menu
AWESOME! NICE LOVED LOL FUNNY FAIL! OMG! EW!
Эстляндская трудовая коммуна: рождение и гибель первого эстонского коммунистического государства
582
просмотров
Эстонская Нарва — это окно в Европу для многих туристов, путешествующих из России на запад. Река Нарова будто бы разделяет два мира, а на обоих её берегах символично стоят две крепости, недружелюбно глядящие друг на друга...

Именно в этом городе более ста лет назад, 29 ноября 1918 года, была провозглашена Эстляндская трудовая коммуна — большевистский антоним «буржуазного» Временного правительства Эстонии в Таллине. Попробуем разобраться, в каких обстоятельствах рождалось первое эстонское коммунистическое государство и почему оно просуществовало так недолго.

Октябрьская революция в Эстонии

Революционные события в Эстляндской губернии развивались по схожему с Петроградом сценарию. Начиная с марта 1917 года в этой части Российской империи фактически установилось такое же двоевластие, как и в столице: с одной стороны, Земский совет, в котором действовали нерадикальные партии, с другой — Советы, в которых в свою пользу активно агитировали большевики. Петроградское Временное правительство в условиях войны фактически даровало Эстляндии автономию, о которой мечтали многие деятели национального эстонского движения.

Развалины Морской крепости Петра Великого в Эстонии.

Близость фронта и активная агитация членов Северо-Балтийского комитета РСДРП(б), председателем которого был Иван Рабчинский, позволили большевикам уже в августе 1917 года добиться крупных успехов: по итогам выборов они стали контролировать городские думы Таллина и Нарвы. Но до «легальной» победы дело не дошло — слишком уж сильным было сопротивление партий, выступавших за другой исторический путь для своей родины.

Интересно, что в Эстляндии вооружённый захват власти произошёл на сутки раньше, чем аналогичные события в Петрограде. Уже вечером 23 октября красная гвардия заняла ключевые стратегические пункты Таллина, а образованный за день до этих событий военно-революционный комитет получил контроль над гарнизоном города. Командование Таллинской морской крепости также признало свершившимся фактом приход к власти в Эстляндии большевиков.

Земский совет после победы большевиков фактически ушёл в подполье, не признав узурпацию власти, а буржуазные партии начали готовиться к Эстляндскому Учредительному собранию. Выборы проходили два дня, 21 и 22 января 1918 года. Треть мандатов получили большевики. Остальные депутатские места распределились между партиями, отстаивавшими идеи о будущем суверенитете Эстонской республики. В то же время за несколько дней до выборов эстонские большевики выдвинули свой вариант будущего устройства государства в виде трудовой коммуны. В газете «Ээсти театая» председатель Эстляндского краевого исполкома Советов Ян Анвельт опубликовал проект конституции, согласно которому Эстляндия оставалась частью России на правах автономии, сохраняя за собой право на проведение самостоятельной внутренней политики.

Предполагалось, что Эстляндское Учредительное собрание начнёт работу 15 февраля 1918 года, однако немецкое наступление после провала переговоров в Бресте сорвало эти планы. Да и пример Всероссийского собрания в Петрограде развеивал надежды на то, что большевики допустят его проведение.

Так или иначе, 24 февраля большевики покинули Таллин. Пока немецкие войска не вошли в город, ненадолго возродившийся Земский совет провозгласил независимость Эстонии и обозначил свой нейтралитет в конфликте между Россией и Германией. Однако обстоятельства диктовали иное развитие событий. Вошедшие в город немцы аннулировали этот акт, а позже Эстляндия вошла в состав Балтийского герцогства — марионеточного государства, все бразды правления в котором держали в своих руках остзейские немцы.

Образование коммуны

По официальным советским данным, после вступления в Прибалтику немецких войск в Россию бежали десятки тысяч эстонских коммунистов. Во многих городах были образованы местные эстонские секции РКП(б), а в мае они подчинились управлению ЦК эстонских секций. В условиях начавшейся гражданской войны сотни коммунистов из Эстляндии отправились на фронт. Уже в мае 1918 года появились первые эстонские батальоны, участвовавшие в борьбе против Чехословацкого легиона, а впоследствии и войск Колчака.

Бойцы эстонских красных полков.

К осени в Москве осознали неизбежность падения Германии. В Таллине и других городах оккупированной Эстляндии, где на подпольной работе оставались некоторые коммунисты, начались забастовки рабочих и выступления против немецких войск. 11 ноября состоялось заседание Эстонского Временного правительства. На фоне вывода немецких частей начало складываться противостояние большевиков и национальных буржуазных сил. 15 ноября в Петрограде был создан Временный революционный комитет Эстляндии под председательством Яна Анвельта. Через неделю он объявил о свержении Временного правительства и призвал эстонских рабочих выступить против «оккупантов», обратившись за помощью к русским друзьям.

17 ноября части 7-й армии перешли демаркационную линию по реке Нарова и двинулись на запад. Были среди них и эстонские красные стрелки, переброшенные под Нарву с Восточного фронта Гражданской войны. Им противостояли арьергарды немецких войск и немногочисленные эстонские добровольцы. 21 ноября Временный революционный комитет Эстляндии объявил себя носителем верховной власти в Эстонии и представил оперативный план по освобождению территорий, подконтрольных Временному правительству и немцам. 22 ноября состоялся первый штурм Нарвы. Обороняющиеся смогли его отбить. Уже через неделю, 28 ноября, красные части предприняли новое наступление и к вечеру, понеся небольшие потери, заняли город.

Ян Анвельт.

После взятия Нарвы председатель Петросовета Г. Зиновьев писал Анвельту:

«… крайне важно, чтобы Вы составили Советское рабоче-крестьянское правительство немедленно, не откладывая ни секунды. (…) Если считаете нужным, назовите правительство временным — впредь до созыва Съезда Советов Эстляндии».

Одновременно Зиновьев призвал эстонских коммунистов быть лояльными к отступающим немецким частям и не брать пленных, кроме исключительных случаев.

29 ноября в здании нарвской ратуши на заседании ВРКЭ было провозглашено создание Эстляндской трудовой коммуны (ЭТК). Лидером автономии стал Ян Анвельт, а в правительство вошли известные эстонские коммунисты В.Кингисепп, Х. Пегельман, Р. Вакман и другие. По образу и подобию РСФСР, исполнительная власть делилась на наркоматы, была образована чрезвычайная комиссия (ЧК). Так началась 52-дневная история первой попытки советизации Эстонии.

Коммунизм на линии фронта

«Товарищи рабочие, безземельные, красное войско и все трудящиеся городов, уездов, деревень и поместий Эстляндии. Вы — сами кузнецы своей свободы и счастья. Только вы можете утвердить Советы Эстской республики, очистить родину рабочих от врагов и охранить её от нападения. Буржуазия со злобой отступает шаг за шагом, не теряя надежды снова господствовать над рабочими. Она выдумывает тысячи планов, чтобы заглушить коммунистическую революцию и восстановить свой кулак…»

Из манифеста советского правительства Эстонии о восстановлении советской власти в Эстонии от 29 ноября 1918 года

Члены Совета Эстляндской трудовой коммуны. Слева направо: Х. Пегельман, Я. Анвельт, О. Рястас, Й. Кясперт, М. Тракман, К. Мюльберг и А. Вальнер.

Совет народных комиссаров признал эстонское большевистское правительство через неделю после его создания. В опубликованном 8 декабря 1918 года в газете «Правда» декрете сообщалось, что РСФСР обязывается оказать помощь эстонским войскам в деле освобождения страны. Высший совет народного хозяйства выделил коммуне заём в размере 10 млн рублей. Через некоторое время было дополнительно выделено ещё 50 млн. Нарком по делам национальностей И. Сталин в личном письме Анвельту уверял, что Россия не оставит своих братьев. Дабы у остального мира не возникало сомнений, что борьба за свободу ведётся по инициативе эстонских рабочих, Сталин отмечал, что собирается

«заставить агентов «Роста» писать не «наши войска заняли то-то и то-то», а «войска Эстляндского советского Правительства освободили то-то и то-то». Я, со своей стороны, обяжу здешнюю «Роста» писать только указанным способом».

Зимой подконтрольная Анвельту территория значительно увеличилась. 7-я армия стремительно наступала на запад, идя по пятам покидавших Прибалтику немецких частей. Ни добровольческие эстонские отряды, ни белогвардейский Северный корпус, позже трансформировавшийся в армию Юденича, не могли остановить натиск большевиков. Уже 22 декабря красноармейцы заняли второй по значимости город Эстонии Тарту и продвигались в сторону Таллина.

Динамика советско-эстонской линии фронта.

С самого начала Анвельт и его соратники приступили к перестройке общественной, экономической и культурной жизни подконтрольных территорий по образцу восточной соседки. Были запрещены все политические партии, кроме большевистской. Закрывались буржуазные газеты. Национализировались все промышленные предприятия — на них вводился рабочий контроль, устанавливалась минимальная заработная плата и 46-часовая рабочая неделя.

По-настоящему слабым местом эстонских большевиков оказался аграрный вопрос. Они объявили о национализации всех сельскохозяйственных угодий и о создании сети коллективных хозяйств-коммун. Спустя некоторое время промахи отмечали и сами эстонские коммунисты: надо было раздать земли бывших латифундий беднейшим крестьянам. Фактически же крестьянство отвернулось от ЭТК.

Особо жестокую борьбу Анвельт развернул против классовых врагов. Сильнее всего пострадали протестантские пасторы и православные священники. Согласно декрету от 10 декабря, все клирики на территории ЭТК объявлялись вне закона, и им предписывалось покинуть подконтрольные большевикам территории. Однако не все успели уехать. Среди расстрелянных священнослужителей оказались протоирей Сергей Флоринский, впоследствии канонизированный РПЦ, епископ Ревельский Платон и многие протестантские пасторы. В протоколе допроса Флоринского сохранилось его краткое признание: «Считаю одно: вина моя в том, что я священник, в чём и расписываюсь». Он вместе с 80 арестованными был расстрелян в лесу неподалёку от города Везенберг.

Мемориал в Везенберге (ныне Раквере), установленный в память о жертвах расстрелов.

В январе 1919 года коммунисты национализировали церкви — они стали трибунами, с которых провозглашались декреты и решения нового правительства.

Поражение коммуны

Новой власти не было суждено не только утвердиться на всей территории Эстонии, но даже просто удержать восточную часть страны. В январе верные Временному правительству войска при поддержке русских белогвардейцев и добровольцев из Скандинавских стран и Финляндии переломили ход войны. 14 января они вошли в Юрьев, а через пять дней пала Нарва — столица коммуны. Эстонские коммунисты спохватились только 12 января и запоздало начали мобилизацию мужского населения. Во время боёв многие солдаты переходили линию фронта и сдавались частям Временного правительства.

Руководство ЭТК после падения Нарвы переехало в Псков. Превратившись в правительство без государства, оно теперь занималось обеспечением красных эстонских стрелков всем необходимым и пыталось разобраться в жалобах, поступавших от эстонских рабочих и крестьян, которые обосновались в Советской России. Вскоре Анвельту и его соратникам пришлось уехать и из Пскова — в мае 1919 года эстонские войска совместно с Северным корпусом генерала Родзянко начали наступление на западные рубежи РСФСР. Руководство ЭТК перебралось сначала в Лугу, а оттуда — в Старую Руссу.

Эстонские красные стрелки на Западном фронте весной 1919 года.

Летом политическая и военная ситуация изменилась: Советская Россия решила отказаться от услуг «правительства в изгнании». Большевики сделали ставку на нелегальную борьбу внутри Эстонии, где на протяжении уже полугода находился Виктор Кингисепп. В конце августа нарком иностранных дел Г. Чичерин обратился к эстонскому правительству с предложением начать мирные переговоры, а ЭТК только помешала бы в реализации этих целей.

2 февраля 1920 года в Тарту советские и эстонские дипломаты подписали мирный договор. Эстонские коммунисты, некогда занимавшие руководящие посты в ЭТК, вошли в аппарат наркоматов, преподавали в военных вузах или работали в Коминтерне. Многие умерли не своей смертью — их не обошли партийные чистки сталинского периода. Ян Анвельт, объявленный врагом народа, не выдержал пыток и скончался 11 декабря 1937 года. Чуть больше чем через месяц был расстрелян бывший комиссар народного хозяйства ЭТК Ханс Пегельман. За организацию троцкистского заговора ещё осенью 1937 года НКВД ликвидировал бывшего комиссара соцобеспечения Рудольфа Вакмана.

В 1940 году Советский Союз присоединит Эстонию, но уже при других обстоятельствах. В новом руководстве союзной республики не было ни одного бывшего коммунара.

Понравился материал? Вы можете поблагодарить автора! Поделитесь этой статьей со своими друзьями.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится