивным изменениями?

О мутациях уже было. Естественный же отбор, как таковой, тоже представить сравнительно легко. Хищники преследуют, жертвы убегают. Тех, кто бегает недостаточно быстро, догоняют… Ну, дальше ясно. Труднее представить, каким образом адаптация приводит к появлению новых органов, и уж тем более комплексов органов, подобных эхолокационному аппарату летучей мыши. Нельзя же охотиться на летающих насекомых ночью, пока ещё нет стремительных крыльев и доведённого до совершенства радара! По первому впечатлению, разрозненные и незавершённые элементы сложных природных механизмов бесполезны друг без друга, и владелец любого из них будет устранён отбором прежде, чем обзаведётся прочими необходимыми деталями.

Ошибочность данного суждения заключается в том, что летучей мыши вменяется в обязанность вести определённый образ жизни, не располагая для этого необходимыми средствами. И сейчас не все рукокрылые охотятся на летающих насекомых. Многие едят фрукты, другие же ищут добычу, бегая по ветвям. Не все летучие мыши хорошо летают, и способности к эхолокации развиты у разных видов в различной степени. Конечно же, мыши стали гоняться за комарами в полной темноте не прежде, чем совершенствование летательного и эхолокационного аппаратов дало им такую возможность.

Ископаемая летучая мышь Onychonycteris finneyi охотилась днём и обходилась без эхолокации.

Зачастую складывается впечатление, что некий орган способен выполнять свои функции и приносить пользу лишь в законченном виде, и по этой причине не мог развиться постепенно. Ошибочным в данном случае является предположение, что назначение органа в процессе его формирования оставалось постоянным и однообразным. Типичным приёмом эволюции является трансформация одного органа в другой таким образом, что его вспомогательные и второстепенные функции становятся сначала основными, и только потом единственными. По мере же приспособления к решению новых задач, орган продолжает выполнять свою прежнюю работу.

Примером может служить превращение плавательного пузыря в лёгкие. Для рыб этот вырост кишечника является органом гидростатики, органом чувств (глубиномером), но и органом газообмена тоже. «Классическая» конструкция костистой рыбы подразумевает заполнение пузыря воздухом. И через тонкую, насыщенную сосудами мембрану кислород проникает в кровь. Значение «пузырного» дыхания для рыб может варьироваться в широких пределах. Даже внутри одного семейства некоторые виды не способны использовать плавательный пузырь для дыхания, тогда как в жизни других «пузырное» дыхание играет важную роль. Так, родственная щуке европейская евдюшка (Umbra crameri) в бедных кислородом водах не прибегает к помощи жабр.

Соответственно, амфибиям при выходе на сушу не потребовалось изобретать что-либо новое. Они лишь развили уже наличествующие способности. Причём, и развили-то слабо, в основном осуществляя газообмен через кожу. Лишь у рептилий мешок, некогда бывший плавательным пузырём, стал единственным органом дыхания.

В семействе тюленей некоторые виды пользуются эхолокацией, а другие нет. Тюлень-крабоед «на звук» обнаруживает скопления криля. При этом, специальными устройствами дл эхолокации он не обзавёлся.

В действительности, при внимательном рассмотрении, даже самые хитроумные природные механизмы обнаруживают способность сохранять функциональность и при упрощении вплоть до полного исчезновения. Вернувшись к летучим мышам, можно отметить, что для эхолокации не требуется не только столь совершенный сонар, которым они обзавелись, но и вообще что-либо такое, чем бы стандартно не оборудовались млекопитающие. Крысы не от скуки пищат в подполье. Отражающийся от стен звук позволяет им ориентироваться в полной темноте. Разумеется, они «видят» куда хуже, чем летающие ночные охотники. Но определённо находят «незавершённый» (и даже не начатый!) сонар достаточно полезным.

В природе можно наблюдать применение любого «не упрощаемого» органа на любой стадии упрощения. О полезности «не сформированного» крыла стоит спросить у белок-летяг, механизм полёта которых, кстати, не слишком-то отличается от способа обычных белок, так же планирующих в прыжке, хоть и хуже чем белки-летяги. Глаз начинает выполнять свои функции во времена, когда его ещё… просто нет. Черви воспринимают свет нервными окончаниями, рассеянными в коже. Некоторые простейшие – с помощью пятна светочувствительного пигмента. Те же, у кого и пятна нет, свет всё равно «видят». Поникая в клетку, излучение изменяет скорость химических процессов в ней.

Фактически, эволюция, не утруждая себя изобретениями, лишь улучшает то, что и так уже существует и худо-бедно работает. Лёгкие – апгрейд плавательного пузыря, тот в свою очередь – специализация пищеварительного тракта, в любом случае играющего роль гидростатического органа у водных существ. Ведь в нём образуются газы и скапливаются минеральные частицы, влияющие на плавучесть.а 36 лет переселённые на необитаемый остров в Средиземном море ящерицы Podarcis sicula обзавелись дополнительным клапаном в кишечнике, создающим необходимую для переваривания растительности камеру брожения.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится