Интернирование японцев в США: когда страх победил человечность
738
просмотров
19 февраля 1942 г. президент США Франклин Д. Рузвельт санкционировал насильственное перемещение американцев японского происхождения с Западного побережья в закрытые лагеря для интернированных.

Война проверяет на прочность не только доблесть военных, но и принципы рядовых граждан. Страх перед нападением врага бросает вызов человечности и обостряет социальные конфликты. Ярким примером тому служат судьбы американцев японского происхождения в годы Второй мировой войны. Будучи в большинстве своем добропорядочными гражданами, лояльными политике Соединенных Штатов, они столкнулись с обвинениями в шпионаже и враждебности.

Маленький японец с опаской смотрит на военного полисмена на перроне железнодорожной станции

Положение граждан с японскими корнями, проживавших на Западном побережье США, драматически изменилось после 8 декабря 1941 г. Внезапная атака на Перл-Харбор, сопровождавшаяся стремительными продвижением японской армии на Тихом океане, внесла смятение в умы американцев. В каждом японце виделся потенциальный шпион, готовый и желающий содействовать вторжению, которое, казалось, могло состояться в любой момент. Многие политические лидеры, офицеры, журналисты и обычные люди пришли к убеждению, что все, в ком есть хоть капля японской крови, должны быть выселены с Западного побережья и изолированы в специальных закрытых лагерях. Расовая нетерпимость одержала верх над социальной справедливостью: в списки для интернирования попало много рожденных в Америке граждан США.

Японцы прибыли на Гавайи в конце XIX века, став более дешевой альтернативой китайской рабочей силы. Япония столкнулась с экономическим и военным превосходством Запада после появления в 1853 г. «черных кораблей» адмирала Мэтью Перри в Токийском заливе. Под угрозой войны страна была вынуждена открыться для торговли. В результате, японская экономика оказалась в зависимом положении. Многие рядовые граждане были вынуждены искать заработок за рубежом. Их активно нанимали для сельскохозяйственных работ в США и на Гавайях.

«Я американец!» – отчаянная попытка доказать свою лояльность, сделанная японским владельцем овощного магазинчика после Перл-Харбора, не помешала его высылке, как и остальных японцев

В 1890 г. на всей территории Соединенных Штатов находилось 3000 японцев. В 1898 г., когда Гавайи были аннексированы США, проживавшие там японцы получили возможность переместиться на материк. В 1900 г. в Америку прибыло более 12000 человек, в основном с Гавайских островов. Между 1900 г. и 1908 г. в страну прибыло уже 135 тысяч японцев. Они активно расселялись на Западном побережье, особенно в Калифорнии. Политики, лидеры профсоюзов и газетчики выступали за запрет дальнейшей иммиграции и страну. Реагируя на это давление, США и Япония заключили в 1907 г. «Джентельменское соглашение», призванное снизить миграцию. Япония согласилась прекратить выдачу паспортов отправляющимся в США рабочим, хотя реальный приток трудовых иммигрантов это не сократило.

Японцы столкнулись в США с той же дискриминацией, которую ранее испытали на себе китайцы. Они были ограничены в правах на приобретение земли и получение гражданства. В Калифорнии был введен запрет на смешанные браки между белыми американцами и выходцами из Восточной Азии. В 1924 г. Соединенные Штаты запретили японскую иммиграцию полностью. Иммигрантам, уже находившимся в стране («иссэи», от японского слова «один»), было запрещено получать гражданство, но их дети («нисэи», от японского «два»), рожденные в Америке, получали гражданство автоматически.

«Япошки, проваливайте! Этот город для белых людей!»

Предосудительное отношение к иностранцам было усилено возрастающей экономической конкуренцией. С годами японское население в Америке шло к процветанию, на момент начала Второй мировой войны многие японцы сменили статус низкооплачиваемой рабочей силы, став владельцами и управляющими ферм, рыбаками с личными лодками, хозяевами небольших магазинов и собственного бизнеса. Их выдающиеся успехи повлекли претензии со стороны американских фермеров, желавших искоренить конкуренцию.

Когда Вторая мировая война шагнула на Тихий океан, страх нападения на Западное побережье усилил неприязнь белых американцев к японским иммигрантам и их детям. Сразу после атаки на Перл-Харбор власти заподозрили этнических японцев в активной поддержке борьбы Японии против США. Опасения были усилены перехватом сообщений японского командования, из которых якобы следовало наличие шпионской сети на территории Соединенных Штатов. Однако даже если попытки вербовки в некоторых случаях могли венчаться успехом, это не оправдывает взятия под стражу целой этнической группы.

Не все высшие чины США разделяли данную точку зрения. Глава ФБР Джон Эдгар Гувер считал, что американцы японского происхождения не представляют угрозы для безопасности Соединенных Штатов. Главным сторонником выселения был командующий Западным Военным округом генерал-лейтенант Джон Деуитт, впоследствии занимавшийся программой по интернированию. В своих выступлениях и газетных интервью он не раз повторял, что лояльность этнических японцев проверить невозможно, при этом американское гражданство не имеет особого значения: «Мы всегда должны проявлять беспокойство по поводу японцев, пока они не стерты с лица Земли», – говорил он.

«Мы не желаем возвращения сюда япошек! Никогда!» – табличка на кассовом аппарате в магазине

Заголовки статей «Лос-Анжелес Таймс» конца 1941 – начала 1942 гг. дают представление о настроениях, нагнетавшихся в обществе: «Япония – нация шпионов», «Суд настаивает на выселении японцев», «Японцы передают отсюда секретные сведения в Токио», «Лояльные японцы должны содействовать в борьбе с саботажем», «Пятая колонна на побережье». Охваченные паникой военного времени, люди стремились найти врага здесь и сейчас, чтобы разделаться с ним как можно скорее, получив иллюзию безопасности. В итоге, 19 февраля 1942 г. президент Франклин Д. Рузвельт подписал Чрезвычайный указ № 9066:

«Учитывая, что успешное ведение войны требует всей возможной защиты от шпионажа и саботажа… настоящим указом я разрешаю и предписываю военному министру… назначить зоны военных действий в тех местах и в той степени, в которой он сочтет нужным. Из них могут быть удалены любые люди либо все население полностью. Право каждого человека на пребывание в этих зонах ограничивается решением военного министра. Военный министр обязан предоставить выселяемым жителям транспорт, питание и жилье по мере необходимости».

Погрузка японских переселенцев в вагоны. Чтобы дети в суматохе не потерялись, на их груди прикреплены бирки с фамилией и именем

Таким образом было санкционировано насильственное перемещение около 120 тысяч японцев и американцев японского происхождения в 10 изолированных лагерей в Аризоне, Арканзасе, Калифорнии, Колорадо, Айдахо, Юте и Вайоминге. Ко 2 июня 1942 г. военные согнали их в спешно созданные «центры сбора». К ноябрю они были переселены в 10 «центров перемещения», построенных и обслуживаемых Военным управлением перемещений. Одну треть составляли рожденные за рубежом «иссэи», которым было запрещено получать гражданство, многие из них были старше 50 лет. Оставшиеся две трети были рожденные в США «нисэи», большинство которых было младше 21 года. Интернирование затронуло также выходцев из Германии и Италии, но в значительно меньшей степени.

«Центры перемещения» располагались в пустынной местности, большинство из них находилось на территории резерваций для индейцев. Они были спроектированы так, чтобы быть автономными «городами», включавшими в себя больницы, почтовые отделения, школы, склады и другие учреждения, а также жилые районы, все вместе окруженные колючей проволокой и сторожевыми вышками. Для обеспечения экономической независимости центров, насколько это возможно, жилые части были окружены большими открытыми буферными зонами. Интернированные японцы были вынуждены обрабатывать эту землю, получая с нее большую часть еды для лагеря.

Пылевая буря колышет потрепанный американский флаг над бараками лагеря для перемещенных лиц Манзанар, Калифорния, июль 1942 г.

Люди жили в покрытых толем бараках с общими столовыми и санузлами. Позже они построили свои собственные общественные здания, такие как школы и церкви. Часто целые блоки казарм использовались для обучения детей. Первое время там не было школьных принадлежностей и оборудования. Парты, книжные полки, карты и различные книги жертвовали представители церквей и благотворительных служб, что-то приходилось делать самим. Административные здания и дома персонала были обиты деревом, покрашенным в белое. Гражданские служащие жили в индивидуальных апартаментах с собственной кухней, ванной и несколькими спальнями. Военная полиция располагалась в отдельных областях на прилегавшей к центрам территории, чтобы минимизировать личный контакт с эвакуированными.

Прибывая в лагеря, интернированные японцы обнаруживали ряды одинаковых бараков в мрачном окружении пустыни или болота. Несмотря на суровый климат, отличавшийся сильной жарой либо холодом, они начали обживаться на новом месте, сначала сделав его пригодным для жизни, а затем обустроив в некое подобие дома. Люди сажали деревья, живые изгороди, цветочные клумбы, овощи, кактусы. Художник Канго Такамура был одним из первых эвакуированных для прибытия в лагерь Манзанар. Он так описал увиденное: «Было очень жарко и дул сильный ветер. Тени не было совсем. Очень зловеще, правда. Но через год ситуация изменилась. Построили лагерь с водопроводом, выросла зелень. И на душе у всех стало легче». Создание видимых изменений в окружении было важным способом сориентироваться в новых условиях, создать ощущение нормальности их ненормальной ситуации.

Японские переселенцы получают первую пищу после прибытия в лагерь – рис, бобы, хлеб

Гнев и разочарование, физическая и психологическая дезориентация вследствие переселения серьезно повлияли на эвакуированных. Большинство из них поддерживали Соединенные Штаты, были лояльно и патриотически настроены – до тех пор, пока американское правительство не решило, что они не заслуживают доверия и заранее виновны. В крайних случаях лояльные в прошлом граждане отказывались от своего гражданства. Другие просто сочувствовали японскому правительству. Появились этнические храмы, школы с обучением на японском языке и неофициальные профсоюзы. Открытое противостояние вылилось в форму забастовок и демонстраций протеста. Наиболее серьезные волнения разразились в лагере Манзанар в декабре 1942 г. после месяца напряженного конфликта между сторонниками и оппонентами администрации Военного управления перемещений. Конфронтация закончилась, когда начальник лагеря призвал военную полицию, использовавшую слезоточивый газ, чтобы разогнать толпу. В ответ на продолжившийся натиск протестующих полицейские открыли огонь по толпе, убив одного человека и ранив еще более десяти (один из них позже умер). Люди также находили способы выражать свое возмущение тайно. На мокром бетоне строившегося бассейна они нацарапали надписи на японском языке: «Бей Великобританию и США», «Да здравствует великая Японская Империя».

Американские морские пехотинцы японского происхождения

Японские американцы, интернированные в «центры переселения», были обязаны регулярно подтверждать свою лояльность властям. Для этого использовалось два вопроса: «Готовы ли вы пойти добровольцем в армию США?» и «Клянетесь ли вы подчиняться американским законам и не содействовать войне?» Несмотря на то, что их фактически лишили прав американских граждан и насильственно заключили под стражу из-за одного только цвета кожи, подавляющее большинство этнических японцев отвечали «да» на оба вопроса. Этот эпизод доказывает, что даже в таких условиях американцы японского происхождения стремились доказать лояльность Соединенным Штатам. В 1943 г. армия США начала принимать волонтеров из числа интернированных граждан, принадлежавших ко второму поколению японских иммигрантов. Из них был сформирован 100-й пехотный батальон 442-го полка. Женщины шли в Красный Крест.

Возвращение: «Япошки здесь не нужны!» Выбитые окна и двери, разрисованные стены встречают японцев в их родном доме, май 1945 г.

В начале 1945 г. американское правительство отменило многие законодательные акты военного времени, в том числе и Чрезвычайный указ № 9066. В течение года «центры переселения» опустели. Долгое время эта бесславная страница истории США оставалась без внимания. Только благодаря напору нового поколения американцев с японскими корнями в 1983 году было проведено расследование, по результатам которого интернирование было признано «незаконным и вызванным расизмом, а не военной необходимостью».

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится