Битва за Британию: роковая ошибка Гитлера.
158
просмотров
15 сентября 1940 года, состоялось одно из важнейших сражений Второй мировой войны. В воздушной Битве за Британию произошёл перелом, ставший итогом многих лет противоречивых и сложных событий в развитии авиации двух противоборствующих стран.

Послевоенный упадок британских ВВС

RAF (Royal Air Force, королевские ВВС Британии) как независимый род войск впервые появились ещё в 1918 году. В их истории отразилась вся неоднозначность эпохи. К концу Первой мировой RAF уже начитывали десятки тысяч лётчиков с боевым опытом, но менее чем два года спустя подавляющее большинство из них будет уволено из рядов ВВС. Столкнувшись с налётами сначала единичных цеппелинов, а потом и десятков тяжёлых бомбардировщиков, к 1918 году Британия имела, пожалуй, лучшую в мире централизованную систему ПВО (с воздушными командными пунктами, сотнями дневных и ночных истребителей, подвижными резервами) — но в мирное время все эти труды исчезли без следа.

В основе послевоенных RAF лежали бомбардировочные части, которые немало потренировались по всему миру – правда, преимущественно кидая небольшие бомбы по мятежным деревням. В 20–30-е годы выходило множество самых разных книг, где профессиональные военные, фантасты и просто любители стращали читателя ужасами бомбардировок грядущей войны. Особенно первого, внезапного и сокрушающего удара с воздуха. Мнение, что «бомбардировщик всегда прорвётся» (слова бывшего премьер-министра Британии Стенли Болдуина в 1932 году), сформированное по итогам Первой мировой, вроде бы подтверждалось и в локальных войнах.

Но одновременно никто не знал, каким будет эффект настоящей бомбардировки современной промышленно развитой страны. На учениях почти не отрабатывались полёты в плохую погоду и ночью, а также стрельба зенитных орудий по бомбардировщикам.

Английские истребители на фоне бомбардировщиков выглядели сущими «золушками». Несмотря на множество экспериментов с крупнокалиберными пулемётами и автоматическими пушками, серийные самолёты всё ещё вооружались пулемётами винтовочного калибра – как, впрочем, и в остальных ВВС. В 1936 году костяк истребительных частей английских ВВС «Бристоль Бульдог» давал максимальную скорость всего 335 км/ч, или 174 мили, когда истребители давно прошедшего 1918 года имели ненамного меньше – 120–140 миль. Это ещё более поразительно на фоне рекордов гражданской авиации – ещё в 1931 году именно британский Супермарин S 6В побил рубеж в 400 миль (655 км) в час.

Тем временем с 1936 года в небе Испании германские лётчики, будущие противники англичан, набирались опыта на новой технике, оттачивая тактику воздушного боя и атак наземных целей – их самолёты совершали до 6–7 вылетов в день. Но при этом немцы допустили несколько ошибок, которые вскоре аукнулись им в небе Британии. Например, в условиях Испании можно было не обращать большого внимания на координацию действий по радио между самолётами или между землёй и авиацией. Цельнометаллические бомбардировщики «Дорнье-17» и «Хейнкель-111» легко уходили от атак истребителей-бипланов, и даже формально транспортные «Юнкерсы-52», используемые для бомбардировки, представляли собой крепкий орешек. Поэтому соединения таких бомбардировщиков не требовали особой защиты истребителями и могли отбиться самостоятельно. Это мнение особенно укрепилось после визита в 1937 году Мильха и Удета, высших чинов люфтваффе, в Англию, где они увидели новейшие бипланы «Гладиатор». А люфтваффе уже в 1935 году заказали новый истребитель-моноплан – знаменитый впоследствии «Мессершмитт-109».

Рождение «Харрикейнов» и «Спитфайров»

Однако перевооружение Германии вызвало в Британии бурную реакцию. Срочно проектировались новые самолёты, заказы на которые измерялись тысячами, росло число лётных школ. Только с 1935 по 1937 год количество самолётов в RAF и FAA (Fleet Air Arm, Воздушном флоте) увеличилось более чем вдвое. В 1935 году впервые в Британии самолёт был обнаружен радаром.

В ноябре 1935 года в воздух поднялся прототип истребителя-моноплана «Харрикейн», который должен был заменить «Бристоль Бульдог». А в марте следующего года впервые взлетел «Спитфайр» – один из самых знаменитых британских истребителей всех времён. Прекрасный как внешне, так и по лётным данным, с отличным обзором, легко управляемый, для пилота-новичка «Спитфайр» мог оказаться смертельным при сложной посадке или штопоре.

Истребитель «Спитфайр».

«Харрикейн», с большим толстым крылом, вооружённый только пулемётами обычного калибра, часто имел репутацию странного и устаревшего истребителя. Советские лётчики, увидев «Харрикейны» в начале 1942 года, нередко вообще не узнавали в них истребители – особенно сравнивая с новейшими «Аэрокобрами», по сравнению с которыми «Харрикейн» выглядел птеродактилем.

Однако на 1940 год в Битве за Британию «Харрикейн» показал себя более устойчивым к попаданиям снарядов немецких авиапушек MG-FF самолётом, чем «Спитфайр». Дело ещё и в том, что из-за уменьшенного заряда пороха эти снаряды имели небольшую начальную скорость и разрывались сразу при попадании в цель. В начале августа 1940 года «Харрикейны» составляли больше половины (55%) боеготовых истребителей, «Спитфайры» — менее трети (31%). Пилоты почти двух тысяч (1715) «Харрикейнов», принявших участие в Битве за Британию, заявили 80% сбитых всеми английскими истребителями самолётов. Летом 1940-го, к началу Битвы за Британию, у англичан уже появились первые «Спитфайры», оснащённые двумя 20-мм пушками «Испано», но проблемы с надёжностью орудий, особенно замерзание на большой высоте, помешали этим истребителям сыграть в боях существенную роль. К счастью для англичан, буквально в последний момент – в январе 1939-го – в Бельгии был куплен патент на зажигательные пули.

«Харрикейны» в полёте

С началом Второй мировой войны в сентябре 1939 года полтора миллиона женщин и детей были эвакуированы из городов Британии. Почти три четверти лондонцев носили с собой газовые маски. Таким был страх перед бомбардировками с воздуха. Опасения достигли пика после внезапного краха Франции в мае-июне 1940 года. Совершенно неожиданно Британия осталась с нацистской Германией (и фашистской Италией) один на один. А ВВС уже понесли огромные потери во Франции и Норвегии. Со времён Непобедимой армады 1588 года Англия не сталкивалась с такой страшной угрозой. Поэтому принимались самые отчаянные меры – британское ополчение вооружалось всем, что только приходило в голову, а золотой запас уплыл в Канаду.

Гитлер уже ожидал от Британии мирных предложений, чтобы заняться окончательным решением проблемы большевизма. Но англичане не сдавались. Поэтому 2 июля Верховное главнокомандование вермахта приняло решение о подготовке вторжения в Англию. А для успеха высадки первым делом нужно было достичь превосходства в воздухе.

В чём просчитались немцы

Однако полная неподготовленность разрабатываемой «на коленке» операции в итоге сыграла с немцами злую шутку. Если на суше импровизация и натренированность войск часто позволяли застать противника врасплох, то Битва за Британию требовала чёткой координации усилий авиации, флота и сухопутных войск, причём на сравнительно длительный период.

Одной из решающих (но далеко не единственных) ошибок стала недооценка объёмов выпуска английских самолётов – разведка докладывала о 180–330 истребителях в месяц, когда летом 1940-го выпускалось уже порядка 450 (а всего за год — 4283 против немецких 1870). Причём британцы использовали и «теневые фабрики», построенные перед войной в расчёте на резкий рост потребности в самолётах. Немецкая авиапромышленность отставала по выпуску истребителей примерно втрое. С другой стороны, в период Битвы за Британию англичанам приходилось посылать самолёты на Ближний Восток (против Италии), почти не имея пополнения из-за рубежа – Канады и США. Предлагалось даже купить самолёты у… СССР.

Ирония судьбы – немцы уже работали с более технически продвинутыми радарами сантиметрового диапазона и не приняли во внимание британские длинноволновые устройства. Захваченный в 1940 году радар они посчитали примитивным и бесполезным. Но английские радары были только частью сложной системы.

В предвоенные годы Хью Даудинг, главный маршал авиации, воссоздал систему ПВО с нуля. Вся территория Британии делилась на группы, а те – на сектора. Приближающиеся вражеские самолёты засекались цепью радаров и постов на побережье. Операторы, получив сообщения с постов наблюдения (которых было порядка тысячи), выставляли на карту фишки с типом самолётов, их числом и высотой полёта. При этом сообщения «фильтровались» от неточных или неверных данных. Вместо изнурительных патрулей в воздухе истребители могли отдыхать на земле, вовремя получая данные с наземных центров. Соответственно, командующие секторов определяли, какие эскадрильи бросить в бой.

Система ПВО Британии

Июль и середина августа 1940 года прошли в пробных стычках над Ла-Маншем. Люфтваффе бомбило Англию по ночам, минировало порты, «Мессершмитты» свободной охотой пытались вызвать противника на бой – но безуспешно. Британцы, несмотря на тяжёлые потери и изматывание немногих сражающихся пилотов, упорно не пускали в ход основные силы истребительной авиации. Немцам требовалось всего пять минут, чтобы пересечь Ла-Манш, а британцам – пятнадцать, чтобы достичь нужной для перехвата высоты. Английские лётчики вместо полётов плотными группами начали перенимать тактику противника, летающего рассредоточенными парами и четвёрками. Вместо «поливания» бомбардировщиков с дальней дистанции куда эффективнее оказалась стрельба в упор – пилоты почти втрое уменьшали дистанцию, на которой сходились трассы их пулемётов (с 650 до 250 ярдов).

Однако немцы так и не смогли решить, какая же из поставленных целей ведёт к победе. Они то бомбили города и важнейшие заводы, то пытались уничтожить радарные станции, то обрушивались на передовые аэродромы. Разведка сильно хромала как с выбором объектов ударов, так и с оценкой их последствий, занижая число истребителей противника в разы.

10 августа британцы имели 805 боеготовых истребителей, немцы – чуть больше тысячи (1011) одномоторных истребителей.

13 августа летчики люфтваффе совершили почти полторы тысячи вылетов за день, британцы – вдвое меньше. Немцы заявили 84 победы в воздухе, британцы — 64. В реальности английские истребители сбили 34 вражеские машины ценой 13 своих. На земле был уничтожен только один истребитель.

Обе стороны пытались истощить кадровые резервы противника любой ценой. Если немцы расстреливали в воздухе пилотов RAF, выпрыгивающих на родную землю с парашютом, то британцы атаковали гидросамолёты, подбирающие сбитых лётчиков люфтваффе из вод Ла-Манша.

В тени отчаянных усилий истребителей остались действия британских бомбардировщиков. За три месяца боёв они потеряли свыше 200 самолётов, не считая разбившихся в Англии.

7 сентября немцы под предлогом возмездия за случайный налёт английских бомбардировщиков на Берлин обрушились всей мощью люфтваффе на Лондон. 318 бомбардировщиков волна за волной сбрасывали свой смертоносный груз, убив почти 500 мирных жителей, не считая раненых. Но германским истребителям прикрытия пришлось летать на пределе радиуса действия, чем немедленно воспользовались англичане, стараясь перехватывать бомбардировщики в зоне, где их эскорт уже поворачивал назад.

«Хейнкель-111» над Лондоном

Ключевой момент

15 сентября стало последней попыткой переломить ситуацию. Свыше 200 немецких бомбардировщиков под прикрытием истребителей атаковали Лондон тремя волнами с юго-востока. Их встретили более 300 «Спитфайров» и «Харрикейнов». Часть «Мессершмиттов», летящих впереди основных сил, несла под фюзеляжами бомбы. Эти истребители-бомбардировщики должны были запутать британцев. Однако усилия ПВО, сильный ветер и плохая погода привели к тому, что бомбы сбрасывались куда попало. Две бомбы упали на Букингемский дворец, но не разорвались, хотя британская пропаганда не упустила подвернувшийся шанс обвинить немцев в покушении на королевскую семью. Сержант Рей Холмс на своём «Харрикейне», расстреляв все патроны, таранил «Дорнье» и благополучно выпрыгнул с парашютом. Ещё один «Дорнье» протаранил офицер Педди Стефенсон, отделавшись сломанной лодыжкой.

За день немцы бросили в бой более тысячи машин, но так и не добились успеха. Особенно тяжёлые потери понесли немецкие бомбардировщики — четверть вылетевших машин была сбита или тяжело повреждена. И чем больше бомбардировщиков немцы посылали, тем больше теряли.

За неделю боёв немцы потеряли почти 300 самолётов – против 120 сбитых английских истребителей. К 1 октября нападавшие имели лишь 275 боеготовых истребителей. Завоёвывать господство в воздухе стало просто нечем.

Сбитые немецкие самолёты разбираются на металлолом

До сих пор ведутся ожесточённые дискуссии, хотели ли немцы на самом деле высадиться в Англии, и если да — то сумели бы. Но в воздушной битве немцы допустили слишком много ошибок — не считая отваги британских пилотов, усилий техников, конструкторов и рабочих, которые ещё не знали, что победят.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится