STOPWAR
Нападение на Перл-Харбор: почему американцы пропустили японцев
23
просмотров
Утром 7 декабря 1941 года, кроме сообщения о неизвестной подлодке, потопленной у входа в бухту Пёрл-Харбор, американское командование получило ещё одно оперативное предупреждение о предстоящей вражеской атаке. И оно точно так же было проигнорировано, хотя и по другим причинам…

«Конечно же, это наши самолёты!»

Незадолго до начала войны, в конце ноября 1941 года по периметру острова Оаху развернули пять мобильных радиолокаторов ПВО, ещё один находился в резерве. Это были радары модели SCR-270, первые системы дальнего обнаружения, серийно поступившие на вооружение Армии США. Они работали в метровом диапазоне (106 МГц) и теоретически позволяли обнаруживать воздушные цели на дальности до 240 километров с точностью плюс-минус 6,4 километра по дальности и 2º по азимуту. Определять высоту цели они не умели.

SCR-270

Эти устройства были очень несовершенны и капризны, поэтому их решили использовать лишь в самое потенциально опасное время суток: с 04:00 до 07:00. Всё остальное время персонал занимался изучением новой материальной части, её обслуживанием и устранением выявленных неполадок.

В общем, если бы всё шло по расписанию, то эти радары вообще не должны были обнаружить приближающиеся 183 японских самолёта «первой волны».

В 07:00 седьмого декабря 1941 года два рядовых, Джозеф Локард и Джордж Эллиот, которые составляли в этот воскресный день сокращённый расчёт радиолокационной станции, расположенной на горе Опана, на самом севере острова Оаху, как положено, выключили свою станцию. Они вышли из кунга с аппаратурой, закрыли его и стали ждать пикап: тот должен был отвезти их на завтрак в расположенный в 15 километрах лагерь. Но машины, которая обычно приезжала к семи, почему-то не было, поэтому рядовой Локард решил, что лучшим способом убить время станет дополнительная тренировка для его недавно призванного напарника.

В 07:02 солдаты снова запустили станцию, она прогрелась, вышла на рабочий режим и сразу выдала на экранчик осциллографа отражённый сигнал такой мощности, что рядовые решили: капризная железка опять глючит.

Однако, быстро проверив все приборы, они убедились, что всё работает нормально, а значит, они просто имеют дело с целью такого размера, с какой раньше никогда не сталкивались.

Рядовой Эллиот нанёс на планшет первую точку — азимут 3º, дальность — 220 километров. Спустя три минуты к ней добавилась вторая, и теперь можно было оценить курс цели — практически прямо на них; а также её скорость — ориентировочно 290 км/ч.

В 07:06 Эллиот позвонил в Информационный центр ПВО в форте Шафто, куда передавались данные со всех РЛС, но там никто не отвечал. Затем попытался дозвониться до штаба своей части — с тем же успехом. Причина была проста: не только у них в 07:00 начиналось время завтрака. Наконец он наткнулся в списке телефонов на номер коммутатора информационного центра, про который точно знал, что тот работает круглосуточно. Трубку поднял дежурный телефонист рядовой Джозеф Макдональд, которому Эллиот и сообщил, что они обнаружили «огромную кучу самолётов, летят с севера, три градуса к востоку».

Макдональд ответил, что ему некому передать эти сведения, — весь персонал, который наносил поступающие с радаров данные на большой планшет информационного центра, ушёл на завтрак, поэтому «как только — так сразу». Рядовой повесил трубку, записал сообщение и, обернувшись к часам, чтобы правильно указать время, заметил, что в центре кто-то всё же есть. На месте оказался 28-летний дежурный офицер, заместитель командира 78-ой истребительной эскадрильи старший лейтенант Кермит Тайлер, который дежурил в информационном центре всего второй раз в жизни. В отличие от неофицерского состава, его завтрак начинался в 08:00.

Макдональд показал донесение, но старший лейтенант не придал ему значения. Рядовой не мог напрямик сказать офицеру, что тот принимает решение в вопросе, в котором не разбирается от слова «совсем». Вместо этого он тактично сообщил, что служит тут с самого открытия информационного центра, но ещё никогда не видел подобных сообщений, и предложил вызвать с завтрака специалистов, чтобы они с этим разобрались. Тайлер ответил, что в этом нет необходимости.

Однако Макдональд не успокоился и уже сам позвонил на РЛС на горе Опана. На этот раз ему ответил более опытный оператор радара Локард. Взволнованный рядовой сообщил, что сигналы становятся всё мощней и там явно больше их первоначальной оценки в 50 самолётов. В 07:08 дальность сократилась до 180 километров, в 07:15 — до 148 км. Узнав, что в центре есть дежурный офицер, Локард попросил позвать его к телефону.

Джозеф Локард

Старший лейтенант Тайлер выслушал новые данные. С одной стороны, его уровень компетентности не позволял оценить важность представленных цифр, но с другой — его представления о субординации не позволяли «потерять лицо» перед рядовыми, отменив только что принятое решение. К тому же краем уха он слышал, что утром ожидается прилёт самолётов с возвращающегося в Пёрл-Харбор авианосца «Энтерпрайз», а также что вот-вот прибудет очередная группа транзитных «летающих крепостей» B-17, перегоняемых на Филиппины.

Это, конечно же, были свои самолёты — какие же ещё?

Оборвав все дальнейшие дискуссии, Тайлер сказал Локарду: «Всё понял, не беспокойтесь об этом».

Оба этих предположения наглядно демонстрировали его уровень владения вопросом. Бухта Пёрл-Харбор, куда должен был прийти авианосец, расположена в южной части острова Оаху, а база в Сан-Диего в Калифорнии, откуда летели «летающие крепости» – к востоку-северо-востоку от Гавайских островов. То есть все эти самолёты никак не могли лететь к Оаху практически точно с северного направления. Но решение уже приняли.

Как и в случае с сообщением капитана 3-го ранга Аутербриджа о подлодке, информация, полученная от РЛС на горе Опана, могла подарить американскому гарнизону те же драгоценные 40 минут на приведение средств ПВО в боевую готовность. Но и этот шанс не был использован, а больше подобных подарков судьба на тот день уже не припасла.

Рядовые Локард и Эллиот ничего не знали об уровне компетентности дежурного офицера информационного центра ПВО. Привычно рассудив, что «начальству видней», они вернулись к отслеживанию необычной цели, пока в 07:39, на дистанции 35 километров её отметка не ушла в зону постоянной интерференционной помехи, вызванной отражением от окружающего рельефа. Солдаты во второй раз за утро выключили станцию, сели в уже дожидавшийся их грузовичок и поехали есть заслуженный завтрак.

Цели «первой волны» японской палубной авиации были расположены далеко от северной оконечности острова, поэтому они не слышали никаких взрывов. И лишь подъезжая к лагерю увидели на горизонте огромные столбы густого чёрного дыма.

Отметка на радаре обрела реальность.

Эпилог

В августе 1942 года старший лейтенант Кермит Тайлер предстал перед первой, ещё флотской, Комиссией по расследованию катастрофы в Пёрл-Харборе, но был оправдан и под трибунал не пошёл. Члены комиссии решили, что в данном случае виноват не столько конкретный некомпетентный, но самоуверенный идиот, сколько более высокопоставленные идиоты, которые назначили на столь ответственное дежурство совершенно не подготовленного для этого офицера.

Тайлер продолжил службу и ушёл в отставку по возрасту в 1961 года. За 25 лет военной карьеры он дослужился до подполковника и умер в 2010 году в возрасте 96 лет.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится