История американских суперскоростных фрегатов типа «Вампаноа»
102
просмотров
Американские фрегаты типа «Вампаноа» строились как самые быстроходные корабли своего времени. Их конструкция содержала множество передовых, но зачастую весьма спорных идей, характерных для творчества их «крёстного отца» — Бенджамина Айшервуда, начальника Бюро паровой техники ВМС Северо-Американских Штатов.

Заложенные в разгар Гражданской войны, фрегаты имели деревянные корпуса большого удлинения, а мощность машин передавалась на валы с помощью сложной системы деревянных шестерён. Именно в ответ на их появление Великобритания начала строительство огромных железных крейсеров типа «Инконстант».

Флот для крейсерской войны

К середине XIX века американские ВМВ существовали совершенно обособленно от европейских флотов. Главным противником Соединённых Штатов виделась Англия, а основным боевым кораблём считался фрегат. В общей сложности для американского флота было построено всего семь парусных линейных кораблей, часть из них переоборудовали во фрегаты — корабли с единственной закрытой орудийной палубой.

Первым крупным паровым кораблём американского флота стал колёсный фрегат «Миссисиппи», построенный в 1841 году. Уже в 1847 году соревнование между колёсным пароходом «Саранак» и винтовым «Сан-Джасинто» выявило существенные преимущества гребного винта. Тем не менее с 1841 по 1853 год для американского флота было построено всего четыре колёсных фрегата второго класса и лишь один винтовой — небольшой 1567-тонный «Сан-Джасинто», по сути, являвшийся корветом.

Лишь в начале 1854 года вступил в строй первый большой винтовой фрегат американского флота — 39-пушечный «Франклин» водоизмещением 5170 т, формально числившийся перестроенным 74-пушечным линкором постройки 1814 года. Дело в том, что Конгресс США весьма неохотно выделял средства на новые корабли, поэтому моряки строили их под видом ремонта старых. Благо в те времена путём тимберовки (последовательной замены обшивки и других конструкций судна) и в самом деле можно было получить почти новый корабль.

Фрегат «Мерримак».

Только в апреле 1854 года Конгресс санкционировал строительство шести больших винтовых фрегатов 1-го класса. В первую очередь, это были пять знаменитых «суперфрегатов» типа «Мерримак», построенных по проекту инженера Айшервуда.

Бенджамин Франклин Айшервуд родился в 1822 году, работал на строительстве железнодорожных и гидротехнических сооружений, в 1844 году поступил на флот, участвовал в Мексиканской войне 1846–1848 годов. Позднее он стал заместителем Чарльза Б. Стюарта, начальника Бюро конструирования, оборудования и ремонта — главного проектного ведомства американского флота. Айшервуд был энтузиастом паровой техники и ещё с конца 1840-х годов занимался подробным исследованием свойств гребного винта.

При длине около 80 м и полном водоизмещении около 4700 т фрегаты типа «Мерримак» несли по 40 крупнокалиберных пушек, строились из хорошо просушенного белого виргинского дуба и обошлись казне в 750 000 долларов каждый — больше, чем винтовые линкоры европейских стран.

Бенджамин Айшервуд.

Вооружение каждого из них состояло из 24 бомбических орудий Дальгрена калибром 229 мм в закрытой батарее, 14 орудий Дальгрена калибром 200 мм на верхней палубе, а также двух 250-мм пушек на поворотных станках. При этом конструкция подразумевала возможность увеличения числа орудий на верхней палубе с увеличением их калибра до 229 мм — так, во время Гражданской войны фрегат «Колорадо» нёс сорок шесть 229-мм орудий.

По конструкции корабли несколько отличались друг от друга. Прежде всего это касалось силовых установок: Айшервуд пытался экспериментировать с паровыми машинами, выбирая наиболее компактную по конструкции. Мощность машин была невелика (порядка 1000 л.с.), и основным движителем фрегатов считались паруса: под ними корабли развивали скорость до 11 узлов, в то время как максимальный ход под машиной составлял 7–9 узлов.

Продольный разрез фрегата «Мерримак».

В 1856–1857 годах «Мерримак» посетил Европу, где винтовой фрегат размером с линейный корабль произвёл настоящий фурор. Однако Айшервуд понимал, что скорости в 8 и даже 9 узлов под машиной для корабля фрегатного класса совершенно недостаточно. Поэтому шестой фрегат («Ниагара») должен был стать целиком экспериментальным. Этот корабль имел обводы быстроходного клипера, при длине в 100 м (без бушприта) его полное водоизмещение достигало 5540 т — таких больших боевых кораблей в Соединённых Штатах ещё не строили. Большое удлинение корпуса, клиперные обводы и машина мощностью в 2000 индикаторных л.с. обеспечили «Ниагаре» скорость в 14,5 узла. Первоначально вооружение фрегата состояло из четырёх 32-фунтовых пушек, а сам он использовался исключительно в мирных целях: для прокладки трансатлантического телеграфного кабеля, а затем для перевозки освобождённых рабов в Африку.

Фрегат «Ниагара».

Рождение «фрегатов Айшервуда»

Начавшаяся гражданская война ярко продемонстрировала важность паровых судов, а также строительства быстроходных крейсеров — не для борьбы с линкорами, а для погони за вражескими рейдерами. Уже 5 июля 1862 года в составе американского флота появилось Бюро паровой техники, принявшее на себя ряд прежних функций Бюро конструирования, оборудования и ремонта. Начальником нового ведомства стал Бенджамин Айшервуд.

Это был сложный период американского флота. С одной стороны, война продемонстрировала ценность броненосных кораблей прибрежного действия, с другой — южане ответили на блокаду и господство флота юнионистов масштабной крейсерской войной, для противодействия которой требовались быстроходные океанские корабли. Наконец, война обострила отношения с Англией, для противодействия которой Америке тоже был нужен океанский флот. Поэтому в начале 1863 года Конгресс санкционировал строительство новой серии фрегатов, причём на этот раз они должны были стать быстрее британских. Длинные и узкие корпуса кораблей проектировал Бенджамин Франклин Делано, известный специалист по строительству «чайных клиперов», а силовую установку разрабатывал сам Айшервуд.

Фрегат «Вампаноа». Продольный разрез и план машинного отделения.

3 августа 1863 года на Бруклинской военно-морской верфи в Нью-Йорке был заложен фрегат «Вампаноа» — первый из шести запланированных кораблей нового типа и уникальный для своего времени.

При полном водоизмещении 4215 т новый фрегат имел огромное по тем временам удлинение корпуса: 102 м при 13,8 м ширины (отношение длины к ширине превышало 7). При таком удлинении силовая установка огромной по тем временам мощности в 4100 индикаторных л.с. позволила кораблю развить скорость в 17,75 узла (на испытаниях 1868 года). В американском флоте этот рекорд был превзойдён лишь 21 год спустя крейсером «Чарльстон». Необычный внешний вид корабля дополнялся четырьмя трубами, расположенными в двух группах — впереди и позади грот-мачты. Именно рекордные показатели «Вампаноа» побудили англичан к созданию огромных железных фрегатов типа «Инконстант» и фактически начали гонку размеров и скорости крейсеров.

Старое и новое

У самих американцев новый корабль не вызвал восторга. Во-первых, он строился очень долго — почти пять лет. Во-вторых, мощная паровая установка состояла из восьми огнетрубных котлов в двух группах, расположенных между двух машин двойного расширения. Она оказалась слишком тяжёлой и прожорливой, поэтому на мачты, такелаж, артиллерию и припасы оставалось лишь 16% от полного водоизмещения корабля. На вооружении корабля имелось десять 229-мм гладкоствольных пушек Дальгрена в батарее и три 60-фунтовых нарезных пушки на верхней палубе,таким образом, он был втрое слабее фрегатов типа «Мерримак». Наконец, машины «Вампаноа» расходовали 136 т угля в сутки, то есть нормального запаса топлива хватало всего на пять дней хода.

Фрегат «Вампаноа». Поперечный разрез машинного отделения.

В процессе постройки и последующей эксплуатации фрегата стало ясно, что дерево, даже усиленное железом на стыках, уже непригодно как материал для военного кораблестроения, особенно там, где требовалась большая длина корпуса при сравнительно небольшой его ширине. А ведь на «Вампаноа» из дерева были сделаны даже огромные шестерни, служившие для передачи сравнительно небольшого числа оборотов машины на быстро вращающийся шестиметровый четырёхлопастный винт.

Вдобавок ко всему, из-за продолжавшейся войны «Вампаноа» строился не из «живого» виргинского дуба десятилетней просушки, как фрегаты типа «Мерримак», а из простого белого дуба меньшей выдержки. Тем не менее корабль оказался невероятно дорогим — его цена достигла 1,2 млн долларов. Для сравнения, знаменитый «Кирсардж», потопивший «Алабаму», стоил всего 300 000 долларов.

Неудивительно, что из шести запланированных к постройке фрегатов этого типа в 1863–1864 годах были заложены пять, а достроены лишь три: «Вампаноа», «Мадаваска» и «Аммонусак», в мае 1869 года переименованные соответственно во «Флориду», «Теннесси» и «Айову».

Фрегат «Теннесси» (бывший «Мадаваска»), боковой вид.

Короткая карьера быстроходных фрегатов

Головной фрегат «Вампаноа» был спущен на воду 15 декабря 1864 года, но после окончания войны его строительство сильно замедлилось. Лишь 17 сентября 1867 года он вступил в строй, а в феврале 1868 года вышел на ходовые испытания, продемонстрировав максимальную скорость в 17,75 узла. При этом машины корабля работали устойчиво, средняя скорость на 36-часовом пробеге от Барнегат-Лайт в штате Нью-Джорджия до острова Тиби в свежую погоду составила 16,6 узла. При этом обнаружилось, что деревянные шестерни редуктора за время пробега сточились на 16 мм.

С 22 февраля по 8 апреля 1868 года «Вампаноа» служил флагманом Северо-Атлантического флота США, но уже 5 мая был выведен из эксплуатации и возвращён на Бруклинскую верфь. Здесь корабль обследовала военно-морская комиссия под руководством адмирала Льюиса Голдсборо, признавшая его непригодным для службы. Основными претензиями комиссии были большое потребление угля и наблюдавшиеся деформации деревянного корпуса слишком большого удлинения. После этого корабль в море практически не выходил, а в 1874 году был переведён из Бруклина в Нью-Лондон (штат Коннектикут), где использовался в роли плавбазы и блокшива. В феврале 1885 года фрегат «Флорида» был продан на слом.

Разоружённый фрегат «Флорида» (бывший «Вампаноа») в Нью-Йорке, 1869 год.

Отчасти такая судьба корабля была связана с концом карьеры его творца Бенджамина Айшервуда. Гениальный, но неосторожный и неуживчивый инженер умудрился нажить себе множество врагов — от создателя «Монитора» Джона Эрикссона до начальника Военно-морской академии адмирала Дэвида Портера. Последний был сводным братом адмирала Фаррагута и близким другом генерала Гранта. Вскоре после того, как Грант в 1868 году выиграл президентские выборы, морской секретарь Гидеон Уэллс, покровитель Айшервуда, был заменён абсолютно некомпетентным бизнесменом Адольфом Бори, бывшим консулом в Бельгии. Его неофициальным советником и фактически главой морского департамента стал адмирал Портер, а великий изобретатель был отправлен в почётную ссылку на верфь Мэйр-Айленд в Сан-Франциско.

Адмирал Дэвид Портер на палубе бомбардирского корабля, 1863–1865 годы.

Именно с кратковременной деятельностью Бори на должности морского секретаря была связана волна переименований американских кораблей в 1869 году. Филадельфийский купец ненавидел индейцев и распорядился переименовать все корабли, носившие индейские названия (весьма распространённые в американском флоте, особенно в период Гражданской войны). Вместо этого корабли получили имена штатов и персонажей греко-римского пантеона.

Судьба фрегата «Мадаваска» оказалась более счастливой. Хотя его корпус был идентичен корпусу «Вампаноа», корабль получил машины конструкции Эрикссона и две трубы вместо четырёх. Его машины были значительно менее мощными, чем у «Вампаноа» (2143 л.с.), зато занимали гораздо меньше места и показали себя более экономичными: по результатам испытаний дальность плавания без использования парусов составила 1150 миль. К тому же, на этом корабле удалось разместить более мощное вооружение: в 1871 году оно составляло восемнадцать 229-мм гладкоствольных орудия Дальгрена в батарее, а также по два 150-фунтовых (203-мм) и 100-фунтовых (163-мм) нарезных орудия Паррота на верхней палубе на поворотных станках. Площадь парусов составляла 2090 кв. м.

Сечение фрегата «Мадаваска» («Теннесси») по машинному отделению. Рисунок инженера Бруклинской верфи Альфреда Блейсделла, окончен в 1873 году.

На испытаниях в январе 1867 года фрегат «Мадаваска» показал всего 12,7 узла, зато оказался гораздо более удобным в эксплуатации. В 1869–1871 годах корабль подвергся модернизации с полной заменой котлов и машин. На нём были установлены десять цилиндрических котлов и экспериментальная машина двойного расширения (компаунд) мощностью в 3200 л.с.

Фрегат служил флагманом сначала Азиатской, а затем (с 1879 года) Северо-Атлантической эскадры, и был списан только в 1885 году. Моряки вспоминали о нём с теплотой, отмечая вместительность помещений, удобство размещения команды и величественность последнего полноценного парусного крейсера американского флота.

Фрегат «Теннесси» в 1875 году.

Фрегат «Аммонусак» строился в Бостоне по несколько отличавшимся чертежам и имел водоизмещение 3850 т. Он был спущен на воду в 1864 году, однако после окончания войны строительство замедлилось, и лишь в 1867 году корабль привели в Бостон для установки машин конструкции Айшервуда. 15 июня 1868 года фрегат официально вступил в строй и в тот же день вышел в море на ходовые испытания. Несмотря на стоявший над морем плотный туман, средняя скорость перехода составила 16,8 узла, а между мысом Кейп-Код и Форт-Уорреном корабль в течение трёх часов держал среднюю скорость 17,1 узла (таким образом, его ходовые качества оказались даже выше, чем у «Вампаноа»). Увы, новое флотское руководство отказалось вводить фрегат в боевой состав флота, он был возвращён на Бостонскую верфь, поставлен там на прикол, а через 15 лет продан на слом.

Фрегат «Айова» («Аммонусак») на приколе в Бостоне, 1870 год.

Фрегат «Нешамини» был спущен на воду в Филадельфии в октябре 1865 года. В 1866 году его отвели на Бруклинскую верфь для установки машин, в 1868-м вернули в Филадельфию, а в следующем году успели дважды переименовать (сначала в «Аризону», затем в «Неваду»). Вооружение на нём так и не было установлено. В том же 1869 году комиссия адмирала Голдсборо осмотрела корабль и признала его непригодным для службы из-за плохого качества постройки и деформаций деревянного корпуса. В итоге, проведя девять лет недостроенным на плаву, в 1874 году корабль был продан на слом за 25 000 долларов, эти деньги пошли на модернизацию мореходного монитора «Пуритан».

Фрегат «Помпанусак» (проектированием его корпуса занимался не Делано, а Джон Ленталл, начальник реорганизованного Бюро конструирования и ремонта) на воду так и не спустили, и он простоял на стапеле Бостонской верфи 21 год, после чего был разобран (до этого также не избежал переименования в «Коннектикут»). Наконец, фрегат «Бон Омм Ричард» так и не был заложен.

Фрегат «Нешамини», вид на декабрь 1867 года.
Фрегат «Невада» (бывший «Нешамини») около 1870 года.

«Тёмные годы» американского флота

Несомненно, на отношение руководства флота к кораблям типа «Вампаноа» сильно повлиял личностный фактор — смена морского секретаря при администрации Гранта и последующая опала Айшервуда. Вместе с тем причиной упадка американского флота стала не только деятельность Бори и адмирала Портера. После окончания Гражданской войны концепция строительства флота резко изменилась: вместо океанских кораблей было решено ограничиться прекрасно показавшими себя мониторами. Уже в 1865 году американский флот подвергся резкому сокращению: из 58 000 человек личного состава на службе оставили всего 9361 человека. Денег на строительство новых кораблей Конгресс почти не выделял, морского бюджета не хватало даже для того, чтобы поддерживать в боеспособном состоянии существующие корабли.

В Вашингтоне не видели смысла в содержании крупного флота: после приобретения в 1867 году Аляски британские владения в Канаде внезапно оказалась под потенциальным ударом с двух сторон. Война с Соединёнными Штатами стала крайне нежелательна для Британии, и «владычица морей» спешно пошла на улучшение отношений со своей бывшей колонией.

В 1870-е годы американским морякам с трудом удалось получить деньги на достройку пяти мореходных мониторов, заложенных ещё в 1864-м. Американский флот превратился в коллекцию раритетов времён Гражданской войны, большинство которых не могло даже выйти в море и регулярно списывалось на слом. В 1880 году численность американского флота составляла всего 48 кораблей и 6000 человек.

Из восьми запланированных к строительству 2400-тонных фрегатов 2-го класса типа «Ява» в 1863–1867 годах было заложено лишь четыре, из них достроено два: «Пискатакуа», позднее переименованный в «Делавэр» и «Калифорния», ещё один, «Антьетам», простояв на верфи пять лет, в 1869 году был переоборудован в транспорт снабжения. Так и не достроили более крупный фрегат «Чаттануга», заложенный в 1864 году, не было начато строительство и запланированных фрегатов типа «Уотога».

Следующий американский фрегат, 3800-тонный «Трентон», был заложен только в декабре 1873 года и вступил в строй четыре года спустя. Он стал последним кораблём этого класса в американском флоте. Далее в строительстве крупных судов последовал десятилетний перерыв — до 1883 года, когда при администрации резидента Гарфилда закладкой бронепалубных крейсеров «Чикаго», «Бостон» и «Атланта» началось создание так называемого «Нового флота».

Сравнительная схема расположения машинных отделений на фрегатах «Вампаноа» («Флорида»), «Мадаваска» («Теннесси») и «Трентон», 1877 год.

Фрегатам типа «Вампаноа» трудно дать однозначную оценку. Они стали важной вехой в развитии парового флота, но, с другой стороны, оказались слишком сложны в эксплуатации, соединив в себе будущее и прошлое: мощные машины и деревянные корпуса. Впрочем, прямые конкуренты фрегатов Айшервуда — британские крейсера типа «Инконстант» — также были признаны неудачными и быстро выведены в резерв.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится