Бельгийские истребители: от разгрома к победе.
71
просмотров
После начала Второй мировой войны Бельгийское королевство сохраняло нейтралитет, но его географическое положение стало удобным путём для германских войск во Францию. Это сделало вторжение неизбежным. Немногочисленная и не лучшим образом оснащённая истребительная авиация Бельгии как могла противостояла люфтваффе, продолжая сражаться даже после капитуляции армии, а позже была воссоздана уже в рядах британских Королевских ВВС.

В первой половине ХХ века бельгийская авиационная промышленность уступала не только передовым странам, но и «державам второй лиги». Неудивительно, что к концу тридцатых годов бельгийские ВВС пришли с недостаточным по численности парком самолётов, которые в большинстве своём относились к уже устаревшим типам.

Бельгийский истребитель Фейри «Файрфлай» в довоенной серебристо-чёрной окраске с национальным чёрно-жёлто-красным триколором на руле направления.

К началу Второй мировой войны все боевые эскадрильи бельгийских ВВС (Aéronautique Militaire Belge) были сведены в три авиационных полка (Régiment d'Aéronautique) разного назначения: 1-й относился к корпусной авиации (ближние разведчики и лёгкие бомбардировщики), 2-й – к истребительной, а в 3-м были собраны самолёты армейского подчинения (бомбардировщики и дальние разведчики).

Истребительный авиаполк состоял из трёх групп (Groupe), каждая по две эскадрильи (Escadrille). По штату ему полагалось 90 истребителей, но на практике их было всего 79, из которых только 30 можно было считать более-менее современными.

Первая группа полка летала на британских «Гладиаторах» (1-я эскадрилья) и «Харрикейнах» (2-я эскадрилья). Вторая всё ещё была вооружена «Файрфлаями» образца 1930 года и прошла перевооружение на итальянские «Фиаты» CR.42 только в марте-апреле 1940 года. Третьей группе за неимением более подходящих самолётов достались разведчики-бомбардировщики «Фокс», номинально переквалифицированные в двухместные истребители.

В 1936 году Бельгия вышла из блока с бывшими союзниками по Антанте, объявив о своём нейтралитете. Увы, как и в 1914 году, военные планы обеих будущих противоборствующих сторон предусматривали обязательный ввод войск на территорию королевства, и в напрасной попытке избежать войны бельгийцы лишь затруднили себе получение новой военной техники. В отсутствие активных боевых действий на западе нейтралитету страны угрожали только самолёты воюющих сторон, регулярно нарушающие границы воздушного пространства из-за ошибок в навигации или при уходе от истребителей противника.

Бельгийская истребительная авиация с началом Второй мировой войны проводила постоянные патрулирования с целью интернирования или выдворения нарушителей, но по принципу «как бы чего не вышло». Многие самолёты не несли боекомплекта, что ставило перехватчиков в заведомо невыгодное положение.

9 сентября на пулемётную очередь, выпущенную перед носом британского бомбардировщика «Уитли», его стрелок ответил прицельным огнём, сбив «Фокс» из состава 5./III./2.Aé (5-я эскадрилья 3-й группы 2-го полка), экипаж которого спасся на парашютах. В то же время экипаж другого «Уитли» правильно определил национальную принадлежность перехватившей его пары «Файрфлаев» из 4./II./2.Aé и послушно последовал за ними на аэродром. Самолёт был интернирован, а экипаж переправили к союзникам.

Двухместный Фейри «Фокс» к началу Второй мировой безнадёжно устарел, но других резервов у бельгийцев не нашлось

С марта 1940 года все перехватчики наконец получили боекомплект и право открытия огня, но к положительным результатам это всё равно не привело: 2 марта перехват одиночного немецкого разведчика Do 17 тройкой «Харрикейнов» закончился тем, что один истребитель был сбит (лётчик погиб), а два других повреждены. Нарушитель ушёл. Более удачно «выступила» тройка «Гладиаторов», обстрелявшая 20 апреля идущий на одном двигателе одиночный «Хейнкель» He 111, который затем упал на территории Голландии.

Во время «странной войны» произошло ещё несколько боестолкновений, главным образом, с немецкими двухмоторными разведчиками и бомбардировщиками, но побед и безвозвратных потерь зафиксировано не было, хотя повреждения самолёты получали.

10 мая 1940 года началось немецкое вторжение. К этому моменту в составе 2-го (истребительного) авиаполка было 14 боеготовых «Гладиаторов», 11 «Харрикейнов», 23 «Фиата» и порядка 15–20 «Фоксов». Большая часть этих самолётов (9 «Гладиаторов», все «Харрикейны», 14 «Фиатов» и 8 «Фоксов») была уничтожена в первые два дня вторжения в ходе немецких ударов по аэродромам, из-за чего пришлось даже вернуть в строй некоторое количество древних «Файрфлаев». В воздушных боях были потеряны четыре «Гладиатора», один «Фиат» и три «Фокса» (все сбиты немецкими истребителями Bf 109). Собственные успехи составили 15 воздушных побед, из которых лишь четыре получили официальное подтверждение.

27 мая бельгийская армия капитулировала, и на рассвете 28 мая вступило в силу соглашение о перемирии. К тому времени остатки подразделений 2-го авиаполка уже отступили во Францию и на последних оставшихся «Фиатах» и «Файрфлаях» продолжали сражаться до конца французской кампании.

По типу камуфляжа все бельгийские истребители 1939–1940 можно поделить на три категории:

Бипланы начала и середины 30-х годов

Вместе с самолётами фирмы «Фейри» в Бельгию пришла и мода на серебристую окраску. Однако эти машины не были полностью «алюминиевыми», и их «спины» до верхнего лонжерона были выкрашены в чёрный цвет. В феврале 1937 года для всех состоявших на вооружении боевых самолётов была введена двухцветная защитная окраска, в которой верхние поверхности окрашивались в цвет хаки, а нижние оставались серебристыми. На фюзеляже линия разделения цветов проходила по строительной горизонтали. Авиационные фирмы, в том числе и английская «Глостер», выпускавшая небольшую серию «Гладиаторов» по бельгийскому заказу, тогда же получили новые требования к окраске строящихся самолётов.

Весной 1940 года стандарт двухцветного камуфляжа был слегка модифицирован: линия границы цветов была опущена вниз фюзеляжа, но такую окраску получило только некоторое количество «Фоксов» и уже списанных в лётные школы «Файрфлаев». На часть этих машин вновь вернулся исчезнувший было во второй половине 30-х бельгийский триколор на руле поворота.

Другими опознавательными знаками бельгийских ВВС были чёрно-жёлто-красные кокарды в шести позициях (сверху и снизу на крыле, а также на борту фюзеляжа). Кроме того, каждый армейский летательный аппарат получал серийный номер в виде буквы, обозначающей его тип («Y» для «Файрфлаев», «O» для «Фоксов», «G» для «Гладиаторов», «H» для «Харрикейнов» и «R» для «Фиатов» CR.42) и порядковый номер самолёта данного типа. При этом нумерацию не обязательно начинали с единицы. В полном варианте номер писали на нижней поверхности нижнего крыла чёрной краской и максимального размера (буква на правой консоли, цифры на левой), а в сокращённом (только цифры, обычно белого цвета) – на вертикальном оперении. Сначала хвостовой номер писали на киле, а на руль поворота наносили мелкие технические надписи, но под конец «странной войны» всю «техничку» закрасили, а номера перенесли на руль.

В строю на фюзеляжи самолётов наносили крупную эмблему эскадрильи или лётной школы. Эти эмблемы часто сохранялись со времён Первой мировой войны.

Gladiator I (серийный № G-32) из состава 1./I./2.Aé «La Comète» («Комета»), май 1940 года. На рассвете 10 мая этот самолёт успел взлететь с аэродрома Схаффен-Дийст (Schaffen-Diest) буквально за несколько минут до начала немецкой бомбардировки и благополучно перелетел на полевой аэродром Ле-Кюло в Бовешене (Le Culot, Beauvechain), по дороге поучаствовав в безрезультатном бою с бомбардировщиками. Утром следующего дня он был повреждён в неравном бою шестёрки «Гладиаторов» с 8 или 12 «Мессершмиттами» Bf 109, а после полудня получил дополнительные повреждения во время двух немецких налётов на аэродром Ле-Кюло и ночью был брошен при отступлении. Оба боевых вылета на нём выполнил премьер-сержант Анри Винан (Henry Winand), после боя с «Мессершмиттами» заявивший об одной воздушной победе.

Монопланы поставок 1939–1940 годов

В 1938 году вместе с английскими бомбардировщиками Фейри «Бэттл» в бельгийской авиации появился новый английский трёхцветный камуфляж из тёмно-зелёной Dark Green и коричневой Dark Earth на верхних и боковых поверхностях при «алюминиевых» нижних. Точно такую же окраску несли и «Харрикейны», полученные в 1939 году.

Опознавательные знаки, серийные и тактические обозначения на этих самолётах соответствовали таковым у более ранних бипланов, с той разницей, что хвостовой номер с самого начала стали писать на руле поворота.

На самолётах, полученных после сентября 1939 года, нижние поверхности несли чёрно-белые элементы быстрого опознавания Истребительного командования RAF: левая плоскость была чёрной, правая – белой, а фюзеляж остался серебристым.

Зелёно-коричнево-серебристый камуфляж британского типа был принят в качестве стандарта для «Харрикейнов» бельгийской постройки и американских экспортных «Брюстеров» бельгийского заказа, но в последнем случае камуфляжная схема была другой. Впрочем, «американцы» в Бельгию до прихода немцев попасть всё равно не успели.

Hurricane I (серийный № H-25, бывший британский L1995) из состава 2./I./2.Aé «Le Chardon» («Чертополох»), сентябрь 1939 – май 1940 гг. Этот самолёт «отметился» в нескольких инцидентах во время «странной войны». 1 декабря 1939 года при посадке на раскисшем аэродроме самолёт стал на нос, пилот не пострадал.

2 марта 1940 года премьер-сержант Эдмон Льётенан (Edmond Lieutenant – да, его фамилия буквально означала «лейтенант») в составе звена участвовал в перехвате нарушившего границу немецкого Do 17. В бою истребитель был повреждён, кабина наполнилась дымом, и лётчик совершил вынужденную посадку на первой попавшейся ровной площадке. 27 апреля на нём попал в аварию сержант Эжен Лельевр (Eugène Lelièvre), но повреждения снова оказались не слишком серьёзными.

На рассвете 10 мая в кабине самолёта сидел капрал Л. Якобс (L. Jacobs). Он стал одним из двух пилотов эскадрильи, сумевших взлететь под бомбами, а затем по пути на полевой аэродром поучаствовал в бою с «Хейнкелями» He 111 и воздушной победе над одним из них (её записали на ведущего). 11 мая этот истребитель был уничтожен в двух немецких налётах на аэродром Ле-Кюло.

Итальянцы на бельгийской службе

В начале декабря 1939 года бельгийская закупочная комиссия заключила с фирмой «Фиат» контракт на поставку партии истребителей CR.42, первые из которых начали прибывать в начале марта. Эти истребители несли стандартный итальянский камуфляж того периода: мелкие пятна зелёного Verde Mimetico и, возможно, коричневого Marrone Mimetico цветов поверх песочно-жёлтой Giallo Mimetico базовой окраски верхних и боковых поверхностей, при серых Grigio Mimetico нижних. К сожалению, имеющиеся фотографии не позволяют с абсолютной уверенностью определить, одного или двух цветов были эти пятна.

В хвостовой части фюзеляжа присутствовала стандартная итальянская «техничка» с указанием типа самолёта и его заводского номера (вместо серийного номера на самолётах итальянских ВВС). Все прочие обозначения и опознавательные знаки соответствовали бельгийским стандартам.

Fiat CR.42 (серийный № R-29, итальянский заводской № 249) из состава 4./II./2.Aé «Cocotte Blanche» («Белая «кокотка»», т.е. бумажная птичка), Бельгия – Франция, май-июнь 1940 года. В тот период на самолёте обычно летал су-лейтенант Жан Оффенберг (Jean Offenberg). В августе машина была принята французской Комиссией по перемирию, а затем передана немцам и, возможно, впоследствии использовалась в учебной эскадре JG 107.

В сентябре 1939 года, в бытность сержантом, Жан Оффенберг вместе с напарником привёл на свой аэродром английский бомбардировщик «Уитли», и этот случай с некоторой натяжкой можно считать первой победой бельгийской авиации во Второй мировой войне. Два месяца спустя лётчик стал су-лейтенантом резерва и был назначен командиром звена. В день немецкого вторжения Оффенберг участвовал в бою с бомбардировщиками Do 17 и прикрывавшими их истребителями Bf 109 и, по разным данным, одержал одну или две победы. В следующие недели он регулярно летал в бой, но успехов в воздушных боях больше не добился.

20 июня Оффенберг дезертировал из части и на угнанном французском связном самолёте перелетел в Северную Африку, а затем через Гибралтар добрался до Англии. В составе английской авиации он воевал сначала рядовым пилотом, потом командиром флайта, одержал 4 личные и 2 групповые победы и погиб в авиационной катастрофе 22 января 1942 года.

Бельгийская армия в изгнании

После капитуляции Франции некоторые бельгийские лётчики эвакуировалась в Англию и продолжили войну в составе RAF. Позже к ним присоединились бельгийские добровольцы, которых война застала в колониях или за границей, а также те, кому удалось выбраться с оккупированной территории. Сначала бельгийцы воевали в составе обычных частей RAF, потом в 1941 году в составе 131-й эскадрильи был создан специальный бельгийский флайт, на базе которого в ноябре сформировали 350-ю бельгийскую эскадрилью RAF. В январе 1943 года в Нигерии была сформирована вторая бельгийская эскадрилья, с номером «349», а полгода спустя её перевели из Африки на западный фронт.

Самолёты, на которых летали обе бельгийских части, несли стандартный «истребительный» камуфляж RAF образца 1941 года: тёмно-зелёный Dark Green и серый с синеватым отливом Ocean Grey на верхних и боковых поверхностях и светло-серый Medium Sea Grey на нижних.

Spitfire Mk.VB (серийный № AD288) из состава 350-й эскадрильи RAF, Шотландия, август 1943 года. Сначала на этих машинах использовались элементы быстрого опознавания британского Истребительного командования в виде полосы светлой зеленовато-серой краски Sky перед вертикальным оперением и такого же цвета кока, но в конце войны от них отказались, чтобы не демаскировать самолёты на полевых аэродромах на континенте.

Опознавательные знаки бельгийских эскадрилий соответствовали английским стандартам, как и тактические обозначения (349-й эскадрилье присвоили код «GE», а 350-й – «MN»). Иностранным лётчикам разрешалось обозначать свои самолёты национальным символом (флагом или опознавательным знаком) на борту кабины или носу самолёта, но бельгийцы, в отличие от поляков или чехов, этим пользовались достаточно редко.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится