История афганских коммандос в двух частях: 1965–1992 и 2006–2021 годы
230
просмотров
События лета 2021 года в Афганистане и падение Кабула на многие годы вперёд дали пищу для дискуссий по поводу результатов, достигнутых в этой стране СССР и США.

Как бы то ни было, оказалось, что и во времена шурави (советских солдат), и во времена американцев наиболее боеспособными из всех афганских частей оставались коммандос — те самые красные береты, которых почти с самого первого и до последнего их дня возглавляли афганские выпускники Рязанского высшего воздушно-десантного командного училища и которые до конца сражались и в 1992, и в 2021 году.

«Преторианцы»

В 1965 году в составе афганской армии было сформировано первое парашютно-десантное подразделение — 242-й батальон. Его командиром стал капитан Хабибулла, только недавно вернувшийся на родину после обучения в американском Форт-Беннинге. Парашютистов, подчинённых непосредственно командующему вооружёнными силами страны, разместили на северо-западной окраине Кабула в крепости Шерпур. Следом в 1966–1967 годах в составе 1-го Армейского корпуса в Кабуле были созданы 444-й и 455-й батальоны коммандос, которым предстояло решать задачи десантно-штурмового профиля. Ключевым отличием коммандос от десантников было то, что одна из трёх «профильных» рот батальона имела бронетехнику, а кроме того, в штате подразделения была ещё и танковая рота с артбатареей. Форменным головным убором новых частей стали тёмно-красные береты.

Начальником штаба 444-го батальона командование поставило майора Рахматуллу Сафи, а всего через год сделало его командиром части. Новый комбат имел за плечами подготовку в британской Королевской военной академии в Сандхёрсте и в советском Рязанском высшем воздушно-десантном командном училище (РВВДКУ). В 1962–1963 годах он участвовал в рейдах «национальных моджахедов Пуштунистана» на пакистанскую территорию, когда премьер-министр Мухаммед Дауд после неудачного вторжения 1960–1961 годов пытался развернуть там партизанское движение.

Бригадный генерал Рахматулла Сафи (слева) с моджахедами Национального исламского фронта Афганистана. Провинция Пактия, сентябрь 1987 года.

Первой операцией коммандос стало подавление антиправительственных выступлений исламского духовенства в ночь с 24 на 25 мая 1970 года. В главной кабульской мечети Пул-и Хишти тогда собралось до полутора тысяч мулл из южных и восточных районов страны, выражавших гневный протест против деятельности просоветской Народно-демократической партии Афганистана (НДПА) и издания газеты «Парчам», которая опубликовала статью к столетию со дня рождения Ленина. Подчинённые майора Сафи, используя танки и бронетехнику, блокировали мечеть, а затем, аккуратно работая прикладами, попросили мулл очистить помещение, рассадили их по автобусам и депортировали из столицы.

16 июля 1973 года «преторианцы» из 444-го батальона коммандос стали основной ударной силой Мухаммеда Дауда в ходе практически бескровного переворота против короля Мухаммеда Захир-шаха. Под руководством начальника оперативного отдела штаба батальона капитана Файз Мухаммеда коммандос обеспечили захват кабульского аэропорта, разоружение королевской гвардии, арест наследного принца Ахмад-шаха и генерал-лейтенанта Абдул Вали Хана. Десятью днями позже сторонники короля вместе с бывшим командиром 444-го батальона и убеждённым роялистом Рахматуллой Сафи получили разрешение покинуть страну. Выпускник РВВДКУ капитан Файз Мухаммед уже в следующем году получил звание полковника и был назначен министром внутренних дел. Впоследствии он стал членом ЦК НДПА, министром по делам племён и был убит на переговорах с моджахедами в провинции Пактия в 1980 году.

С приходом к власти Мухаммеда Дауда начался новый этап строительства и «укрупнения» частей и подразделений коммандос. В 1975 году был сформирован 466-й полк (2-й Армейский корпус, Кандагар), а двумя годами позже — 666-й (3-й Армейский корпус, Хост / Надиршахкот). В 1974 году в связи с обострением обстановки на границе с Пакистаном бойцы 444-го батальона были переброшены в Джелалабад, а в июне 1975 года действовали в Панджшере, где отряды ещё молодого Ахмад Шаха Масуда и поддерживаемых из Исламабада исламистов пытались захватить селение Руха и две близлежащие волости.

В Саурской революции 1978 года участие коммандос, однако, было не столь существенным, как в перевороте 1973 года, поскольку, в отличие от танкистов из Пул-и Чархи, восставшим пришлось подавлять активное сопротивление вчерашних сослуживцев. До самого вечера 27 апреля в крепости Бала Хиссар в дыму и огне от пожаров шли перестрелки между лояльными Дауду офицерами и сторонниками НДПА из состава 242-го парашютно-десантного, 444-го и 455-го батальонов коммандос. Лишь ранним утром 28 апреля два капитана-выпускника РВВДКУ — принявший командование 444-м батальоном Шах Наваз Танай и его начальник штаба Мухаммед Якуб — отправили к Дауду в качестве парламентёра прошедшего подготовку в СССР старшего лейтенанта Имамуддина, командира батальонного взвода связи. В последующей перестрелке Имамуддин был ранен, а Дауд и все члены его семьи и ближнего круга погибли.

Участники Саурской революции у кабульского дворца Арк, конец апреля 1978 года. У двух крайних бойцов справа и слева видны нагрудные нашивки с эмблемой частей коммандос. Фото из личного архива генерал-полковника Шах Наваза Таная (третий слева с Heckler&Koch MP5)

После свержения Дауда рост частей коммандос ничуть не замедлился. В том же 1978 году 444-й батальон начал развёртывание в полк, а на основе 242-го парашютно-десантного и 455-го батальонов был создан 26-й парашютно-десантный полк. Все эти преобразования были далеки от завершения, когда пожар войны начал стремительно охватывать Афганистан после восстания в Нуристане летом-осенью 1978 года — и особенно с началом полномасштабных боевых действий после мятежа в Герате 15 марта 1979 года. Коммандос из дислоцированных в Кабуле частей уже с первых месяцев боёв стали использовать в качестве «пожарной команды», которую перебрасывали туда, где ситуация была наиболее сложной — от Герата на западе до Гардеза на востоке.

5 августа 1979 года чистки среди офицерского состава и серьёзные просчёты в политике НДПА привели к восстанию в Бала-Хиссаре среди солдат 26-го парашютно-десантного и, частично, 444-го полков. Верные правительству силы МВД при поддержке танков и авиации подавили их сопротивление, а 26-й полк после этого стал переформировываться в 37-й полк коммандос. 15 октября уже 444-му полку пришлось «душить» мятеж в 7-й пехотной дивизии в Ришхоре на юго-западной окраине столицы. При вводе советских войск в Кабул склонность афганцев к вооружённым выступлениям была в полной мере учтена. Так, основной задачей 180-го мотострелкового полка (мсп) и 1074-го артиллерийского полка (ап) 108-й мотострелковой дивизии (мсд) была оборона столицы с юга,

«сосредоточивая основные усилия на направлении Кабул — Лагман, Кабул — Гардез с задачей блокировать возможные мятежные действия 7, 8 пд, 37 оп».

Крепость Бала-Хиссар стала пунктом постоянной дислокации советского 357-го гвардейского парашютно-десантного полка (пдп).

27 декабря 1979 года среди многих других афганских офицеров, погибших при вводе советских войск и захвате ими объектов в столице, был и ставший начальником Генштаба участник Саурской революции подполковник Мухаммед Якуб. Он был ранен в рукопашной схватке с бойцами группы майора Розина из отряда «Зенит», а затем застрелен будущим министром иностранных дел Афганистана Абдулом Вакилем. На следующий день некоторые подразделения коммандос, по-видимому, участвовали в попытке мятежа, предпринятой верными Амину офицерами. Как вспоминал впоследствии начальник разведки 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии (вдд) майор Михаил Скрынников, афганцы

«подняли бунт и пошли на штурм комплекса зданий Министерства обороны и Генерального штаба, пытаясь отбить их у наших десантников. Однако они были расстреляны в упор из боевых машин и артиллерийских систем. Их попытка закрепиться в своих казармах и организовать там устойчивую оборону не удалась, и гвардейцы через два часа перестрелки сложили оружие».

Гордость афганской армии

В 1980 году усиление частей коммандос продолжилось. 37-й полк (бывший 26-й парашютно-десантный) теперь развёртывался в бригаду, правда, сохраняя свои корни: бойцы проходили воздушно-десантную подготовку, а в составе части была единственная на всю афганскую армию парашютно-десантная служба. Кроме того, в том же году в каждом из трёх армейских корпусов были созданы отдельные роты специального назначения, в 1981 году развёрнутые в 203-й, 212-й и 230-й батальоны специального назначения (СпН), подчинявшиеся непосредственно Разведывательному управлению Генштаба Вооружённых сил Демократической Республики Афганистан (ДРА).

Офицеры афганских частей коммандос перед прыжками с парашютом. Фото из личного архива генерал-полковника Шах Наваза Таная (второй слева)

В отличие от пехотных частей афганской армии, привлекавшихся к боевым действиям уже с февраля 1980 года, коммандос, по-видимому, задействовали относительно поздно. Отдельные подразделения «работали» вместе с разведротой 103-й гв. вдд в июне, а в документах 40-й Армии упоминания о них встречаются только с ноября, когда в районе Кандагара в бой ввели 37-ю бригаду и 666-й полк. Есть также сведения, что тогда же совместно со знаменитым «полтинником» (350-й гв. пдп 103-й гв. вдд) в операции «Удар» принимал участие батальон 344-го полка коммандос, но, к сожалению, найти ещё какие-либо данные об афганской воинской части с таким номером не удалось.

Возможно, имелась в виду формируемая в тот период 38-я бригада, впоследствии практически разгромленная моджахедами при сопровождении колонны от Газни до Ургуна. Попав в засаду в ущелье 16 мая 1983 года, из 500 с лишним человек личного состава к своим вышло только около 100 коммандос. Был подбит БРДМ-2 советника командира бригады, без вести пропали подполковник Михаил Бородин и военный переводчик младший лейтенант Герман Кирюшкин. Принявший командование старший капитан Вакиль, офицер-танкист, порядок во вверенной ему части навести не смог, и до начала 1986 года бригада практически не представляла из себя серьёзной боевой силы.

Тем не менее ещё с конца 1980 года ни одна более или менее крупная боевая операция в Афганистане не проходила без участия коммандос. Особенно активно действовала 37-я бригада, которая в 1984–1986 годах за 30 месяцев провела на «боевых» 384 дня. Тяжёлые потери коммандос понесли в апреле 1986 года при овладении укрепрайоном Джавара («Волчья яма»). Подразделения 37-й бригады и 466-го полка были высажены вертолётчиками на территории Пакистана на удалении от 2 до 8 км от изначально предполагавшегося района десантирования. Причинами впоследствии называли как ошибку пилотов, так и преднамеренный саботаж при разработке операции. Пехотные части и 666-й полк из Хоста, продвигавшийся вдоль границы, не смогли прийти на помощь десантникам, и после двух дней боёв в окружении, когда закончились боеприпасы, комбриг майор Каландар Шах отдал коммандос приказ прорываться на запад, а затем вызвал огонь артиллерии на свой КП. Погиб и был взят в плен 231 солдат и офицер 37-й бригады и 466-го полка. К своим вышли только 18 человек.

В бой пришлось ввести советские войска и дополнительные силы афганцев, в том числе 203-й батальон СпН и подразделения 38-й бригады. Джавара была на несколько часов захвачена, что позволило Кабулу объявить о крупной победе над силами вооружённой оппозиции. В столице страны прошёл парад участвовавших в операции воинских частей, а 19 августа 1986 года, во время празднования Дня Армии, министр обороны генерал-лейтенант Назар Мухаммед назвал 37-ю бригаду, 7-ю и 8-ю пехотные дивизии, а также 61-й отдельный пехотный полк гордостью афганских вооружённых сил. Ревсовет ДРА присвоил почётное наименование «героических» 37-й бригаде коммандос, 322-му истребительному авиаполку и 2-й погранбригаде. Тогда же было введено звание Героя ДРА. Примечательно, что из первых четырёх афганских героев двое были коммандос: Файз Мухаммед (посмертно) и лейтенант Джума Хан из 37-й бригады.

Афганские коммандос «разгружают» оружейный схрон моджахедов.

Судьба Джумы Хана в определённом смысле показательна для офицерского корпуса частей коммандос в тот период. Будучи сержантом, он получил первое офицерское звание за боевые отличия — как и многие другие командиры уровня взвод-рота, не имевшие не только специальной подготовки, но часто даже и среднего образования. Число офицеров, прошедших лишь краткий учебный курс, неуклонно росло, а в подразделения коммандос ежегодно прибывало не больше 10–15 выпускников Военного университета ДРА.

В такой ситуации, конечно, все попытки дальнейшего развёртывания пробуксовывали. 444-й полк был переформирован в бригаду в составе шести батальонов (для сравнения, у 37-й бригады их было три). С 1983 года полк дислоцировался в Панджшере, и впоследствии на его основе была создана 2-я пехотная дивизия. Остальные части (37-я и 38-я бригады, 466-й и 666-й полки, 203-й, 212-й и 230-й батальоны СпН) с 28 апреля 1986 года вошли в состав десантно-штурмовых войск коммандос — нового рода войск Вооружённых сил ДРА. Все эти части предписывалось полностью укомплектовать вооружением, техникой и личным составом, для чего подразделения МВД и МГБ обязали выделить несколько сотен военнослужащих. С мая 1987 года началось формирование ещё двух полков, а в сентябре 1988 года — дополнительно четырёх отдельных батальонов.

На практике все эти замыслы осуществить не удалось. К весне 1988 года из положенных по штату 11 550 человек в десантно-штурмовых войсках коммандос было лишь 43%. Хуже всего дело обстояло с укомплектованностью военнослужащими сверхсрочной службы (так называемыми школьными сержантами) — всего 28%. Из 102 танков было 14%, причём исправных — ровно четыре единицы. Укомплектованность БМП составляла 22%, БТР — 60%. РСЗО «Град» в 37-ю бригаду пришли все, но без транспортно-заряжающих машин.

Ежегодно коммандос теряли порядка 10% личного состава, причём две трети от этого числа составляли дезертиры, но даже при этом на фоне прочих афганских частей выглядели неплохо. Будучи наиболее боеспособной силой в распоряжении Кабула, они использовались не только для штурмовых действий в авангарде наступающих войск, но и для сопровождения колонн, прикрытия границы, охраны коммуникаций и наиболее важных объектов. В 1988 году в 37-й бригаде и трёх бывших батальонах СпН перерыв между боевыми операциями составлял не более недели. Тем не менее поток добровольцев, желающих получить красный берет, не иссякал. В их числе были лейтенант медицинской службы Наджиба и лейтенант Хатуль Мохаммадзай, инструктор по парашютному делу, в 2003 году получившая звание бригадного генерала. Забегая вперёд, скажем, что последний включавший женщин выпуск из учебного центра афганского Командования специальных операций состоялся 17 июля 2021 года, менее чем за месяц до падения Кабула.

Хатуль Мохаммадзай. Фото конца 1980-х годов. С 2006 года она являлась директором по делам женщин Афганской национальной армии. Среди наград в верхнем ряду видны орден Саурской революции, медали «За отличную воинскую службу» и «Самоотверженность», чуть ниже — орден «Звезда»

Десантно-штурмовые войска коммандос были упразднены осенью 1988 года, незадолго до вывода советских войск из Афганистана, причём все полки и батальоны были переданы в подчинение командиров армейских корпусов. Связано это было с тем, что наступательных операций уже не предвиделось, а сил катастрофически не хватало для обороны Кабула, Джелалабада, Хоста, Кандагара, Герата и других городов.

37-я бригада всё так же использовалась в качестве основного резерва командования и никогда не задерживалась в столице надолго. Возможно, именно это сыграло злую шутку с министром обороны Шах Навазом Танаем, который в мае 1990 года неудачно попытался совершить переворот. Из коммандос у него под рукой оказался лишь один батальон бригады численностью 200 бойцов — все остальные обороняли Джелалабад. В подавлении мятежа Таная отличился другой участник Саурской революции — начальник оперативного управления Минобороны ДРА Имамуддин, получивший за это звание генерал-полковника.

В конце 1980-х годов в ДРА полностью рухнула система призыва на военную службу. В этой ситуации афганское командование сделало акцент на развитие «самообеспечивающихся» людьми территориальных и национальных частей, различных ополчений и перешедших на сторону правительства вооружённых групп. Силы регулярных частей таяли. 666-й полк коммандос погиб в конце марта 1991 года при падении Хоста. По остальным бригадам, полкам и батальонам сведения отсутствуют, однако никого из них нет в перечне частей, перешедших под контроль моджахедов весной 1992 года. Вместе с тем, по слухам, Шах Навазу Танаю, перебравшемуся в Пакистан, удалось рекрутировать в отряды движения Талибан (организация признана в РФ террористической) некоторое число офицеров-коммандос из числа пуштунов.

Возрождение

В создававшейся при поддержке НАТО Афганской национальной армии (АНА) к формированию подразделений коммандос приступили довольно поздно — лишь осенью 2006 года, то есть через четыре с лишним года после создания самой АНА. Кандидатов отбирали из числа 600 бойцов одного из батальонов 201-го корпуса, которым командовал подполковник Мухаммед Фарид Ахмади, выпускник РВВДКУ. Он начинал службу ещё в 1987 году, а впоследствии окончил Командно-штабной колледж армии США и Королевский колледж Лондона.

Генерал-лейтенант Мухаммед Фарид Ахмади, начальник Командования специальных операций АНА в 2019–2021 годах. Правая нижняя из трёх наград — медаль «За отвагу», учреждённая в 1980 году для награждения проявивших «мужество, стойкость и отвагу в боях с врагами Демократической Республики Афганистан». Вручение медали прекратилось в 1991–1992 годах.

Как записал 25 ноября 2006 года в своём дневнике майор ВВС США Патрик Монахан,

«сегодня днём ко мне заходил подполковник АНА Фарид Ахмади. Этот парень джентльмен, учёный и воин. […] Подполковник Фарид упомянул, что его назначили командиром батальона элитного подразделения коммандос (или подразделения специального назначения). Примечательно, что у этого подразделения есть потенциал стать близким родственником Сил специального назначения Армии США, но обеспечение снаряжением и подготовка идут нелегко. […] Мои коллеги по зарубежным военным продажам все хвосты себе оборвали, чтобы профинансировать, закупить и предоставить снаряжение, которое нужно коммандос, но такие запросы в одночасье не исполнишь. Да и всё приобретаемое приходит совсем не пахнущим розами, поскольку срочные требования не оставляют времени для проверки или уточнения деталей».

Подготовку и боевое слаживание первый батальон коммандос новой афганской армии проходил в Иордании в течение шести месяцев. Торжественная церемония выпуска из учебного центра, где бойцы получили свои тёмно-красные береты, состоялась 24 июля 2007 года. Изначально предполагалось, что у каждого из шести корпусов АНА будет своё отдельное штурмовое подразделение. К началу 2009 года концепция изменилась, и уже сформированные батальоны начали сводить в бригады коммандос. В 2011 году при создании Командования специальных операций АНА речь шла уже о развёртывании целой дивизии: три бригады по пять батальонов в каждой. К тому моменту личный состав подразделений коммандос насчитывал 7809 бойцов.

Шесть лет спустя коммандос составляли примерно 5% всех сил афганской армии, но, согласно отчёту Специального генерального инспектора для Конгресса США, проводили около 80% всех наступательных операций АНА. Именно поэтому командование сделало ставку на дальнейшее их развёртывание, и 20 августа 2017 года Командование специальных операций было «поднято» до уровня корпуса. Из реально существовавших на тот момент двух бригад (девять батальонов) планировалось сделать четыре, причём численность личного состава должна была увеличиться с 11 300 до 23 300 человек. Достичь всего этого предполагалось за счёт переформирования обычных армейских частей.

Подобное решение не могло не сказаться отрицательно на качестве. Если в 2007 году в подразделения коммандос зачислялся один из пяти или шести кандидатов, то десятью годами позже отсев по итогам 14-недельного курса подготовки составлял порядка 10%. В результате участились случаи так называемых «внутренних нападений» на военнослужащих контингента НАТО в Афганистане. В частности, 22 октября 2018 года один из коммандос расстрелял группу чешских солдат на авиабазе Шинданд под Гератом. Погиб ротный (старший сержант) Томаш Прохазка, ещё два человека были ранены. Через две недели огнём другого афганца был убит один американский военнослужащий, а второй ранен. Подобные инциденты не были чем-то новым — они случались и в 1980-х годах. Например, в ходе боевой операции в мае 1987 года рядовой Джан Голь, внедренный моджахедами в ряды коммандос, расстрелял командира батальона 466-го десантно-штурмового полка, после чего увёл к мятежникам порядка 140 бойцов.

Афганские коммандос и генерал Остин Скотт Миллер, возглавлявший миссию НАТО в Афганистане в 2018–2021 годах. По некоторым сообщениям СМИ, в ходе таких встреч наличие у афганцев оружия, заряженного боевыми патронами, не допускалось. Такая практика появилась после нападения 18 октября 2018 года, в ходе которого погибли начальник полиции Кандагара, начальник местного разведуправления и журналист, а шесть человек были ранены, в том числе губернатор Кандагара, американский бригадный генерал Джеффри Смайли и трое сопровождающих генерала Миллера.

Существовала и масса других сложностей, очень сходных с теми, что наблюдались в ДРА три десятилетия назад. Подразделения коммандос всё чаще использовались не для решения штурмовых задач, а «задействовались на КПП и в качестве личной охраны». Весной 2021 года, с началом последнего стратегического наступления движения Талибан, коммандос снова стали для Кабула «пожарной командой». Латая дыры в обороне, их перебрасывали туда, где складывалась наиболее тяжёлая ситуация. Не шло уже никакой речи о плановой боевой работе, как ранее, когда роты из состава батальонов сменяли друг друга в рамках цикла продолжительностью 18 недель: шесть недель подготовки, шесть недель операций «в поле» и шесть недель отдыха и пополнения личным составом.

Коммандос удавалось до последнего сдерживать натиск талибов в отдельных районах, иногда даже нанося противнику чувствительные потери при поддержке американской авиации. Однако к середине августа в распоряжении президента Ашрафа Гани оставались лишь подразделения из состава Командования специальных операций и 111-й дивизии, отвечавшей за оборону столицы. Кабул пал 15 августа 2021 года. По всей видимости, очень немногим коммандос удалось эвакуироваться из страны по американскому воздушному мосту — такая возможность обеспечивалась, в первую очередь, для их собратьев из сил специальных операций. Части бойцов уже к 17-му числу удалось уйти в Панджшер, где Масуд-младший формировал отряды Фронта национального сопротивления Афганистана.

Красный отряд

Свои штурмовые части есть и у талибов. Эту функцию выполняет Красный отряд (сур кхита на пушту). Создан он был, по-видимому, ещё в конце 2015 года, а уже в середине 2016 года был задействован в операциях Талибана против Вилаята Хорасан — афганского филиала запрещённого в России Исламского государства. Вскоре и командование АНА было вынуждено всё чаще признавать, что

«у Талибана есть хорошо вооружённые регулярные части, располагающие приборами ночного видения и современным оружием».

Как подчеркнул один из представителей афганских властей в Лашкаргахе,

«это не обычные талибы с парой сандалий и АК-47, они лучше подготовлены и оснащены».

Если верить сообщениям афганской разведки и её коллег из НАТО, почти с того самого времени, как стало известно о создании Красного отряда, за его командирами шла небезуспешная охота. Только за последние два месяца 2017 года были убиты мулла Таки и сменивший его мулла Шах Вали. Тяжёлые потери отряд понёс в ходе боёв весны-лета 2021 года, в том числе в столкновениях с бойцами Командования специальных операций АНА.

Предположительно, бойцы Красного отряда талибов. Провинция Лагман, 2020 год.

Возможно, именно поэтому во время падения Кабула талибы-пропагандисты уделяли куда большее внимание другому подразделению специального назначения — батальону Бадри 313, получившему своё название в честь 313 сподвижников пророка Мухаммеда, с которыми он одержал победу в битве при Бадре. Широкой общественности этот батальон стал известен благодаря снимку, облетевшему в августе прошлого года весь мир. На нём бойцы Талибана, подражая американским морпехам с Иводзимы, устанавливали белый флаг Исламского эмирата Афганистан на фоне окружающих Кабул гор.

Не очень, правда, понятно, как на сегодняшний день различаются задачи Красного отряда, батальона Бадри 313, отряда «Фатех» и некоторых других подразделений, имеющих статус элитных в армии Афганистана. Ясно одно: не приемлющая западных веяний новая власть в Кабуле навряд ли в обозримом будущем решит воссоздать на их основе штурмовые войска в слишком европейских тёмно-красных беретах и назвать их слишком по-английски звучащим словом «коммандос».

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится