Дело салемских ведьм.
75
просмотров
«Охота на ведьм» – эти слова мы обычно употребляем в переносном смысле. А еще несколько столетий назад люди действительно вели на них охоту. И не безуспешную.

Сегодня в поисках причин разных неурядиц — будь то эпидемия птичьего гриппа или разгулявшаяся стихия — мы обращаемся к науке. И обычно находим вполне рациональные ответы на свои вопросы. Но каких-то 400 лет назад такого сложного пути не требовалось: причиной бед и напастей чаще всего был дьявол. Если верить нашим предкам, то проникнуть в мир людей ему практически ничего не стоило, а вот борьба с ним требовала упорства и решительности. Примерно таких, какие проявили жители американского городка Салем в конце XVII века.

Тихий городок Салем

Если вы наберете слово «Салем» в поисковой системе, то первое, что выдаст поиск, — это одноименный телесериал, «историческое фэнтези» по мотивам событий, происходивших в городе Салеме. И действительно, с точки зрения современного человека иначе как «фэнтези» ситуацию не назовешь. Но охота на салемских ведьм велась на полном серьезе.

Итак, Салем (Сайлем, Сейлем) — небольшой городок в США, который находится в штате Массачусетс. Он был основан в 1626 году, через 6 лет после того, как к Плимутской скале причалил английский торговый корабль «Мэйфлауэр», на борту которого вместе с экипажем было около 100 человек. Прибывшие из Англии пуритане, которые придерживались радикальных протестантских взглядов, основали здесь колонию: на родине они подвергались гонениям из-за своих религиозных убеждений, а в Америке обрели вторую родину.

«Мэйфлауэр в гавани Плимута». Полотно Уильяма Холсалла

Салем разрастался достаточно быстро: отчасти из-за того, что в традиции пуритан иметь большие семьи, отчасти потому, что сюда продолжали прибывать все новые и новые переселенцы. Городок был, можно сказать, чрезмерно религиозный. Это и послужило причиной того, что здесь началась охота за дьяволом.

В тихом омуте… ведьмы водятся

Случаи обнаружения и казни ведьм, столь характерные для средневековой Европы, не были редкостью в XVII веке в Америке. Так, в 1647 году в Коннектикуте рассталась с жизнью колдунья Элс Янг. А из трудов Коттона Мэзера (американский проповедник, писатель, публицист и ученый-любитель) мы знаем, что в 1688 году ирландскую прачку Энн Гловер, которая жила в бостонской общине, обвинили в колдовстве. Якобы дети из семьи, где она работала, стали жаловаться на боли, у них случались припадки, они говорили, что кто-то невидимый как будто щиплет их и т. д. Гловер казнили, потому что под пытками она призналась, что да, навела порчу. Так что на случай внезапной странной болезни детей ответ был готов: ищите ведьму.

И такой случай произошел в Салеме в январе 1692 года. Дочь и племянница местного пастора Сэмюэля Пэрриса (девочкам было 9 и 11 лет) заболели примерно с теми же симптомами, что были описаны у Мэзера: боли, корчи, жалобы на щипки-невидимки. Когда пастор начинал читать молитвы, девочки закрывали уши, словно боясь их услышать. То есть налицо были все признаки одержимости дьяволом. Оставалось найти того или ту, кто наслал на детей эту напасть.

Коттон Мэзер

Колдовские чары: свидетельства Элизабет Хаббард

Первой о колдовстве заговорила Элизабет Хаббард. На тот момент ей было уже 17, девушка была сиротой и работала служанкой в доме своего дяди — местного доктора Григгса. Так как доктора вызывали, чтобы осмотреть девочек в доме пастора Пэрриса, Элизабет, скорее всего, была хорошо осведомлена о симптомах «одержимости». По возрасту она уже могла выступать в суде, что Элизабет и сделала, начав обвинять жительниц Салема в колдовстве.

Элизабет якобы впадала в транс, и это происходило и непосредственно на суде. Она описывала те же симптомы, что и другие девочки: покалывания, щипки, увещевания перейти на сторону дьявола. В этих кознях обвинили служанку из дома Пэррисов, уроженку Барбадоса Титубу, нищенку Сару Гуд и вдову Сару Осборн. Дополнительным аргументом против них было то, что женщины давно не посещали церковь.

Нельзя сказать, что словам девочек поверили безоговорочно: проверку их показаний все-таки провели. Она была незамысловатой: девочек поставили перед Сарой Гуд и попросили последнюю взглянуть на них. «Обвинительницы» тут же начали кричать и корчиться (напомним, что некоторым из них не исполнилось и 10 лет), и это сочли достаточным доказательством того, что Сара действительно ведьма. Примерно на тех же основаниях поверили и в виновность остальных. Аресты пошли активнее: под подозрением оказались родственники «ведьм» (в том числе четырехлетняя дочка Гуд, которая просто хотела быть рядом с матерью и сказала, что да, она тоже ведьма), а также другие люди, которых так же легко обвинили в знакомстве с темными силами.

Во всем виноват… пастор: свидетельства Анны Патнам

Были и другие обвинительницы и, соответственно, обвинения. Например, в истории осталось имя Анны Патнам — особенно активной в этом деле. Согласно некоторым источникам, именно она выступила против пастора Джорджа Берроуза, которого никак нельзя назвать человеком необразованным или склонным к мистификациям. В 1670 году он закончил Гарвард и стал пастором в деревне Салем, находившейся рядом с одноименным городом (сегодня деревня разрослась до города Дэнверс). Берроуз стал единственным священником, который подвергся обвинениям в колдовстве: суд на полном серьезе рассматривал случаи «подвигов силы», которые нельзя было бы совершить без помощи дьявола.

Современные исследователи обращают внимание на то, что обычно охота на ведьм ведется до тех пор, пока это выгодно «охотникам». Известно, что в средневековой Европе за ведьм назначали вознаграждение. Богатые люди обвинялись в ведовстве в основном в тех странах, где имущество «ведьм» подлежало конфискации. Не исключено, что именно по этой причине и был обвинен Берроуз: исследователи сегодня полагают, что на него донесли из-за того, что у него в свое время были некие финансовые дела с отцом Анны Патнам.

Первая жертва — Бриджет Бишоп

Первой «ведьмой», казненной в Салеме, была Бриджет Бишоп. Кстати, против нее обвинение выдвигалось не впервые: Бриджет несколько раз была замужем, и ее подозревали в том, что своего второго мужа она сжила со свету с помощью колдовства. Но тогда доказательств не нашли.

Бриджет Бишоп

Во время процесса Салемских ведьм против Бишоп выступили не только дети. Какая-то женщина показала, что призрак Бриджет разорвал ее пальто, а некто Уильям Стейси сказал, будто Бишоп признавалась ему: жители Салема считают ее колдуньей. Джон и Уильям Блай сказали, что женщина околдовала их кошку — свидетельства были самые разные. В конце концов у бедной Бишоп якобы обнаружили третий сосок — верный признак ведьмы. При повторном осмотре его не нашли, но кого это волновало? Бишоп повесили.

Губернатор против нечистой силы

Процесс в какой-то момент приобрел характер эпидемии: среди обвиняемых оказались и жители соседнего Топсфилда, и бостонцы, аналогичный суд шел в Андовере, куда отправились девушки-обвинительницы из Салема. Они выступали кем-то вроде экспертов по ведовству.

Дела множились и в самом Салеме, и для их рассмотрения было создано особое судебное присутствие.

Губернатор Массачусетса Уильям Фипс распорядился об организации специального суда — Court of Oyer and Terminer. В нем было 7 человек, возглавлял его вице-губернатор Стаутон. В качестве эксперта призвали уже упоминавшегося Коттона Мэзера (трое судей были его друзьями), который давал разъяснения по вопросу о том, может ли дьявол вселиться в тело человека без его согласия. Мэзер сказал, что такое однозначно невозможно: дьявол действует только с согласия человека. И все, кого девочки обвинили в ведовстве, были с темными силами в сговоре.

Салемские ведьмы в зале суда

Поначалу суд принимал во внимание так называемые «спиритические улики» (видения, привидения, таинственные свечения и т. д.), а также странные отметины на теле ведьм и необъяснимые конвульсии в их присутствии. Понятно, что доказать ведовство в таких условиях труда не составляло. Но когда процесс начал выходить из-под контроля, суду запретили рассматривать нематериальные доказательства. Немалую роль в этом сыграл отец Мэзера, также уважаемый проповедник, президент Гарварда. В итоге жена Фипса тоже чуть не была признана ведьмой, и губернатор распорядился прекратить казни. Остававшиеся под судом на тот момент люди были отпущены.

Всего в Салеме было обвинено в ведовстве около 200 человек, 19 из них (в том числе 5 мужчин) были казнены. Один умер под пытками. Одному удалось бежать.

Салем

***

Что же было причиной того, что девушки свидетельствовали против самых разных людей? Возможных причин было несколько. У кого-то могли быть личные мотивы (обвинить в колдовстве соперницу и устранить ее), кто-то был просто легко внушаем. Исследователи сходятся во мнении, что большое значение могли иметь постоянные раздоры между соседями, которые имели место в Салеме. Несмотря на набожность населения, тяжбы из-за земли велись здесь регулярно, а там недалеко и до взаимных обвинений в недостаточной религиозности и благочестии. На войне все средства хороши, и порой подозрительность приобретала черты массовой истерии.

В 1976 году в журнале Science была высказана версия, что дети отравились хлебом, который поразила спорынья. Это отравление вызвало галлюцинации. Теория впоследствии была опровергнута. Были предположения, что девочки болели особой формой энцефалита. Некоторые исследователи не исключают, что это были просто выходки детей, которые устали жить под религиозным гнетом — им не позволялось ни играть, ни как-либо проявлять собственную волю.

Монумент в Салеме

P. S. Достаточно быстро дело сошло на нет: уже в начале XVIII века решения суда были пересмотрены. Да и некоторые свидетельницы спустя 10−15 лет признали, что просто оговорили «ведьм». В 1957 году осужденные были реабилитированы, а спустя еще несколько лет в Салеме был установлен памятник жертвам этого процесса.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится