Фландрское сражение: 1-я битва при Ипре
320
просмотров
С 18 октября по 17 ноября 1914 года происходило первое из четырёх тяжёлых сражений между армиями Антанты и Германии на крайней северной оконечности Западного фронта. Войдя в историю как 1-я битва при Ипре, или Фландрское сражение, оно стало последней крупной битвой кампании 1914 года, а также последней попыткой противоборствующих сторон поиграть в манёвренную войну.

Последняя надежда

Летом и в начале осени 1914 года все великие европейские державы, включая Россию, переживали большой душевный подъём. Каждая из стран-участниц вступила в войну, преследуя собственные интересы и цели, и каждая видела её исход по-своему. Однако всех объединяло одно – ожидание победы, феерического успеха и быстрого завершения войны «до осеннего листопада». Как это часто бывает, реальность оказалась куда страшнее и жёстче любых фантазий.

В октябре стало очевидным, что все предвоенные планы рухнули, накрывшись могильной плитой. Долгие годы планирования и подготовки обернулись катастрофой, причём сразу для всех участников. Стремительные, элегантные операции (какими они виделись в предвоенном планировании) на практике превратились в ужасающую молотилку, конвейер по переработке солдат в трупы. Попытки масштабных фланговых обходов в конечном итоге выродились в так называемый «Бег к морю», в ходе которого противники вышли к побережью Северного моря. Пресловутый позиционный кризис начал очень быстро закапывать Западный фронт в землю, превращая его в статичные и монументальные линии обороны.

«Конец фронта» — линии обороны упираются в море возле Ньивпорта

Однако стратегическая оборона ещё не была в должной мере уплотнена, а понимания того, что позиционный кризис — это «всерьёз и надолго», пока ещё не было в умах стратегов. Поэтому осенью-зимой 1914–1915 годов противники пытались достичь решительного перелома манёвренными операциями, «переиграв» оппонента. Сражение за Фландрию стало одной из таких попыток, позволившей немцам и союзникам обменяться ещё несколькими ударами.

Фландрия с самого начала приковала внимание участников войны. С точки зрения англичан это были своего рода «ворота» для решительного наступления и охвата немецких армий во Франции, этакой реализации «Стратегии непрямых действий» на поле боя в условиях осени 1914-го. С точки зрения немцев Фландрия представляла собой дорогу, которая должна была привести к французским портам. Через них британские экспедиционные силы прибывали на континент, доставляя немало проблем немцам. Следовало так или иначе прервать связь британских сил с Метрополией.

Британское наступление

Таким образом, достаточно небольшая территория стала ареной для планирования двух независимых наступательных операций – немецкой и британской. Франция была поставлена в известность английским союзником относительно грядущих планов, однако воздержалась от участия в мероприятии, т.к. французская армия полностью ушла в укрепление обороны. Впрочем, как показали дальнейшие события, устраниться полностью французам так и не удалось.

Западный фронт, осень 1914-го

12 октября британцы начали наступать первыми и поначалу добились вполне ощутимых успехов. Они даже сумели овладеть Армантьером, пригородом Лилля, весьма важного опорного пункта. Однако дальше всё пошло по уже более-менее традиционному сценарию. Британская разведка упустила появление во Фландрии новых немецких частей, в т.ч. так называемых «добровольческих корпусов». Наступление столкнулось с непредвиденными подкреплениями врага и забуксовало, а на отдельных участках самовольно прекратилось вообще – наступающие соединения начали по собственной инициативе переходить к обороне.

Этому в значительной мере способствовали донесения разведчиков Королевского лётного корпуса, докладывающих о концентрации немецких сил, а также новая тактика немцев, организующих ночные контратаки и «просачивание» сквозь передовые линии – прообраз действий легендарных «Stosstruppen».Так или иначе, английское наступление быстро сошло на нет. Символично, что как раз на эти дни, а именно на 14 октября, британская историография относит завершение «Бега к морю».

Ответный ход немцев: Изер

Германский план был более сложным, тщательно подготовленным и привлекал куда больше резервов. Он предусматривал формирование новой (4-й) армии, предназначенной именно для конкретных целей запланированного наступления. Надо сказать, что указанная армия представляла собой олицетворение общественных настроений Второго рейха. Она комплектовалась в основном за счёт добровольцев – студентов, служащих, ремесленников, которые пошли на войну, движимые чувством патриотического долга, и ожидали, что достаточно сделать ещё одно, финальное усилие, чтобы добиться окончательной победы.

Немцы планировали нанесение не одного, а двух ударов – основного (непосредственно по англичанам у Ипра) и вспомогательного (против бельгийцев, которые уже успели показать наглядно, что игнорировать их не следует). В целом считается, что в ходе сражения немцы постепенно добились примерно трёхкратного перевеса в силах над противником. Однако следует принимать во внимание сложность подсчёта живой силы на довольно растянутой линии противостояния с несколькими самостоятельными участниками и запутанной отчётностью.

16 октября началось продвижение вперёд немецких группировок и первые стычки с французами и бельгийцами. 18–20 октября наступление развернулось в полную силу. Продвижение на Ипр шло не слишком удачно, точнее, его темп не соответствовал амбициозным задачам и привлечённым силам. Отчасти это происходило опять же благодаря действиям новинки – воздушной разведки, которую активно использовали англичане.

Немцы нанесли поражение передовым британским соединениям и отбили несколько населённых пунктов, в т.ч. упомянутый выше Армантьер. Однако решительного перелома добиться не удалось, наступление всё отчетливее обретало черты позиционного «тяни-толкая».

Немецкое наступление на Изере

А вот на направлении вспомогательного удара немцы поначалу достигли впечатляющих успехов. Они даже сумели форсировать реку Изер – естественную и очень серьёзную преграду – и закрепиться на её берегах. В стане союзников начались серьёзные трения – бельгийцы дрогнули и уже намеревались отходить, что позволило бы немцам окончательно закрепить успех. Экстраординарными дипломатическими мерами, буквально личным словом главнокомандующего французской армией Фоша бельгийцев удалось удержать от общего отступления, однако стало очевидным, что союзные армии стоят на пороге поражения. Но у обороняющихся ещё оставался козырь.

Дело в том, что по обоим берегам реки простирались осушённые равнины, значительная часть которых находилась ниже уровня моря. Поступление воды регулировалось сложной системой шлюзов – подлинным инженерным чудом. 21 октября бельгийцы начали экспериментировать с открытием шлюзов, сбрасывая воду из каналов, а 25 числа окончательно решили обратиться к природе там, где не смогли победить люди. С 26 по 29 октября они планомерно затапливали левый берег Изера, превращая его в непроходимое болото, и одновременно (вместе с французами) атаковали германцев с фронта. Этот крайний аргумент подействовал – немцы не могли одновременно вести боевые действия и бороться с расширяющимся болотом. Им пришлось оставить захваченный плацдарм и отступить обратно за реку. Прекрасно начавшийся вспомогательный удар захлебнулся, и его итоги исчерпывающе можно характеризовать традиционной формулировкой – «фронт стабилизировался».

Немецкое наступление на Ипр

Теперь внимание участников сражения оказалось приковано к Ипру. Как уже отмечалось ранее, основное наступление немцев развивалось не особенно успешно. Англичане и попавшие под удар французы не были разбиты первым ударом и быстро укреплялись. Темпы продвижения немцев оказались совершенно недостаточными.

Сражение под Ипром

Уже к началу ноября германский наступательный порыв исчерпался, и линия фронта заполыхала позиционными стычками и локальными операциями, не приносящими сколь-нибудь ощутимых результатов. Начали сказываться кадровые проблемы добровольческих немецких частей – несмотря на прочный унтер-офицерский костяк, высокий энтузиазм добровольцев не мог компенсировать их достаточно слабую подготовку. Впоследствии сражение при Ипре в Германии часто зазывали «Kindermorde von Ipern» («Избиение младенцев под Ипром»).

Французские артиллеристы под Ипром

Однако завершить начавшуюся операцию немцы не решились, тем более что на тот момент общий провал их наступления был ещё совершенно не очевиден. Кроме того, они намеревались извлечь хоть какую-то пользу из провала на Изере, используя освобождающиеся там войска. После короткой передышки 10 ноября германские войска снова попробовали наступать с решительными целями, прорывая всё уплотняющуюся оборону противника. Участники описывали схватки как одни из самых яростных за всю войну, за личное оружие брались даже канониры и писари. Резервы в 500 человек иногда решали судьбы полков и дивизий.

«Где ваши резервы?» — спросил он [пленный немецкий офицер] у английского офицера-артиллериста. Тот молча указал на пушки. Тогда немец спросил снова: «А какие части образуют ваш тыл?» Когда ему сказали, что в тылу только штаб дивизии, пленный офицер в изумлении только покачал головой и сказал: «Боже всемогущий!»

Робин Нилланс, «Генералы великой войны»

Промежуточные итоги

Действия в общей сложности пяти немецких корпусов успеха не принесли. Причём настолько не принесли, что на этот раз провал стал очевиден буквально в течение суток, и уже к 12 ноября немецкое наступление окончательно сворачивается. Первое сражение на Ипре закончилось ничем, если не считать результатом традиционно огромных потерь.

Разрушенный Ипр. Полностью город был восстановлен только в 1960-х годах

Битва на Ипре осенью 1914 года в значительной мере «потерялась» на фоне иных грандиозных баталий. В ней не висели на волоске судьбы государств и не решался исход войны. В ней не происходило «чудесных спасений» и не случалось удивительных поворотов. Технически это было вполне традиционное для Первой мировой «бодание» войск, сопровождавшееся потерями в 200 000 человек убитыми и ранеными. По итогам этого сражения фактически прекратили существование Британские Экспедиционные войска (BEF).

«До конца весны 1915 года нельзя ожидать отправки значительного контингента солдат, британская армия достигнет максимума своей боеготовности в течение лета 1917 года».

Фельдмаршал Г. Китченер на совещании в Дюнкерке, 1 ноября 1914 г.

По оценкам военного министерства, в ноябре-декабре британские силы в Европе могли получить пополнение в размере примерно двух бригад — всего 150 офицеров и около 10 000 солдат, больше просто не было. Впоследствии английскую сухопутную армию практически пришлось воссоздавать заново. И нельзя сказать сказать, что её судьба в дальнейшем окажется лучше — но это уже события следующего, 1915 года…

Осенняя битва за Фландрию стала последней, в которой противники ещё надеялись добиться решительных, значимых результатов при помощи манёвра. В одном случае – глубокого фронтового охвата, в другом – отсечения от стратегических резервов. После её завершения стало очевидно, что эпоха манёвренной войны закончилась. На Западном фронте начиналась война нового века, доселе невиданная и неожидаемая.

И никто не вернётся домой ни до, ни после осеннего листопада…

Мемориальные ворота в Ипре, на которых перечислены имена всех солдат из Британии и её колоний, которые погибли при обороне Ипра и окрестностей

А осеннее сражение на Ипре стало лишь первым звеном в цепи схваток за Фландрию, которые шли до весны 1918 года. Последнее из четырёх сражений при Ипре получило красноречивое прозвище «Сражение в грязи» и выделилось даже на фоне кромешного ужаса Великой войны, став символом нечеловеческих страданий солдат.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится