Танковая битва под Сенно (июль 1941-го года)
0
0
1
2,618
просмотров
Произошедшая 6–10 июля 1941 года битва под Сенно (или Лепельский контрудар) осталась практически неизвестной потомкам, хотя по количеству задействованных в ней танков она по своему масштабу сопоставима со сражением под Прохоровкой во время Курской битвы.

Как и другие мероприятия Красной армии того периода, эта операция стала очередной неудачной попыткой остановить немецкое наступление на начальном этапе Великой отечественной войны. Во многом именно из-за провала советского контрудара в Белоруссии он так и остался незаслуженно редко упоминаемым эпизодом ожесточенной кампании лета-осени 1941 года.

Боевые действия на северном фланге советского Западного фронта. 1-10.VII.1941 1. Линия Полоцкого УРа. 2. Окружение отряда советской 17-й танковой дивизии в районе Цотово, Толпино.

Кровопролитная битва под Сенно стала последней попыткой Красной армии нанести контрудар танковыми частями. После сражения мехкорпуса закончились, а дальнейшие усилия по перехвату инициативы у противника в 1941 году сводились к атакам пехотный соединений. Закончилась вторая неделя войны, а немцы уже прошли 500 километров – половину пути от границы до Москвы. Когда началась битва под Сенно, ошеломляющее наступление вермахта уже сдвинуло линию фронта к Витебску и Орше.

Высшее командование немецкой армии с самого начал избрала центральный участок Восточного фронта в качестве главного направления удара по Советскому Союзу. Здесь была развернута Группа армий «Центр» - по некоторым показателям она превосходила две другие Группы «Юг» и «Север» вместе взятые. Механизированные части немцев состояли из 2-й и 3-й Танковой группы – всего в их распоряжении были 7 моторизованных и 9 танковых дивизий.

Такой масштаб наступления позволил осуществить глубокий охват и окружение советских войск. Части Западного фронта действительно были быстро разгромлены. К 3 июля немцы подавили последние очаги скоординированного сопротивления. Советские потери были огромными – около двух третей всех соединений фронта. В выходивших из «котлов» дивизиях оставалось по 1 – 2 тысячи человек. Было потеряно все тяжелое вооружение (самолеты, танки, артиллерия). Технику бросали прямо на дорогах. Командование фронта за этот провал было арестовано и расстреляно (в том числе генерал Дмитрий Павлов). В таких обстоятельствах и начиналась битва под Сенно. 1941 год был самым страшным годом войны, и планировавшееся контрнаступление обещало быть не менее серьезным с точки зрения человеческих потерь, чем предыдущие попытки остановить наступление немцев.

Замысел Лепельского контрудара заключался в атаке по танковым частям вермахта до того, как к ним должны были присоединиться пехотные соединения, тянувшиеся от Минска. Этот план соответствовал одному из ключевых военных принципов – громить противника по частям. Кроме того, опыт первых двух недель противостояния с немцами показал, что цепочка из стрелковых дивизий борется с танковыми атаками крайне неэффективно. Поэтому логичнее представлялось предпринять упреждающий удар по растянувшимся силам вермахта. Такой и должна была быть с точки зрения стратегии битва под Сенно.

Июль 1941 года оказался не худшим временем для осуществления контрнаступления в этом регионе. Большая часть немецких сил двигалась не на восток, а на северо-восток – руководство вермахта стремилось как можно быстрее форсировать Западную Двину. В полосе советского удара оставались только две вражеские дивизии (17-я и 7-я танковые), хотя и они представляли собой грозную силу.

Вечером 4 июля Семен Тимошенко (ставший в этот день командующим Западным фронтом), Герман Маландин и Лев Мехлис утвердили директиву, в которой ставилась задача подготовить контратаку в направлении Островно и Сенно. Конечной точкой наступления был установлен Лепель, который и дал название всей операции. Однако уже на стадии планирования контратаки в руководстве Западного фронта допустили серьезную ошибку. Были неправильно оценены возможности противника, что наглядно продемонстрировала битва под Сенно. Фото из эпицентра боя во время той операции почти не осталось, но по одним потерям можно понять, что соединения Красной армии провалили свое задание.

Командование Западным фронтом торопилось с организацией контрудара еще и потому что время работало на противника. Через неделю пехотные дивизии немцев, закончив окружение минского и белостокского «котлов», должны были приблизиться к линии фронта. В таком случае кардинально менялось соотношение сил. С каждым днем Красная армия оказывалась во все более сложном положении, и промедление даже в несколько часов стоило крайне дорого.

Подготовленный для контратаки 7-й мехкорпус под командованием Виноградова выдвинулся на запад из Московского Военного Округа еще 24 июня. Машины на колесах отправились в путь своим ходом, а гусеничная техника была загружена на железнодорожные платформы. По дороге мехкорпус несколько раз получал новые задачи, так как обстановка в Белоруссии менялась слишком быстро.

Немецкая 7-я танковая дивизия отличалась редкой для такого формирования структурой. В нее входило 4 батальона. Количество танков было рекордным для всего Восточного фронта – 265 боевых единиц, из которых за две недели боев 25 были потеряны. Однако в советский 7-й мехкорпус входило в два раза больше машин.

Большая часть парка немецкой дивизии состояла из чешских моделей «Шкода» 1938 года производства. Эти легкие танки обладали 37-мм пушкой и собранным на заклепках и болтах корпусом. При попадании вражеского снаряда эти элементы отрывались и травмировали экипаж. Так что назвать «Шкоды» техническим чудом крайне сложно. Кроме них были еще легкие PZ-II. Их вооружали малыми 20-мм пушками. В советских частях присутствовали КВ и Т-34. Технические характеристики позволяли им в перестрелке с вышеописанными немецкими моделями обезвредить весь этот парк, обойдясь минимальными потерями. Именно подобный бой на своей картине продемонстрировал художник Николай Назарчук. «Битва под Сенно» белорусского мастера стала одной из самых узнаваемых иллюстраций того сражения.

В танковых дивизиях танки были «остриями копья», однако любое подобное формирование нуждалось и в «древке» - пехоте и артиллерии. Каково было состояние этих частей в немецких дивизиях? Артиллерийский полк состоял из 36 орудий – по большей части гаубиц и нескольких пушек. Эти цифры были значительно скромнее советских. В двух танковых дивизиях было почти сто орудий. Сходным было соотношение в пехоте: 15 пехотных батальонов Красной армии против 4 у вермахта.

В районе наступления 7-ого мехкорпуса советское численное превосходство было двухкратным, а у 5-ого мехкорпуса семи-восьмикратным. Большое количество танков позже стало поводом для сравнения боя под Сенно со знаменитым Прохоровским сражением во время Курской битвы в 1943 году.

5-й мехкорпус обладал по-своему уникальной структурой – к нему были присоединены два дополнительных артполка. Эти части добавили из резервного состава Западного фронта. Их также называли корпусными артполками. Важной особенностью этих формирований было наличие тяжелых пушек-гаубиц 122-мм и 152-мм калибра. Они создавали не только математическое, но и качественное превосходство над артиллерией противника.

Битва под Сенно могла закончиться еще быстрее, если бы немцы не оставили в Борисове два своих мотопехотных батальона, танковый батальон и противотанковый дивизион. Эти части остались охранять стратегически важную переправу через Березину. Данные подразделения оказались под Сенно только 7 июля, уменьшив численное превосходство 5-ого мехкорпуса до двухкратного.

5 июля 1941 года началась подготовка к битве под Сенно. 14-я танковая дивизия и 7-й мехкорпус совершили 40-километровый марш-бросок и заняли исходные для предполагавшегося контрудара позиции. Это был район Островно – Гнездиловичи – Светогоры в 10 километрах восточнее реки Черногостница. Другая 18-я танковая дивизия несколько задержалась. К полудню следующего дня она сосредоточилась по обеим сторонами реки Оболянки. 5-й мехкорпус занял позиции в районе Орши.

6 июля битва под Сенно вступила в активную фазу. В 14-й танковой дивизии были образованы два отряда (в каждый включили роту танков и батальон мотопехоты). Эти соединения попытались форсировать Черногостницу и удержаться на западном берегу реки. Одному отряду действительно удалось оставить за собой небольшой плацдарм около озера Сарро. В это время силы 18-й танковой дивизии подошли к восточным окраинам Сенно и там вступили в упорный бой с немцами. Вечером противник был выбит из города. На этом участке фронта советские войска перешли к обороне. Это был единственный их успех за все время проведения операции.

7 июля танковая битва под Сенно продолжилась. Всю предшествующую ночь советские солдаты готовили переправы на Черногостнице. Утром части 14-й танковой дивизии выдвинулись по ним на западный берег ключевой реки. Продвижение захлебнулось после 4 километров пути. Танки столкнулись с главными силами 7-й танковой дивизии вермахта. Советские соединения понесли тяжелые потери и откатились на исходный восточный берег. Затем они вернулись к Островно и приступили к эвакуации своей материальной части.

Меж тем немцы с севера начали наступление на Сенно, где оборонялась 18-я танковая дивизия. Красная армия оставила город к полудню 8 июля. В это время 5-й мехкорпус вел ожесточенный бой с танками противника в 20 километрах южнее Сенно. Ему удалось разорвать колонну немцев, однако последовавшая контратака восстановила статус-кво.

9 июля 14-я и 18-я танковые дивизии отступили на восточный берег Оболянки. Немцы из захваченного Сенно начали выдвижение к автомагистрали на Смоленск. 10 числа передовые отряды вошли в Обольцы. К полудню немцы прошли 40 километров и добрались до автомагистрали в 30 километрах к западу от Орши. Советский 5-й механизированный корпус столкнулся с угрозой полного окружения. Его командование приняло решение отступать, то же самое делали остатки танковых дивизий.

Итак, танковое сражение под Сенно для советской армии закончилось ничем. Войска не выполнили ни одну из поставленных перед ними задач. Не удалось пройти и половины пути до Лепеля. Согласно плану основной удар наносился по флангу полоцкой группировки немцев, однако она не понесла никаких потерь – до нее просто не добрались. За неполную неделю боев было потеряно около 70% техники. Остатки танковых дивизий утратили боеспособность и в дальнейшем продолжали откатываться на восток, пока окончательно не исчезли в «котле» под Смоленском.

В чем заключалась причина этой неудачи? 17 июля 1941 года около поселка Лиозно в Витебской области в плен был взят старший лейтенант Яков Джугашвили – сын Иосифа Сталина. На допросе он сетовал на ужасные авиационные атаки немецких юнкерсов. Такая же точка зрения отстаивалась в донесениях командования в Москву. Позже она перекочевала в советскую историографию и долгое время считалась непреложной истиной. Главной причиной, по которой было проиграно сражение под Сенно, считали всесокрушающую и вездесущую немецкую авиацию, с утра до ночи пикировавшую и валившую бомбы на красноармейцев.

Однако на деле все было гораздо сложнее. Сказалась неспособность командования маневрировать и налаживать связь между различными формированиями. Кроме того, у Красной армии просто не было опыта ведения столь широкомасштабных операций, в то время как вермахт пришел в СССР, имея за плечами множество побед в Европе. Все это делало бесполезным численное и качественное превосходство советских войск.

Состояние командного состава оказалось подорванным после недавно прошедших репрессий. Большая часть опытных военных, прошедших в том числе и гражданскую войну, была расстреляна или сидела в лагерях. Это не могло сказаться на том, как закончилась битва под Сенно. Последствия спешки и неправильных решений на первом этапе войны отразились на множестве неудач на Западном фронте. Эта тенденция распространилась не только на Лепельский контрудар, но и на всю кампанию 1941 года.

С точки зрения потерь битва под Сенно 1941 года соответствовала типичным пропорциям той войны. Немцы на 1 убитого теряли приблизительно 4 раненных (всего потери составили 468 человек). Было утрачено около 50 единиц техники (танков). Самые большие потери пришлись на бой с 5-м механизированным корпусом около Сенно 7 – 9 июля.

Совсем другие цифры были у советских войск. 5-й и 7-й мехкорпуса потеряли почти все свои танки (в совокупности более 1000 единиц, что примерно в 20 раз больше, чем у противника). Даже сегодня историкам в точности не удалось выяснить куда делась та техника. Цифры, которые попадали в отчеты командования Красной армии нередко не соответствовали действительности и из-за этого их невозможно свести с данными немцев.

Тем не менее, в точности известно, что, когда завершилось танковое сражение под Сенно 1941 года, в 18-й танковой дивизии не осталось ни одного из 220 танков, в 14-й – осталось14 танков, в 13-й 5 танков из 393. В то же время лучше дело обстояло с автомобилями. Например, в 14-й дивизии осталось 34 легковых и 475 грузовых машины, а также 56 бензоцистерн.

Личные потери советских формирований, как и в случае немецких, полностью соответствовали пропорциям страшного для СССР 1941 года. Например, согласно официальному донесению во все той же 14-й танковой дивизии погибли 193 человека, ранения получили 359, а еще более 3 тысяч человек числились пропавшими без вести. Однако эти цифры сегодня вызывают сомнения. Они противоречат тому факту, что на вооружении полка 25 июля было лишь 552 единицы стрелкового оружия (винтовки), тогда как согласно отчету без пополнения в строю должно было остаться более 5 тысячи человек.

Чудовищный разрыв между фактами и донесениями можно объяснить лишь желанием руководства формирований скрыть и заретушировать свои неудачи перед начальством. На начальном этапе войны подобные истории были обыденным делом. Не стала исключением и битва под Сенно. Потери Красной армии и вермахта в любом случае были несоизмеримыми, и именно этот показатель нагляднее всего демонстрирует катастрофу начала Великой отечественной войны.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится