STOPWAR
Геттисбергское сражение: Бьюфорд начинает битву, Стюарт идет в рейд
45
просмотров
Решительность генерала-северянина Джона Бьюфорда превратила окрестности небольшого городка в место главного сражения Гражданской войны в США.

Битва при Геттисберге, решающее сражение Гражданской войны в США была, прежде всего, противостоянием пехоты, однако роль кавалерии в ней оказалась весьма значительной. Начало сражению положила именно конница — федеральная кавалерийская дивизия генерала Джона Бьюфорда, который посчитал Геттисберг удобным местом для битвы и по собственной инициативе решил оборонять город от приближавшихся пехотных бригад конфедератов. Именно благодаря ему Геттисберг стал местом генерального сражения, растянувшегося на три дня. Но одной дивизией Бьюфорда роль кавалерии при Геттисберге не ограничилась, и через два дня командующий кавалерией южан Джеб Стюарт повёл свои бригады в рейд по тылам федеральной армии.

Точка на карте

Местом главного сражения той войны Геттисберг стал случайно. В конце июня 1863 года в районе этого мирного пенсильванского городка появились отряды армии Северной Виргинии. Её командующий, генерал Роберт Ли, не имея точных данных о местонахождении федеральной Потомакской армии, маневрировал своими корпусами по округе, надеясь выявить местоположение противника и навязать ему сражение.

Командующий Потомакской армией генерал Джордж Мид также нуждался в точных данных о положении противника. Одним из ответственных за сбор такой информации был бригадный генерал Джон Бьюфорд, командир 1-й кавалерийской дивизии армии Мида. Утром 30 июня Бьюфорд двумя кавалерийскими бригадами и артиллерийской батарей общей численностью 2900 человек (третья бригада его дивизии оставалась в резерве) выступил к Геттисбергу. Примерно к 11:00 кавалеристы Бьюфорда вышли к южной окраине города, и генерал стал изучать обстановку, опрашивая местных жителей. По их словам, рядом находилась пехота конфедератов.

Сам по себе Геттисберг никакой военной ценности не представлял, но Бьюфорд быстро оценил стратегическую важность этого пункта как центра пересечения множества дорог. Историк К. Смит отмечает: «На взгляд Бьюфорда, Геттисберг служил ключом к центральным и восточным областям Пенсильвании, и если северяне собирались остановить Ли, то проделать это следовало именно здесь и теперь, покуда неприятель не превратил город в базу, подходящую для удара в любом удобном ему направлении».

Дивизия Бьюфорда входит в Геттисберг, первая половина дня 30 июня 1863 года. На заднем плане — лютеранская семинария, где Бьюфорд разместил свой командный пункт. Картина Морта Кастлера

В своих дальнейших действиях Бьюфорд руководствовался именно этим убеждением. Прежде всего, он решил укрепить подступы к городу, тем более что холмистая местность благоприятствовала обороне. На западных подступах, примерно в одной миле (1,6 км) от местной лютеранской семинарии, генерал поставил бригаду полковника Уильяма Гэмбла (1612 человек), а северное направление поручил бригаде полковника Томаса Девина (1113 человек). Кавалеристы спешились и заняли позиции на высотах, за деревьями, оградами, в кустах и за различными укрытиями. Такой подход Бьюфорда объяснялся тем, что он смотрел на кавалерию как на конную пехоту, которая только передвигается верхом, но сражается в пешем строю. Кроме двух бригад кавалерии, Бьюфорд имел шесть трёхдюймовых орудий артиллерийской батареи «А» 2-го артиллерийского полка США под командованием лейтенанта Джона Кейлефа.

В 5-6 км от рубежей бригад северяне выставили пикеты, чтобы вовремя выявить войска противника. В северном и западном направлениях были отправлены разведчики. Свой командный пункт генерал устроил в здании лютеранской семинарии, поскольку с высоты её колокольни хорошо просматривалась вся округа.

Вечером 30 июня Бьюфорд объезжал позиции бригады полковника Гэмбла и встретился с самим Гэмблом на Кэштаун-Роуд. Картина Дейла Геллона

Вечером и ночью вернулись разведчики с докладами о значительных силах пехоты конфедератов на подступах к городу. На основании данных разведки Бьюфорд предположил, что армия конфедератов разделена на части и движется в район Геттисберга с нескольких направлений для соединения. Поэтому он отправил гонцов с донесениями в штабы Потомакской армии и 1-го армейского корпуса генерала Джона Рейнолдса (который находился ближе всего к Геттисбергу), информируя о продвижении врага и прося подкреплений. Иллюзий касательно дальнейших событий Бьюфорд не испытывал, заявив на совещании полковнику Девину: «Утром они атакуют тебя, причём нападут с возросшими силами — тремя линиями застрельщиков. Ты будешь должен драться как дьявол, пока не придёт помощь».

Поразительно, но важное стратегическое значение Геттисберга в глазах Бьюфорда осталось незамеченным южанами. В течение предыдущих нескольких дней конфедераты могли легко занять город и закрепиться в нём, но не предприняли ничего подобного. Утром 30 июня в окрестностях Геттисберга находилась пехотная бригада бригадного генерала Джеймса Джонстона Петтигрю из дивизии генерал-майора Генри Хета. Имея приказ не ввязываться в бой, Петтигрю быстро отступил, заметив кавалеристов Бьюфорда. Впрочем, какие именно войска пришли в город, он определить не смог, просто доложив Хету и командиру 3-го армейского корпуса генералу Эмброузу Хиллу, что в Геттисберге появился отряд противника. Южные генералы посчитали, что речь идёт лишь о местном ополчении или кавалерийской разведке, но никак не о крупных силах.

При этом Хет весь день 30 июня обдумывал налёт на Геттисберг, но не для занятия «важного стратегического пункта», а для захвата обувного склада, который, по слухам, находился в городе. Дело в том, что снабжение солдат обувью было одной из острейших проблем, стоявших перед армией Конфедерации в течение всей войны. Информация от Петтигрю не поколебала его намерений. После совещания Хилл дал Хету разрешение провести рейд 1 июля, захватить обувной склад и «получить свои башмаки».

Бьюфорд начинает сражение

На рассвете 1 июля дивизия Хета выступила к Геттисбергу. Примерно в 05:30 она достигла рубежа 8-го Иллинойского кавалерийского полка майора Джона Бевериджа (470 человек). Первый выстрел сделал командир передового пикета иллинойцев лейтенант Марселус Джонс. В утреннем тумане он увидел группу вражеских пехотинцев под командованием офицера на коне. Это оказались части бригады бригадного генерала Джеймса Арчера. Джонс взял карабин у одного из своих сержантов, прицелился и выстрелил в офицера без «видимого результата». Конфедераты ответили активной стрельбой, и Джонс приказал отступать. Так началось сражение при Геттисберге.

Генерал Бьюфорд и его кавалерия в начале сражения при Геттисберге. Картина Дона Трояни

Хет не имел кавалерии для разведки, поэтому, как сам признавал, «не знал, какие силы были в Геттисберге или около него». По его мнению, это была «кавалерия при поддержке одной-двух пехотных бригад». Поэтому даже малейшее сопротивление пикетов Бьюфорда вынудило бригаду Арчера остановиться, развернуть линию застрельщиков и действовать осторожно, как если бы она столкнулась с сопоставимыми силами пехоты. Северяне постепенно отступали, отстреливаясь, а южане медленно продвигались за ними, за первые два часа боя пройдя лишь около 2 км.

Федеральные кавалеристы находились в укрытиях и были вооружены казнозарядными карабинами Спенсера и Шарпса, из-за чего обладали большей скорострельностью, чем пехотинцы конфедератов, вооружённые дульнозарядными винтовками. Но из каждой четвёрки всадников в бою участвовали только трое — четвёртый стоял примерно в 20 м и держал коней своих товарищей. Положение усугублялось тем, что личный состав бригад, по словам Бьюфорда, «был измотан до немощи». Несмотря на это кавалеристы из бригады Гэмбла более трёх часов сдерживали пехотную бригаду Арчера численностью 1197 человек. Как вспоминал капитан Амаса Дана из 8-го Иллинойского кавалерийского полка, «наши карабины стреляли быстро, и… создавали веру, что нас в четыре раза больше… Мы отходили, занимали новую позицию и обычно держались столько, сколько могли».

Бьюфорд в сопровождении горниста объезжал передовую линию, поддерживая своих людей. Около 8-часов утра огонь открыли орудия лейтенанта Кейлефа, поддержавшие бригаду полковника Гэмбла. По приказу Бьюфорда пушки были разделены на три отделения по два орудия и расставлены на широком фронте, создавая иллюзию большого количества артиллерии. В своём рапорте Бьюфорд отдельно подчеркнул доблесть лейтенанта Кейлефа.

Спешенные кавалериста дивизии Бьюфорда в бою на подступах к Геттисбергу, 1 июля 1863 года. Картина Кейта Рокко

Гэмбл писал в рапорте:

«Противник осторожно подошёл колонной по дороге, с тремя вытянутыми линиями на каждом фланге, и его, и наша линии застрельщиков вступили в бой, и наша артиллерия открыла огонь по наступающей колонне противника, хорошо стреляя. Враг двинулся вперёд; нас неожиданно обстреляли две батареи. Вскоре мы были вынуждены отступить ярдов на 200 к следующему гребню и там остановиться. Тем временем наши застрельщики, сражавшиеся под прикрытием деревьев и заборов, хорошо справились и замедлили продвижение врага настолько, насколько это можно было ожидать…»

Сам Бьюфорд писал про действия Гэмбла:

«Мои войска в этом месте имели частичное укрытие за невысоким каменным забором и стреляли из карабинов в упор. Их огонь был совершенно ужасным, заставив врага сломаться».

Около 10 часов бригада Арчера остановилась на Херрс-Ридж, в двух милях к западу от Геттисберга, чтобы дождаться остальной части дивизии Хета, в то время как солдаты Бьюфорда заняли последнюю линию обороны на следующей высоте восточнее — Макферсон-Ридж в одной миле от города.

Тем временем с севера к месту сражения вышла ещё одна пехотная дивизия южан, генерал-майора Роберта Роудса из 2-го армейского корпуса генерал-лейтенанта Ричарда Юэлла. Она атаковала бригаду полковника Девина, в которой первым вступил в бой 9-й Нью-Йоркский кавалерийский полк полковника Уильяма Сакетта. Здесь повторилась то же самое, что и на рубеже против дивизии Хета — находясь в обороне на удобной местности и имея преимущество в скорострельности, федеральные кавалеристы задержали продвижение пехоты конфедератов.

Бьюфорд объезжает позиции своих стрелков. Картина Дейла Геллона

Девин докладывал:

«…Второй бригаде было приказано подготовиться к действиям и выстроиться на гребне холма справа от Первой бригады… Пехота не подошла, а артиллерийский огонь противника усилился, мне было приказано отступать постепенно, так как им удалось выйти на дальность стрельбы по моей позиции. Я последовательно отступал полк за полком перед лицом врага, войска вели себя хорошо и стояли с совершенным хладнокровием и порядком… Я сумел сдержать мятежников в течение двух часов, пока меня не сменил прибывший 11-й корпус…»

Девин имеет в виду 11-й армейский корпус генерал-майора Оливера Ховарда, который утром также вышел к Геттисбергу и прикрыл северные подступы к городу.

Окрестности Геттисберга, современная карта

Генерал Рейнолдс спешит на помощь

Когда начался бой, Бьюфорд послал гонца в штаб 1-го корпуса к генералу Рейнолдсу, прося подкреплений. С учётом численного преимущества противника к 9:00 он пришёл к выводу, что его бригады рано или поздно будут отброшены, а свою диспозицию уже после событий назвал «забавой» для Хета. Примерно в этот момент к нему прискакал генерал-майор Джон Рейнолдс, командир 1-го корпуса. Бьюфорд встретил его словами: «Дьявол должен заплатить» (The Devil’s to pay) и начал излагать обстановку. Выслушав, Рейнолдс спросил, сможет ли Бьюфорд продержаться ещё немного, пока не подойдут подкрепления. «Cчитаю, что смогу», — ответил Бьюфорд.

Около 10 часов утра на поле боя начали прибывать пехотные части 1-го корпуса Рейнолдса, сменившие кавалеристов Бьюфорда. Гэмбл отчитывался: «Остановили и задержали продвижение врага на несколько часов, отступив всего примерно на 200 ярдов от первой линии боя, когда наша пехота 1-го корпуса прибыла и сменила кавалерийскую бригаду в её неравном противостоянии с противником».

Встреча генералов Джона Бьюфорда и командира 1-го армейского корпуса генерала Джона Рейнолдса возле лютеранской семинарии. Рейнолдс погиб в этот же день. Картина Дейла Геллона

Когда пехотинцы проходили через позиции бригады Гэмбла, кавалеристы кричали им: «Мы показали им сейчас. Идите и устройте им ад!» Кавалеристов вывели в тыл, но днём им снова пришлось вступить в бой. Гэмбл писал:

«Днём противник, получив сильные подкрепления, расширил свои фланги и продвинулся слева от нас тремя сильными линиями… Командир дивизии приказал моей бригаде идти рысью и выстроиться в линию на лесном хребте, семинария была справа от нас. Половина 8-го Нью-Йоркского, 3-го Индианского и 12-го Иллинойского спешились и разместились за частью каменной стены под прикрытием некоторого количества деревьев. Противник приближался к нам, мы открыли резкий и быстрый огонь из карабинов, в результате чего было убито и ранено так много людей из первой линии врага, что она отступила ко второй линии. Наши люди поддерживали огонь до тех пор, пока враг не подошёл так близко, что, чтобы спасти моих людей и лошадей от захвата, им приказали сесть в сёдла и быстро отступить к следующему гребню слева от города, где была выставлена наша артиллерия…»

2-й бригаде Девина повезло меньше — её подразделения попали под огонь своей же артиллерии. Девин писал в рапорте:

«Мне приказали сосредоточить моё командование справа от Йорк-роуд и удерживать этот подход. От этой позиции мои пикеты продвинулись на три четверти мили, когда по нам был открыт сильный огонь одной из наших батарей с Кладбищенского холма, сразу в моём тылу. Огонь стал очень плотным, многие из снарядов разрывались среди нас, я на мгновение предположил, что противнику удалось занять эту позицию, и немедленно двинул свою бригаду в город, колонна подверглась обстрелу по всему пути. Когда я вышел из зоны обстрела, батарея обратила внимание на мои пикеты на дороге и расстреляла их. Затем меня направили на Эммитсбург-Роуд, где бригада построилась в линию в тылу батарей дивизии, правым флангом упираясь в город».

На этой позиции бригада Девина вскоре попала под фланговый удар вражеской пехоты, «потеряв убитыми и ранеными несколько людей и лошадей». Только после этого её отвели в тыл.

Итоги дня для дивизии Бьюфорда

На звук битвы к Геттисбергу устремились другие части обеих противоборствующих армий, постепенно втягиваясь в бой. При этом ни Ли, ни Мид не планировали давать здесь решающее сражение — всё получилось само собой.

Таким образом, 1 июля две бригады Бьюфорда примерно четыре с половиной часа сдерживали наступление двух вражеских пехотных дивизий — серьёзное достижение, свидетельствующее о хорошей боеспособности кавалеристов Потомакской армии. Позднее Бьюфорд писал: «Рвение, храбрость и хорошее поведение солдат и офицеров в ночь на 30 июня и в течение 1 июля заслуживали высшей похвалы. Перед нами стояла тяжёлая задача; мы были равны ей и все будем с гордостью помнить, что при Геттисберге мы оказали нашей стране большую услугу».

Бригада Гэмбла в этом сражении потеряла 16 человек убитыми (в том числе 2 офицера и ординарец Гэмбла), 80 ранеными (5 офицеров) и 29 пропавшими без вести. В своём рапорте полковник отметил, что «список потерь велик, и он не мог быть меньше, учитывая позицию, которую мы занимали». Бригада Девина потеряла 20 человек — 3 убитых, 4 раненых и 13 пропавших без вести.

2 июля дивизия Бьюфорда патрулировала южную часть поля боя, прежде чем была окончательно выведена в резерв. На этом сражение для неё закончилось.

Холодная встреча

Для командующего кавалерией армии Северной Виргинии Джеба Стюарта битва при Геттисберге не задалась с самого начала. 25 июня Ли позволил Стюарту с тремя бригадами отправиться в рейд по вражеским тылам, двигаясь на север в промежутке между Потомакской армией и Вашингтоном, чтобы затем соединиться с армией Северной Виргинии у Гаррисберга. В любой другой ситуации этот рейд был бы признан необычайно успешным. Кавалеристы Стюарта прошли по тылам противника, громя небольшие гарнизоны и обрывая телеграфные провода. 28 июня возле Роквилла они захватили большой федеральный обоз (125 повозок с военным имуществом и провиантом), также были взяты около 400 пленных и 900 мулов. Стюарт ушёл от погони и благополучно доставил трофеи в расположение армии.

При этом Стюарт «увлёкся» и не смог выполнить главную задачу — обнаружить основные силы Потомакской армии. После его ухода в армии Северной Виргинии осталось совсем немного конницы — кавалерийская бригада бригадного генерала Альберта Дженкинса и 35-й Виргинский кавалерийский батальон подполковника Элайджи Уайта, действовавшие вместе с корпусом Юэлла. Не имея в своём распоряжении достаточно кавалерии для разведки, Ли начинал сражение вслепую, не зная ни сил противника, ни их диспозиции.

Роберт Ли встречает Джеба Стюарта после возвращения того из рейда, 2 июля 1863 года. Картина Морта Кастлера

В расположение армии Стюарт прибыл 2 июля около 13:00, то есть в самый разгар сражения. Ли встретил его холодно: «Генерал Стюарт, Вы здесь, наконец-то». И добавил: «Несколько дней от Вас не было ни слуху, ни духу, а ведь Вы глаза и уши моей армии». Стюарт ответил: «Я пригнал 125 повозок и их команды», на что Ли отрезал: «Да, и мне теперь от них мало проку». Впрочем, после этих слов командующий резко переменил своё отношение к Стюарту, по-видимому, простив его: «Мы более не будем обсуждать это дело. Помогите мне победить этих господ».

Впрочем, кавалеристы Стюарта были сильно вымотаны рейдом и не годились для участия в бою в этот же день, поэтому Ли дал им возможность отдохнуть.

Фланговый манёвр Джеба Стюарта

Утром 3 июля Стюарт получил приказ Ли двигаться со своей дивизией в район к северо-востоку от Геттисберга, совершить широкий обходной манёвр вокруг левого фланга южан, а потом зайти в тыл противнику. Какую именно цель преследовал Ли, отправляя Стюарта в этот рейд, неизвестно. Предположения высказываются самые разные — от диверсий и обрыва линий снабжения до прорыва в тыл Потомакской армии с севера-востока, что одновременно с «атакой Пикетта» позволило бы разгромить войска северян. Адъютант Стюарта майор Генри Макклеллан утверждает, что задачей Стюарта было охранять левый фланг корпуса Юэлла, наблюдать за вражеским тылом и атаковать в случае, если «атака Пикетта» будет успешной. Историк Д. Макферсон уверен, что «Стюарт в тылу и Юэлл на правом фланге северян должны были помочь сомкнуть клещи после прорыва Пикеттом фронта».

Джеб Стюарт во главе своей кавалерии. Картина Дейла Геллона

Стюарт выступил из Геттисберга около полудня во главе четырёх бригад (Уэйда Хэмптона (без 1-го Южно-Каролинского кавалерийского полка и «Легиона Филлипса»), Фитцхью Ли, Дженкинса (ею командовал полковник Милтон Фергюсон) и Джона Чемблисса), а также Мэрилендской батареи капитана Уильяма Гриффина (у всех остальных конных батарей не было боеприпасов). Всего в распоряжении Стюарта имелось около 5200 всадников. Конфедераты двинулись на северо-восток по Йорк-Роуд. Скрытного марша не получилось, так как большое количество лошадей подняли такое облако пыли, не заметить которое было невозможно. Пикеты северян на высотах в районе Геттисберга быстро обнаружили продвижение конницы южан. И хотя сам Стюарт в рапорте писал о том, что «надеялся захватить врага врасплох с тыла», он практически сразу утратил внезапность.

На перехват конницы конфедератов выступила 2-я дивизия кавалерийского корпуса Потомакской армии бригадного генерала Дэвида Грэгга. В тот момент в ней было только две бригады из трёх — полковников Джона Макинтоша (956 человек) и Ирвина Грэгга (1347 человек). Также рядом находилась бригада бригадного генерала Джорджа Кастера из 3-й кавалерийской дивизии Джадсона Килпатрика — 1934 человека. Кастер имел приказ следовать на юг в расположение своей дивизии. Генерал Грэгг попросил его о помощи, и Кастер с готовностью откликнулся на эту просьбу. Общая численность конницы Грэгга после этого составила около 4237 человек. При этом в предыдущий день 2 июля отдельные полки дивизии Грэгга (в частности, 3-й Пенсильванский кавалерийский полк) уже участвовали в небольших перестрелках под Геттисбергом.

Стюарт останавливается

Стюарт с бригадами Дженкинса и Чемблисса достиг фермы Джона Раммеля (Раммель-Фарм) возле гребня Кресс-Ридж к северу от Ганновер-Роуд, примерно в 5 км на восток от Геттисберга. Здесь он остановился, спешив обе бригады и поставив их на скрытые позиции в леске и районе фермы.

Противника видно не было. Стюарт выдвинул вперёд одно из орудий батареи Гриффина и произвёл несколько выстрелов в разных направлениях, лично отдавая приказы расчёту. Зачем он это сделал, неясно. Майор Макклеллан предполагает, что это мог быть либо заранее оговоренный сигнал для генерала Ли, что Стюарт вышел в нужную точку, либо же попытка спровоцировать неприятеля, который, возможно, скрывался в окрестных холмах, перед тем, как покинуть сильную позицию, которую Стюарт занимал. «Ответа» на эти выстрелы Стюарт не получил и решил согласовать с Хэмптоном и Фитцхью Ли, чьи бригады несколько отстали, время для продолжения рейда.

Полковник Джон Чемблисс с 26 июня 1863 года возглавил кавалерийскую бригаду генерала «Руни» Ли. В этом качестве он и выступил в рейд Стюарта под Геттисбергом. Чемблисс погиб в бою 16 августа 1864 года

Бригады Хэмптона и Ли неосторожно задержались на открытой местности, и их засёк сигнальный пост северян, расположенный на гряде чуть восточнее Лоу-Датч-Роуд. Шесть орудий батареи «М» 2-го полка артиллерии США под командованием лейтенанта Александра Пеннингтона открыли огонь. Хотя Стюарт не говорит об этом прямо, из его рапорта следует, что конфедераты пришли в замешательство. Поначалу конная артиллерия Стюарта, развёрнутая на гребне, стала отвечать, но быстро выяснилось, что пушки южан не могут бороться с дальнобойными орудиями северян. После того, как федеральная артиллерия несколько раз накрыла батарею Гриффина, та самовольно оставила позицию. Стюарт направил ей приказ вернуться, но так и не ясно, был ли он выполнен.

Тем временем Грэгг грамотно расположил свои бригады в холмистой местности к востоку от Лоу-Датч-Роуд, блокируя любое возможное движение конфедератов в тыл Потомакской армии, и начал атаковать.

Бывший военный моряк полковник Джон Макинтош, командир 1-й бригады дивизии Грэгга

Около 15:00 к позициям южан у фермы Раммеля вышли спешенные кавалеристы из бригады Макинтоша — они вступили в перестрелку с удерживавшим ферму спешенным 34-м Виргинским кавалерийским батальоном подполковника Винсента Уитчера (172 бойца). Последние, как и вся бригада Дженкинса, были вооружены не казнозарядными кавалерийскими карабинами, а дульнозарядными винтовками «Энфилд» и имели всего по 10 патронов на человека. Поэтому они не могли поддерживать высокий темп и плотность стрельбы. Стюарт поддержал их спешенным эскадроном из бригады Чемблисса, который занял позицию слева, а линию обороны ещё более продлили в этом направлении спешенными полками из бригад Хэмптона и Ли. 2-й Виргинский кавалерийский полк бригады Ли оказался на крайнем правом фланге. Согласно рапорту Стюарта, на левом фланге бригады Хэмптона и Ли частично спешились и «стали активно действовать в качестве спешенных застрельщиков. Мой план состоял в том, чтобы атаковать врага впереди с помощью снайперов и переместить кавалерию на его левый фланг с позиции, которую я недавно удерживал, но отступление людей Дженкинса вызвало такое же движение тех, кто находился слева, и противник, послав эскадрон или два, собирался отрезать и захватить часть наших спешившихся снайперов».

Действительно, Грэгг поддержал бригаду Макинтоша людьми Кастера и отделением из двух пушек артиллерийской батареи Рэндолла из бригады Ирвина Грэгга под командованием лейтенанта Честера. Часть их действовала как пешие стрелки, но 7-й Мичиганский кавалерийский полк полковника Уильяма Манна (383 человека) атаковал в конном строю. Его удар пришёлся на батальон Уитчера, у которого закончились боеприпасы. Как отметил Стюарт, они «сражались решительно, до тех пор, пока не были израсходованы 10 патронов, а затем отступили при затруднительных обстоятельствах, что повлекло за собой потерю ценных людей».

В конную контратаку против 7-го Мичиганского пошёл 1-й Виргинский кавалерийский полк подполковника Джеймса Дрейка из бригады Ли — примерно 300 человек. Оба полка оказались разделёнными изгородью, и между ними разгорелся ожесточённый ближний стрелковый бой. Виргинцы смогли отбросить 7-й Мичиганский полк, который в беспорядке отошёл, заставив отступить и артиллерийское отделение лейтенанта Честера. 1-й Виргинский попытался преследовать, но попал под обстрел из пушек и ружей, а потому отступил. На плечах виргинцев федералы атаковали позиции спешенной бригады Чемблисса и потеснили её. Чемблисс попросил поддержки у Хэмптона, и тот направил к нему 1-й Северо-Каролинский кавалерийский полк полковника Лоуренса Бейкера и «Легион Джефферсона Дэвиса» подполковника Джозефа Уэринга — всего около 650 всадников. Южане отбросили северян от фермы и стали думать о контратаке.

Окончание следует: Геттисбергское сражение: сражение у Лоттс-Фарм и атака полковника Фарнсуэрта

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится