Ополчение «Хоум Гард»: последний оплот Британии
238
просмотров
6 сентября 1944 года британское правительство постановило прекратить обязательную военную подготовку ополчения Хоум Гард, прозванного на острове «армией папаш». «Папаши» практически не участвовали в боевых действиях на фронтах Второй мировой, однако успели хорошо запомниться своей изобретательностью.
Служащие британского министерства, добровольно вступившие в ополчение «Хоум Гард» (Home Guard — «Оборона родины»; первоначально называлась "Местные силы обороны" — Local Defence Voluteers). В связи с соответствующим возрастом большинства бойцов, ополчение «Хоум Гард» получило прозвище «Армия папаш» (Dad's Army).

Впервые речь о сборе добровольцев-ополченцев для обороны зашла в Великобритании в 1937 году. Капитан Том Уинтрингам, вернувшийся с фронтов гражданской войны в Испании, написал книгу «Как реформировать армию», в которой предложил, помимо прочего, создать двенадцать дивизий, по структуре и сути сходных с Интербригадами. Эти дивизии предполагалось формировать из добровольцев, желающих воевать за правое дело. Уинтригам призывал собрать сто тысяч добровольцев, но на тот момент британские военные не видели в этом нужды, поэтому призыв остался без официального ответа, хотя в целом книга командование очень заинтересовала.

Всё поменялось, когда началась Вторая мировая война и над Британией нависла прямая и очевидная угроза немецкого вторжения. Было ясно, что одних лишь регулярных войск для противостояния этой угрозе не хватит. После продолжительных дебатов решение было принято официально, и 14 мая 1940 года сэр Энтони Иден, секретарь военного правительства, выступил с радиообращением, в котором призвал всех мужчин в возрасте от 17 до 65 лет, не состоящих в рядах вооружённых сил, но желающих помочь стране отразить немецкую агрессию, обращаться в полицейские участки по месту жительства для записи в LDV (Local Defence Voluteers, «Местные силы обороны»). 22 июля того же года по настоянию Черчилля эта организация была переименована в Хоум Гард (Home Guard, дословно — «Оборона дома» или «Оборона родины»). В народе она, впрочем, быстро получила прозвище Dad's Army («Армия папаш»), так как большинство её бойцов были весьма солидного возраста.

Добровольцы LDV. У большинства — боевые награды Первой мировой на груди

Женщины в ряды Хоум Гарда официально не принимались, но фактически существовал ряд неофициальных организаций, где желающих представительниц слабого пола обучали обращению с оружием и основам тактики. Наиболее известной из них была WHD (Woman's Home Defence, «Женская самооброна»).

Поначалу ополченцам не хватало буквально всего — даже униформа была роздана далеко не сразу. Первые несколько месяцев добровольцев снабжали лишь повязками с надписью «LDV» или, позднее, «Home Guard». Вместо винтовок для первоначальных тренировок использовались вырезанные из досок макеты, а то и вовсе черенки от лопат. Во многих городах ополченцы вооружались самостоятельно — охотничьими ружьями или даже музейными экспонатами. Если бы немцы высадились в этот момент, ополченцам, по сути, нечего было бы им противопоставить, кроме собственной решимости и отваги. Преодолеть нехватку снаряжения удалось только к 1941 году.

Добровольцы-новобранцы проходят строевую подготовку — пока с черенками от лопат вместо винтовок

Так как практически вся бронетехника было оставлена британцами на противоположном берегу пролива при эвакуации из Франции, её катастрофически не хватало даже регулярной армии. Соответственно, «армии папаш», и без того снабжавшейся по остаточному принципу, доставались и вовсе самые, мягко говоря, причудливые импровизации на эту тему. Самым приличным образцом бронетехники, пожалуй, можно назвать бронеавтомобиль Standard Light Armoured Car 4×2 Mk.I, более известный под названием «Биверетт». Этот бронеавтомобиль представлял собой шасси коммерческой легковушки, на которое был установлен клёпаный корпус из 7–9 миллиметровой брони. Корпус был открыт сверху и сзади, вооружение состояло из ручного пулемёта «Брен», установленного на переднем пассажирском месте и стеляющего через прорезь в лобовом бронелисте. На некоторых экземплярах вместо пулемёта устанавливалось противотанковое ружьё «Бойс».

Бронеавтомобиль «Биверетт» Mk.I Хоум Гарда на учениях

Более поздние варианты «Биверетта» (носившие обозначение Mk.II) были забронированы также сзади, а последние (Mk.III и Mk.IV) имели полностью забронированный корпус, а вооружение в них устанавливалось во вращающейся башне. «Биверетты» использовались даже регулярной армией (что называется, «на безрыбье»), но, по мере получения армейцами более приличных образцов, всё в больших количествах передавались в Хоум Гард. Но это было потом, а поначалу, когда дефицитными были даже «Биверетты», Хоум Гарду приходилось брать на вооружение конструкции, которые даже в годы Первой мировой смотрелись бы несколько странно.

Отряд Хоум Гард города Уорик и их самодельный бронеавтомобиль. На подножке бронеавтомобился сидят преподобный отец Уильбрам, командир отряда (справа) и создатель бронеавтомобиля Сэм Маерс (слева)

По причине отсутствия специализированных шасси вся эта техника строилась на базе гражданских автомобилей. В качестве вооружения устанавливались пулемёты, причём так как современных не хватало, в дело шли взятые со складов резервы, выпущенные в Первую мировую, и трофейные немецкие авиационные пулемёты, снятые со сбитых бомбардировщиков. Некоторые импровизированные бронеавтомобили вообще были вооружены лишь пресловутой «дыркой для ружья» — то есть, не имели собственного вооружения и оснащались лишь бойницами для ведения огня из личного оружия экипажа. Бронировались данные машины широким ассортиментом всего, что могло, по мнению создателей, остановить пулю и было под рукой в достаточном количестве.

Например, можно вспомнить бронеавтомобиль «Армадилло», выпущенный в довольно большом количестве (около семисот экземпляров). По сути, это был обычный грузовик, в кузове которого устанавливался своего рода «бункер» — его стенки были сделаны из трёхдюймовых (76 мм) досок в два слоя, а в промежутке между слоями находился слой дорожного гравия толщиной в шесть дюймов (152 мм). Крыши у бункера не предусматривалось, в стенках располагались бойницы, через которые гарнизон «бункера» (обычно 4–6 человек) вёл огонь из пулемётов (опять-таки, если они были) либо из личного оружия.

Бронеавтомобиль «Армадилло»

В некоторых вариантах «бункер» занимал весь кузов грузовика, в других сзади оставалась площадка, на которой устанавливалось более тяжёлое вооружение — например, автоматическая пушка или крупнокалиберный пулемёт. Кабина обычно не бронировалась, в лучшем случае вместо стёкол устанавливались стальные щитки со смотровыми прорезями. В более поздних версиях кабину и капот всё же стали делать более защищёнными, снимая штатную, гражданскую броню и устанавливая взамен более компактную, собранную из бронелистов.

Если «Армадилло» производился промышленно и по более-менее единому проекту, то многие другие образцы изготавливались местными умельцами в частных мастерских на волне патриотического порыва. Например, некий доброжелатель отдал Хоум Гарду свою легковушку «Хамбер», переделав её в бронеавтомобиль (в своём понимании термина). «Бронирование», правда, состояло из листов незакалённой стали, и даже ими были прикрыты лишь очень немногие участки машины — радиаторная решётка и оконные проёмы. Вооружение составлял пулемёт «Виккерс», установленный в люке, специально прорезанном для него в крыше, кроме того, обитатели салона «Хамбера» могли вести огонь из винтовок и револьверов через прорези в щитках на окнах.

Самодельный бронеавтомобиль Хоум Гарда, переделанный из легковушки «Хамбер»

Разумеется, ценность подобных кадавров в реальном бою была более чем сомнительна. Они отличались плохой проходимостью, отвратительным обзором, неадекватно слабым вооружением и бронезащитой скорее моральной, чем физической. Но, по крайней мере, не приходилось затрачивать дополнительные силы и средства для обучения экипажей, поскольку базировался этот зоопарк на тех же машинах, которые добровольцы водили и на «гражданке».

Когда к 1942 году стало ясно, что Германия окончательно завязла в советской обороне и в ближайшем обозримом будущем к вопросу высадки на Британские острова не вернётся, все импровизированные бронеединицы переделали обратно в гражданские машины. Остались только «Биверетты», которые до конца войны использовались для охраны аэродромовов.

Пропагандистское фото — Хоум Гард «ведёт бой» со своими коллегами, изображающими немецких парашютистов

Не менее напряжённо, чем с бронетехникой, обстояло дело и с противотанковыми средствами. После немецкого блицкрига во Франции у англичан зародилась совершенно логичная и ожидаемая «танкобоязнь» — все ждали, что в случае высадки орды страшных «панцеров» с чёрными крестами мгновенно рассекут территорию королевства на части, прорвутся в тыл и полностью обрушат оборону. Хоум Гарду срочно требовалось вооружение для борьбы с бронетехникой, причём, понятное дело, как можно более простое в освоении и дешёвое в производстве.

Подполковник Стюарт Блэкер сразу же, как только подобный вопрос встал, предложил свою конструкцию, разработку которой он начал ещё до войны. Она была принята на вооружение под названием 29 mm Spigot Mortar, но более известна как «бомбарда Блэкера». Бомбарда представляла собой надкалиберный гладкоствольный миномёт, стреляющий оперённой миной массой 9 кг. Бронепробиваемость была низкой, но большой заряд взрывчатки (5 кг) делал мину опасной для танков даже при разрыве снаружи, на броне. Гораздо хуже дело обстояло с эффективной дальностью стрельбы — максимально закинуть мину можно было всего лишь на 90 метров, а большой разброс приводил к тому, что даже это мизерное расстояние оказывалось чрезмерным: уверенно попасть в танк можно было только с расстояния в 30–40 метров. Изначально бомбарда устанавливалась на переносном лафете, но слишком большой вес системы (150 кг) привёл к тому, что большую часть бомбард разместили на стационарных позициях в бетонированных ячейках. Значительная их часть сохранилась до наших дней и представляет собой памятники.

Бомбарда Блэкера на стационарной позиции

Другой остроумной, но малоприменимой на практике конструкцией оказалась «пушка Смита», названная так в честь своего изобретателя, отставного майора Уильяма Смита. Она представляла собой двухколёсную тележку, с орудием и бронещитком, расположенным между колёсами. Для ведения огня пушку необходимо было поставить «на попа» — одно из колёс становилось опорной плитой, второй — крышей, защищающей механизм и наводчика от падающих сверху осколков. В комплекте с пушкой шла вторая тележка аналогичной конструкции, играющая роль передка — в ней размещался запасной боекомплект.

По замыслу изобретателя, пушка и передок в походном положении (уложенные на бок) могли буксироваться автомобилем, но практика показала, что это можно делать только с небольшой скоростью и по ровной дороге, в противном случае пушка ломалась. В итоге, осуществлять буксировку пушки Смита автотранспортом или лошадьми было официально запрещено, орудия приходилось возить в кузове грузовика, а непосредственно к позиции доставлять силами самого расчёта, вытягивая на верёвках. Неприятностей добавляла и сама пушка — она была гладкоствольной, и максимальная эффективная дальность стрельбы не превышала 450 метров. Экзотическая схема хоть и давала пушке неограниченный (все 360 градусов) сектор горизонтального обстрела, но делала её высокой, хорошо заметной издалека и, кроме того, неусточивой.

Демонстрация пушки Смита на полигоне

Правда, и бомбарда Блэкера, и пушка Смита, и другие аналогичные решения пошли в производство далеко не сразу — наладить их поступление в ряды вооружённых сил удалось только в 1942 году, когда они были уже, по большому счёту, не нужны, так как угроза вторжения снизилась, а в армию начали поставлять более совершенные образцы вооружения. В течение 1940–41 годов, когда у бойцов Хоум Гард не было даже такого оружия, им предлагалось стать героями — в наставлении по борьбе с танками, выпущенном для бойцов Хоум Гард, рекомендовалось подбираться к танку в упор, маскируясь рельефом местности, и выводить его из строя, лишая обзора и подвижности. Первое предлагалось осуществлять, набрасывая на приборы наблюдения одежду, второе — заклинивая ходовую часть танка подручными приспособлениями (брёвнами, ломами и т.п.).

Отдельно стоит упомянуть рекомендацию, забравшись на броню вражеского танка, привлечь внимание его экипажа сильными ударами молотка по люкам. Озадаченные танкисты должны были, по мнению автора наставления, выглянуть наружу, где бравый ополченец немедленно привёл бы их в небоеспособное состояние ударами по головам всё тем же молотком.

Иллюстрация из журнала «Picture Post» 1941 года демонстрирует приёмы борьбы Хоум Гард с немецкими танками — в данном случае при помощи трамвайного рельса

По мере того как развивалась война и снижалась угроза немецкого вторжения, роль, отводимая «армии папаш», неуклонно снижалась. Ополченцев всё больше использовали для того, чтобы разгрузить бойцов остальных родов войск — в качестве наблюдателей, зенитчиков и т.д. После высадки в Нормандии необходимость в Хоум Гарде отпала окончательно. 6 сентября 1944 года правительство приняло решение о прекращении набора новых ополченцев, а 3 декабря того же года «папаш», находившихся в строю, освободили от обязанностей. Правда, командование ещё в течение года оставляло за собой право призвать их обратно в случае необходимости — лишь 31 декабря 1945 года Хоум Гард был официально расформирован.

Хотя принято считать, что Хоум Гарду так и не удалось принять участие в боевых действиях, это на самом деле не так. Зенитчики Хоум Гарда записали на свой боевой счёт множество немецких самолётов и ракет «Фау-1» (большая часть их побед приходится на лето 1944 года). Подразделения Хоум Гарда, расположенные в Северной Ирландии, участвовали в перестрелках с террористами Ирландской Республиканской Армии. За время войны погибло свыше 1200 бойцов Хоум Гарда (подавляющее большинство — от немецких бомбёжек).

Герцог Брэдфорд (справа) в чине майора руководит ротой Хоум Гард на совместных учениях с британской армией, 2 февраля 1942 г.

После расформирования Хоум Гарда всем его бойцам был выдан сертификат, гласивший: «В годы смертельной угрозы для Родины (имя), служивший(ая) с… по…, отдал своей стране время и силы и был(а) готов(а) защищать её с оружием в руках и положить на это свою жизнь». Отслужившие суммарно три года и более награждались медалью «За оборону» (Defence Medal). Интересно, что хотя женские организации ополчения так и не получили официального статуса за время своего существования, их сотрудницы также были удостоены вышеупомянутых сертификатов.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится