Древние эллины о мифах.
135
просмотров
Греческие мифы казались античным мудрецам примитивными. Философ Платон, историк Геродот и другие пытались найти в их сюжетах рациональное зерно.

Классическая Греция: осмысление мифов

В V-IV веках до н. э. многие эллины задумывались о том, что рассказывают их мифы и эпические предания. Их ум не удовлетворяли истории о полулюдях-полумонстрах, и они пытались истолковать свои предания без участия в них сверхъестественных сил. Легенды переосмысливали такие люди как один из первых историков Гекатей, Геродор Гераклейский, Геродот. В IV веке до н. э. свой вклад в переосмысление мифов внес автор «Всеобщей истории» Эфор.

Ио не было похищена Зевсом в облике быка, а, согласно Геродоту, была увезена финикийскими пиратами. Эфор развил этот сюжет, добавив, что царь Египта, которому привезли девушку, послал взамен отцу корову. Так и родился миф о превращении Ио в корову.

Чезаре Россетти, «Битва богов с гигантами».

Гекатей объясняет происхождение мифа о псе Кербере тем, что на мысе Тенар (где якобы располагался вход в Аид) обитала змея, чей ядовитый укус был смертелен. По мнению Эфора, гиганты были не порождениями Земли, а дикарями-людоедами.

Диалоги Платона показывают, что критическое отношение к мифам было популярно в его время. Критики мифов не отрицали существование богов, но исключали их из тех сюжетов, которые они толковали.

Кони Диомеда: трактат о мифах Палефата

Логичным продолжением греческой критики мифа стал трактат Палефата «О невероятном». Загадкой остается личность его автора. Византийский словарь «Суда» знает четырех писателей с именем Палефат, хотя имя популярным не было. Это — псевдоним, означающий — «давно изреченное».

Скорее всего, автор трактата «О необычайном» был современником Аристотеля. В трактате 52 главы, но 7 из них отличаются по стилю и просто пересказывают мифы. Они есть не во всех рукописях, но попали в первое печатное издание Палефата.

Каждая из 45 глав имеет структуру — пересказ мифа, опровержение, объяснение. Иногда, по мнению Палефата, в основе мифа лежит историческое событие, искаженное людской памятью. Иногда — неправильно понятое слово. Например, рассказ о каменной статуе Ниобы превратился в людской памяти в сюжет о том, что она была превращена в камень.

Гюстав Моро, «Диомед, пожираемый своими конями».

В трактате Палефата чудовища становились людьми, чьи деяния исказила людская память. Так, Сфинга (Сфинкс) у него — не загадывающий загадки монстр, а брошенная жена основателя Фив Кадма Она засела на соседней горе и нападала на фиванцев из засад. Автор добавляет, что «засада» и «загадка» у фиванцев — одно слово.

Легенду о конях-людоедах царя Диомеда автор объясняет тем, что некий древний землевладелец растратил свое состояние на содержание дорогих, но бесполезных коней. Про него стали говорить, что кони его съели.

Медуза Горгона, Сирена и другие гетеры: трактат Гераклита

В I веке н. э. было создано еще одно сочинение с объяснением мифов. Это трактат «Опровержение или исцеление от мифов, переданных вопреки природе». Для краткости его называются просто — «О невероятном». Автором трактата называют филолога I века н. э. Гераклита, написавшего также «Гомеровские аллегории». Но возможно это разные авторы, потому что их сочинения не похожи по стилю.

В трактате Гераклита разобрано 39 сюжетов. 18 из них были в труде Палефата, но Гераклит почти всегда предлагает другие объяснения. Возможно, в руках у Гераклита была старая редакция труда его предшественника Палефата, где мифограф предлагал разные толкования одного и того же сюжета. Гераклит выбирал из них тот, который нравился ему.

Гераклит использовал при критике мифологических сюжетов те же принципы, что и предшественники. За историями о чудовищах он видел истории о разбойниках или воинах под грозными прозвищами. Иногда появление мифа он приписывает ошибке. Например, так он трактует историю о сестрах Фаэтона Гелиадах. По легенде, от скорби по брату они превратились в тополя. Согласно Гераклиту, девушки бросились в реку, а люди, двигаясь по течению реки за ними, увидели на берегу рощу тополей. Так они решили, что несчастные превратились в деревья.

Джон Уотерхаус, «Сирена».

Гидру Гераклит считал не монстром с 50 головами, а существом, окруженным множеством детенышей. Также и с Кербером — это просто свирепый зверь с двумя не менее свирепыми детенышами.

Самые яркие сюжеты «Исцеления от мифов» касаются чудовищ-женщин. Медуза Горгона, по мнению Гераклита, была красавицей, увидев которую мужчины словно каменели от ее красоты. В итоге она встретила Персея и потратила на него свои молодость и состояние, проще говоря — лишилась головы.

Франсиско де Сурбаран, «Геркулес, сражающийся с Лернейской Гидрой».

Гарпии были не крылатыми существами, похищавшими еду проклятого Финея, а стаей гетер, объедавших этого человека. Мужчины проматывали с ними свои богатства, после чего сирены уходили к другим.

Несколько толкований мифов Гераклита посвящены культурным героям. Так, Атлант, по мнению автора «Исцеления от мифов», был мудрецом, который все узнал о движениях небесных светил и переменах погоды. Поэтому об этом человеке говорили, что он несет в себе целый космос. А миф об Орфее, останавливавшем музыкой зверей, появился, когда этот человек своими словами призвал к благочестию дикарей, которые раньше не знали нравственности и законов.

Царь Мидас с ослиными ушами: «Повествования» Конона

В эпоху императора Августа греческий грамматик Конон написал еще один трактат с толкованием мифов — «Повествования». Конон посвятил свой труд царю Каппадокии Архелаю, правившему на рубеже I века до н. э. — I века н. э. Трактат Конона объединил изложение и толкование около 50 сюжетов мифов.

Писатель отбирал для своего сборника малоизвестные и локальные варианты мифов. Он находил сюжеты, которые позволяли связать миф с особенностями какой-то местности. В трех сюжетах он выбирает рационалистическое объяснение. Это истории о Мидасе, Кадме и Персее с Андромедой.

Андреа Ваккара, «Царь Мидас».

Конон толкует легенду об ослиных ушах Мидаса. Этот царь, по версии писателя, имел множество осведомителей, которые помогали ему поддерживать порядок в государстве. Отсюда появилась поговорка о длинных ушах Мидаса. Позже они в рассказах преобразились в ослиные уши.

Основатель Фив Кадм, согласно всем версиям мифа, был финикийцем. По мнению Конона, он был влиятельным человеком, которого финикийский царь послал в Европу основать форпост. Жителям Греции Кадм рассказал историю, что прибыл сюда в поисках похищенной Европы. Конон был не единственным — другие авторы его времени делали Кадма лидером военной экспедиции финикийцев в Элладу.

Миф о спартах (посеянных), людях, выросших из зубов убитого Кадмом Дракона, Конон толкует иначе. По его мнению, финикийцы победили беотийцев благодаря военным хитростям и доспехам, которых еще не знали в Греции. Поэтому беотийцы решили, что эти люди выросли из земли.

Хуан Антонио де Фриас Эскаланте, «Андромеда».

Морское чудовище Кетос из мифа об Андромеде Конон считает огромным кораблем, на котором похитили Андромеду. Проходивший мимо Персей услышал крики девушки, вмешался и перебил всех похитителей, которые, глядя на него, «окаменели от ужаса».

Так, эллины объясняли сверхъестественное в своих преданиях: искаженные слухи и буквально понятые метафоры. Но большинство критиков мифов были благочестивыми людьми и не отрицали существование богов.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится