Фридрих Великий и его верный рыцарь Зейдлиц-Курцбах
539
просмотров
Зейдлиц-Курцбах, несомненно, занимает особое место среди генералов Фридриха II. Бесстрашный наездник, первая сабля прусской кавалерии и просто хороший человек.

Детство, отрочество, юность — по стопам отца

Фридрих Вильгельм Зейдлиц-Курцбах родился в 1721 году в семье кавалерийского офицера в небольшом немецком государстве Клеве. Многочисленные германские княжества поставляли принцесс и дворян ко дворам всей Европы — кто побогаче мог рассчитывать стать влиятельным сановником в Вене, Париже или Петербурге, кто победнее был вынужден добывать место под солнцем шпагой и своей кровью. Не был исключением и будущий генерал — с детства он воспитывался отцом в атмосфере дисциплины и военной жизни — в семь оседлал первую лошадь, к шестнадцати прослыл выдающимся наездником и кавалеристом, состоя пажем при Брандербург-шведстком маркграфе — племяннике прусского короля Фридриха I и двоюродного брата короля Фридриха-Вильгельма.

Фридрих Великий в молодые годы.

Первый боевой опыт будущий командир авангарда прусской армии получил во время Силезской войны — отправленный в действующую армию, будущий генерал попал в кирасирский полк полковника Рохова. Новый начальник видел в молодом человеке шпиона и доносчика, присланного специально, чтобы следить за его действиями, так как полковник и маркграф испытывали взаимную неприязнь. Как ни странно, но именно предвзятое отношение командира полка косвенно стало причиной взлёта Зейдлица. И вот как это было.

Мария-Терезия: женщина на троне императора

Молодой прусский король Фридрих II стремился расширить границы своих владений за счёт соседей — 28-летний король не понаслышке знал военное дело и получил не только теоретические знания о принципах военного искусства, но и практический опыт в ходе войны за Польское наследство под командованием великого Евгения Савойского.

Карта войны за Австрийское наследство.

По восшествии на престол в 1740 году новоиспечённый монарх решил, что его знания и прусская военная машина, отлаженная его отцом, нуждаются в скорейшей реализации. Пруссия в первой половине XVIII века была страной небогатой, малонаселённой, со слаборазвитой торговлей и производством, но первоклассной для своего времени армией. Потому король решил, что армия должна стать инструментом становления прусского могущества, несмотря на то, что страна была окружена могучими соперниками, главным из которых была Австрия.

Не успел прусский монарх короноваться, как в Австрии умер император Карл VI, не оставивший после себя наследников мужского пола. Престол унаследовала его дочь Мария-Терезия, что стало формальным поводом для предъявления претензий Пруссией, оспаривавшей законность такого решения. Фридрих вторгся в Силезию — богатую область на севере Австрийской империи, на которую вожделенно взирали пруссаки с незапамятных времён. Неожиданность, с которой было произведено нападение, превосходство прусских войск в силах и пассивность населения обеспечили быстрый захват Силезии Фридрихом. Теперь в его распоряжении оказалась богатая область, ресурсы которой он мог направить на борьбу с Австрией. Но вернёмся к истории молодого Фридриха Вильгельма фон Зейдлица.

Силезские войны. Начало

Кавалерийский полк, в котором служил Зейдлиц, как и многие другие в прусской армии, был направлен в Силезию, где принял участие в стычках с австрийцами. В мае 1742 года после неудачного похода короля в Моравию, прусская армия была вынуждена отступать, преследуемая превосходящими силами неприятеля. Полк Зейдлица должен был прикрыть отход главных сил от авангарда противника — по слухам по пятам за ними следовало 6 000 венгров. Командир полка, вероятно из неприязни к молодому корнету, поручил ему задержать неприятеля, отрядив под его команду отряд из… тридцати всадников!

Фридрих Вильгельм Зейдлиц-Курцбах.

По задумке полковника кавалеристы должны были защитить местечко Крановиц и дождаться подхода пехоты, несмотря на стократное превосходство противника. Зейдлиц понимал мотивы начальника, но не проявил малодушия и не уклонился от выполнения приказа, приняв под свою команду отряд. Итог закономерен: ни грамотно организованная оборона деревни, ни отвага самого Зейдлица, ни несвоевременное прибытие подкреплений не спасли горстку смельчаков — перед лицом многократно превосходящего противника, без надежды на спасение (союзная кавалерия была отбита с большими потерями и не смогла пробиться к селению, а о прибытии пехоты не было никаких известий) Зейдлиц предпочёл за лучшее начать переговоры о сдаче в плен, сохранив таким образом жизни тех, кто остался в строю и выиграв немного времени. В реалиях Галантного века в сдаче плен не было ничего малодушного или постыдного — с пленными старались обращаться мягко, а офицеров и вовсе нередко отпускали восвояси под честное слово не воевать против освободителя в течение определённого периода.

И хотя будущий генерал попал в плен, о его смелости и героизме узнал сам прусский король, оценивший дарования молодого офицера — Зейдлиц был обменян на австрийского капитана, а в следующем 1743 году был повышен до ротмистра, получив место в одном из гусарских полков — кирасирам он предпочёл лёгкую кавалерию, в которой особенно нуждалась прусская армия, учитывая абсолютное превосходство неприятеля в этом роде войск. Таким образом, было положено начало командирской деятельности Зейдлица, в которой он немало преуспел в следующие годы.

Силезские войны — 2

Силезские войны — 2 Прусская кавалерия периода Силезских войн.

После заключения мира с Австрией, по которому Мария-Терезия признавала за прусским королём обладание Верхней и Нижней Силезией, наш герой вместе с полком был направлен в только что захваченные земли наблюдать за тем, как обустраиваются территории в составе прусской короны. Однако насладиться мирной жизнью Зейдлицу было не суждено.

Ввиду успехов Австрии и её союзников на других фронтах, перед Фридрихом замаячила перспектива оказаться в окружении неприятелей во главе с Марией-Терезией, жаждущей отомстить за отторжение важной и богатой области. Фридрих решил не дожидаться, когда чаша весов окончательно склонится в пользу Австрии (главным противником австрийцев оставалась Франция) и первым вторгся в Богемию.

На новой войне офицер командовал отрядом гусар и раз за разом проявлял себя с самой лучшей стороны: вопреки прямым указаниям своего начальника полковника Шульца, Зейдлиц не прибегал к расправам и всячески сторонился жестокостей в обращении с местным населением, в бою был всегда первым в атаке, а на привале не чурался общения с подчинёнными. Всё это создало ему репутацию способного и гуманного офицера, а его активная деятельность разнесла славу о его подвигах по всей армии.

Прусская пехота в битве при Гогенфридберге.

4 июня 1745 года во время битвы при Гогенфридберге Зейдлиц со своими людьми атаковал неприятеля на правом фланге армии и сделал немало для разгрома неприятеля. Потери австро-саксонской армии достигали 12 000 человек, и немалую роль в победе сыграла именно лёгкая конница, причём Зейдлиц лично пленил австрийского генерала Шлихтинга. За это 24-летний офицер был произведён в майоры — случай даже для военного времени уникальный. Спустя три месяца он участвовал в сражении при Сооре, где прусская кавалерия вновь сыграла решающую роль в достижении победы.

Несмотря на ранение в руку, Зейдлиц остался в строю — в конце осени ему с отрядом удалось застигнуть врасплох вражеский арьергард под Циттау: прусские кавалеристы двигались по раскисшим дорогам, в снег и холод, однако, противник не ожидал нападения и был совершенно рассеян гусарами. Вскоре, после очередной победы пруссаков при Кессельдорфе, в Дрездене был заключён мир, подтвердивший основные положения договора 1742 года и, казалось, лишивший Вену иллюзий о возвращении Силезии в состав Австрии.

Война за Австрийское наследство: итоги

Война за Австрийское наследство закончилась только в 1748 году победой коалиции во главе с Марией-Терезией, однако, Австрия утратила ряд важных территорий в Италии и Германии, а в Европе заговорили о новой великой державе — Пруссии, чей король отныне стал законодателем мод в военном деле и пользовался безоговорочным авторитетом в вопросах ведения войны. Территория Пруссии по итогам войн с Австрией выросла в полтора раза, а население более чем вдвое, что давало Фридриху II отличную базу для развития и усовершенствования своей военной машины, в том числе и кавалерии. А на горизонте уже поднималось зарево новой всеевропейской войны, известной нам как Семилетняя.

Едва начав карьеру Зейдлиц всего за несколько лет прошёл путь от корнета до майора и стал одним из самых заметных кавалерийских офицеров прусской армии. На то было несколько причин. Во-первых, отличная начальная подготовка под руководством отца, обучившего сына всему, что должен уметь каждый кавалерист и воспитавшего в нём неукротимый характер и воинственный дух. Во-вторых, сказывался недостаток хороших кавалерийских офицеров вообще и особенно в лёгкой коннице, только что образованной на регулярной основе. Ну и, конечно, несомненные природные таланты Зейдлица, его гуманность и умение ладить с людьми делали своё дело.

Прусский гусар гусарского полка № 4.

Ему ещё не было двадцати пяти, но, казалось, каждый знал имя этого смельчака. На заре своей карьеры Фридрих Вильгельм уже обладал всеми качествами настоящего гусара. Его смелые рейды и яростные атаки заставали неприятеля врасплох не давали ему опомниться. С таким командиром можно было быть уверенным в сохранении своих сообщений и надёжности добываемой информации, а на поле боя в безопасности флангов и том, что будь возможность никто из врагов не уйдёт от гусарских сабель.

Лёгкая кавалерия — тяжёлая служба

Кризис линейной тактики, доведённой Фридрихом Великим до совершенства, решался в том числе путём усовершенствования организации кавалерии, которая всё чаще выступает силой, способной решить исход сражения, что могло показаться немыслимым в эпоху господства пехоты на поле боя. Длинные растянутые построения рот и батальонов были скелетом, опорой армии, но только в сочетании с умелым применением кавалерийских масс можно было надеяться не только одержать верх, но и воспользоваться плодами победы, организовав тактическое и оперативное преследование неприятеля.

Разумеется, зная о решительном превосходстве австрийской кавалерии и намереваясь создать свою конницу с гусарами и арнаутами (иррегулярные лёгкоконные части) Фридрих не мог обойтись без помощи таких людей как Зейдлиц — преданных, смелых, способных и уверенных в своих силах. Плоды трудов короля станут заметны с началом новой войны, но пока оставим Зейдлица наслаждаться миром в Силезии, неподозревающего какую роль в истории Пруссии ему ещё предстоит сыграть.

Продолжение следует...

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится