Иван Хабар-Симский: забытый русский герой
0
1
244
просмотров
Иван Хабар-Симский, близкий ко двору Ивана III и Василия III, успешно действовал против татар, а однажды даже спас Великого Князя от позора.

На стене Соборной колокольни Рязанского кремля, построенной в первой половине XIX века, внимательный турист может заметить мемориальную доску интересного содержания: «На семъ мѣстѣ была каменная Глѣбовская башня съ воротами и бойницами, съ которыхъ въ 1521 году Окольничій Иванъ Хабаръ Симскій, сынъ Воеводы Василія Образца, посредствомъ Пушкаря Іордана поразилъ татаръ Крымскаго Хана Магметъ Гирея. А прежде сего пораженія Хабаръ взялъ у Хана грамоту Княза Московскаго одани Крыму и тѣмъ спасъ Рязань и честь Великаго Князя Московскаго: за что дали ему Санъ Боярина и внесли услуги его въ книги разрядныя на память вѣкам». Тогда подвиг рязанского воеводы помнили и чтили память об этом событии. Отец русской истории Николай Михайлович Карамзин посвятил Ивану Хабару и событиям 1521 года значительный отрывок своего монументального труда. В наше время об этом человеке, участвовавшем практически во всех столкновениях первой половины XVI века, как-то подзабыли.

Соборная колокольня Рязанского Кремля.

Полное имя нашего героя — Иван Васильевич Хабар Добрынский-Симский. Будущий спаситель Отечества был типичным представителем служивого русского сословия. Вёл он свою родословную от касожского князя Редеди, побеждённого в кулачном поединке тмутараканским князем Мстиславом в 1022 году. Несмотря на этот эпизод, дочь Мстислава вышла замуж за сына убитого — от этого союза возникла целая россыпь мелких князей. Прямые предки Ивана Хабара были тесно связаны с московским княжеским домом: дед служил Василию Тёмному и погиб под Суздалем от рук татар, а отец участвовал в походах Ивана III на Новгород, Тверь и Рязань. Своё прозвище — «Хабар» — Иван получил за удачу и храбрость, которые всегда были его спутниками на всём протяжении ратного пути. Да, в XVI веке в это слово вкладывали несколько иные смыслы, нежели сейчас.

Первые упоминания о нашем герое относятся к концу XV века. Иван Хабар, сын верного соратника Великого Князя, сопровождал княжну Елену Ивановну в Литву к мужу, Великому Князю Литовскому Александру. В то же время он был вхож в свиту Ивана III и сопровождал великокняжеский двор во многих поездках по стране.

Великий Князь Иван III.

Оборона Нижнего Новгорода и русско-казанская война

Однако по определению Ивану Васильевичу было уготовано снискать славу именно на военном поприще. В 1505 году началась русско-казанская война. Причиной стала непокорность хана Мухаммеда-Амина, который двинул свои войска на границу России. Такая инициативность бывшего ставленника заключалась в уверенности хана в скорой смерти Ивана III и начале кризиса престолонаследия. Первый этап столкновения оказался тяжёлым для России — татары перешли реку Суру и вышли к Нижнему Новгороду. Агрессоры сожгли посад, многочисленное мирное население нашло защиту под стенами кремля.

Современный вид Кремля в Нижнем Новгороде.

Но Нижний Новгород не был готов к осаде — основная масса войск была сосредоточена на западной границе государства, где ещё с 1487 года Москва вела с перерывами войны с Великим Княжеством Литовским. Гарнизон состоял из «немощных и страшливых» воинов. В этих условиях Ивану Хабару пришлось принимать вызов.

Сперва воевода поставил под ружьё всё боеспособное посадское население. Однако этого оказалось недостаточно — осаждавших было неизмеримо больше. В этих условиях Иван Васильевич пошёл на весьма рискованный шаг. В нижегородских темницах содержалось несколько сотен литовских солдат, взятых в плен русскими в битве на реке Ведрошь. В основной массе они были уроженцами земель бывшего Киевского княжества. Многие из них сами проявили инициативу и предложили свою помощь. В обмен на неё воевода обещал замолвить за них словечко перед Великим Князем — добиться их освобождения.

Литовские стрелки. Реконструкция современного художника.

Эта помощь оказалась как нельзя кстати — казанцы предпринимали несколько попыток прямого штурма укреплений, однако слаженная работа литовских пищальников сводила на нет все усилия осаждавших. Русские смогли провести даже вылазку в неприятельский стан и уничтожить несколько сот татар. Долгая и неудачная осада Нижнего Новгорода вносила смуту в стан казанцев. В конце концов между ними и их союзниками, ногайцами, возникли разногласия. Случай помог окончательно расстроить планы неприятеля — во время одного из штурмов русская артиллерия прямым попаданием убила командира ногайцев и несколько мурз. Это событие послужило спусковым крючком для начала сумятицы в стане осаждавших. Ногайцы сцепились с казанцами, после чего оставили своих бывших союзников. Лишившись большей части своего войска, от Нижнего Новгорода отошёл и Мухаммед Эмин.

Ногайцы в сражении. Фантазия современного художника.

Осада города шла около месяца, гарнизон смог причинить казанскому войску большой урон — около 5 тысяч человек сложили голову под стенами кремля. Вскоре к Нижнему Новгороду подошло подкрепление, которое жители встречали ликованием. Иван Хабар сдержал своё слово перед литовцами — бывшие пленники были освобождены, многие из них предпочли остаться в России и поступили на службу в армию Великого Князя. Своей дальновидностью воевода снискал славу и уважение, однако «звёздный час» Ивана Васильевича был ещё впереди.

Мехмед-Гирей и Иван Хабар

1521 год. Началась очередная русско-казанская война. Но на сей раз ситуация для России складывалась угрожающе — против Василия III выступили объединённые силы Казани и Крыма во главе с ханом Мехмедом-Гиреем. Крымчаки, выступившие неожиданно для Москвы, которая все силы бросила на очередную войну против Литвы, относительно легко разбили русские полки под командованием Андрея Старицкого, соединились с казанцами и подошли вплотную к Москве.

Татарский лучник.

Город был не готов к появлению внушительных сил неприятеля. 30 июля татары вошли в Москву и подвергли её разорению, которую город не видел со времён Тохтамыша, а Великий Князь, по преданию, прятался от гнева татар в стоге сена. Василию III пришлось принять унизительный мир. 8 августа в Кремле был подписан договор, согласно которому — неслыханное дело! — московский князь соглашался выплачивать крымскому хану дань. По сути восстанавливалась зависимость, которой, казалось бы, положил конец ещё Иван III, выдержав напряжённое «стояние» на Угре.

Василий III.

Вдохновлённые победой, татары повернули к Рязани, в надежде пополнить скарб награбленным. В тот момент воеводой этого города был наш герой, Иван Хабар, снова оказавшийся в похожем положении, что он пережил будучи в Нижнем Новгороде. Он начал готовиться к осаде ещё с того времени, как татары только подошли к Москве — взял клятву с рязанских бояр и детей боярских в том, что те до конца останутся верны Василию III.

Татары не рискнули штурмовать город и принялись грабить округу. Мехмед-Гирей решил взять Рязань хитростью — послал в стан обороняющихся парламентёра. Тот сообщил Ивану Васильевичу, что, поскольку тот слуга его данника, Василия III, то воевода обязан предоставить крымчакам провиант и лично явиться перед Великим Князем. Искушённый в такого рода комбинациях, Хабар отказался выполнять условия и потребовал предоставить ему доказательства, на которых основывалось такое наглое поведение хана. Речь шла, безусловно, о треклятом договоре. Рязанцы не ожидали, что Василий III действительно мог пойти на такой шаг. Горю защитников не было предела, когда они увидели тот самый договор — не растерялся только Иван Хабар. Грамоту крымчакам он не вернул.

Крымский всадник. Немецкая гравюра.

При каких обстоятельствах это произошло — доподлинно неизвестно. Но смелый поступок воеводы фактически спас Россию от возобновления зависимости от татар. Мехмед-Гирей некоторое время провёл под Рязанью, пытался, избежав прямого штурма, взять город с помощью различных хитроумных комбинаций — но ничего не выходило. Хабар не вёлся на провокации. 12 августа крымчаки отступили, «забыв даже в крепости грамоту московского государя с обязательством быть ему вечным данником», как писал через несколько лет дипломат Сигизмунд Герберштейн. Так Хабар спас престиж Великого Князя Московского. Грамота была возвращена в Москву и уничтожена — ничто не должно было напоминать о таком позоре.

Русь — Казань. Битва на Итяковом поле

За спасение России от нового татарского ига Ивану Хабару было пожаловано боярство. Редкий пример в истории, когда движение вверх по карьерной лестнице происходило не благодаря личным связям и умению договариваться с нужными людьми, а только лишь отличной службе.

Бывшему нижегородскому и рязанскому воеводе было суждено ещё раз своими действиями сгладить горечь неудач, постигавших Московское государство. И вновь главными противниками нашего героя оказываются казанцы.

1524 год. Василий III надеется нанести решающий удар по непокорной Казани, раз за разом выходящей из-под контроля. Летом русские собрали значительные силы, которым ставилось в задачу наконец взять город. Однако войско, составлявшее около 160 тысяч человек, было совершенно лишено хоть какой-то координации. Пока пехота в июле смогла подойти к Казани, продовольствие и артиллерия, а также конница, опаздывали на целый месяц.

Средневековая Казань. С картины Н. Рериха «Падение Казани».

Казанцы оказали решительное сопротивление. Коренные народы бассейна Свияги, марийцы и чуваши, организовали настоящую партизанскую войну против вторгнувшихся на их территорию русских. Осаждающие были отрезаны от продовольствия и начали голодать. Обоз с провиантом и артиллерией также уничтожили марийцы. По слухам, даже кавалерия под командованием Ивана Хабара потерпела поражение. Мораль войск была подорвана, и они стали отступать от города.

Но всё было не так плохо. Слухи о разгроме Хабара являлись всего лишь слухами. Воевода соединился с отступающими от Казани войсками и дал сражение татарам на Итяковом поле, на берегу Свияги. Оно шло несколько дней, с 28 по 30 июля 1524 года. Источники по-разному оценивают численность казанских войск. Данные колеблются от 50 до 20 тысяч человек. Сколько воинов было под началом Хабара доподлинно установить невозможно.

Поход Войска Московской Руси, XVI век, картина Иванова С. В. 1903.

В тяжелейшей битве победу одержал Хабар: «…на том бою многых князей и мурз и татар и черемису и чювашу избиша, и иных князей и мурз многих живых поимаша». Однако сил для продолжения войны уже не было. Россия ограничилась лишь подписанием мирного договора с Казанью. Он оказался недолговечным — вплоть до окончательного присоединения ханства уже при Иване Грозном Москва несколько раз пыталась овладеть жемчужиной Волги. Победа Хабара в кампании 1524 года немного подсластила пилюлю по сути провальной акции.

Последнее сражение Ивана Хабара

Имя Ивана Васильевича Хабара надолго пропадает из поля зрения историков, чтобы возникнуть вновь уже в 1536 году. И снова воевода противостоял татарам, вторгнувшихся на территорию России. И именно тогда победитель крымчаков и казанцев впервые потерпел поражение — под Болохной многочисленное войско хана Сафы-Гирея разгромило русскую рать: «И бой им с козанским царем был, и Ивана Хобора тогды побили, а Иван утек на Болохну в мале силе». Оставшиеся ратники нашли убежище в крепости, которую татарам взять всё же не удалось. А узнав, что из Нижнего Новгорода на помощь осаждённым выдвинулось многочисленное русское войско, Сафа-Гирей предпочёл отступить.

Через несколько лет прославленный воевода умер. Ему не довелось быть свидетелем славных побед над казанцами и ливонцами. Иван Хабар не застал и ужасы опричнины, лавиной прокатившейся по знатным и не очень русским родам. Память об окольничем, спасшем престиж московского князя, долго жила в сознании русских людей. После революции его имя сходит со страниц учебников, и ныне только специалисты и любители истории могут вспомнить о герое обороны Нижнего Новгорода и Болохны, о человеке, который своим мужеством и хитростью спас Россию от возобновления ненавистного татарского ига.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится