STOPWAR
Кем был Дмитрий Федорович Трепов
19
просмотров
Дмитрий Федорович Трепов (1855–1906) — генерал-майор (1900), занимал пост московского обер-полицмейстера (1896), один из самых авторитетных и активных борцов с революционным движением и социализмом, был близок к Московскому генерал-губернатору Великому князю Сергею Александровичу.

В январе 1905 г. был назначен Петербургским генерал-губернатором (вскоре после его отъезда из Москвы в Петербург был убит Великий князь Сергей Александрович), товарищ министра внутренних дел, заведующий полицией и командующий Отдельным корпусом жандармов (апрель 1905), в самое напряженное время, в октябре 1905 г., Трепов был назначен Дворцовым комендантом Петергофа и руководителем охраны Николая II.

Д. Ф. Трепов. Фотография Карла Буллы

Родился 2 декабря 1855 г. и был вторым сыном Петербургского градоначальника генерала от кавалерии Федора Федоровича Трепова (1812-1889), получившего особую известность тем, что в него стреляла террористка В.Засулич, оправданная затем судом. Все сыновья Ф.Ф.Трепова стали крупными государственными деятелями. Старший Федор (1854-1938) был членом Государственного Совета, генералом от кавалерии и генерал-адъютантом; Владимир (1860-1918) тоже был членом Государственного Совета и сенатором (убит во время «красного террора»); младший Александр (1862-1928) был самым известным – министром путей сообщения и председателем правительства, одним из лидеров русской правой эмиграции.

Обер-офицер в парадной строевой форме и Унтер-офицер в парадной и обыкновенной строевой форме. 1881 г. — Иллюстрированное описание перемен в обмундировании и снаряжении войск Императорской Российской армии за 1881–1900 гг.

По окончании курса в Пажеском корпусе Трепов служил в лейб-гвардии конном полку; в 1877 году принимал деятельное участие в делах с турками, находясь в отряде генерала Гурко, и в сражении под Телишем был ранен в ногу.В 1896 г. занял должность московского обер-полицмейстера. Применял прямолинейные административно-полицейские меры для подавления революционного движения в Москве, являясь ближайшим помощником московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича; в частности, им последовательно преследовалось политическое движение среди студенчества.

Группа чинов Лейб-гвардии Конно-пионерского эскадрона, (1858), холст. масло, ГМЗ «Царское Село». Гебенс(Иебенс) Адольф

Трепов был главным защитником и проводником известной зубатовской политики, т. е. своеобразного полицейского социализма. Впоследствии, в разговоре с английским публицистом Стэдом, переданном самим Стэдом в «Review of Reviews», Трепов говорил: «система, которую проводил Зубатов вместе со мной и, в сущности, по моей инициативе, была попыткой поднять социальное положение рабочего класса в Москве. Мы шли к нашей цели тремя путями: 1) мы поощряли устройство рабочими профессиональных союзов для самозащиты и отстаивания их экономических интересов; 2) мы устроили серию лекций по экономическим вопросам с привлечением знающих лекторов; 3) мы организовали широкое распространение дешевой и здоровой литературы, старались поощрять самодеятельность и способствовать умственному развитию и побуждать к бережливости. Результаты были самые лучшие. До введения системы Зубатова Москва клокотала от недовольства; при моем режиме рабочий увидел, что симпатии правительства на его стороне и что он может рассчитывать на нашу помощь против притеснений предпринимателя. Раньше Москва была рассадником недовольства, теперь там — мир, благоденствие и довольство». В действительности эта система замедлила на некоторое время развитие революционных стремлений в рабочем классе в Москве, но в конце концов оказалась выгодной для революционеров; она вызвала сильное недовольство крупной московской буржуазии.

Маковский В.Е. Народный праздник на Ходынкском поле (Описание священного коронования государя императора Александра III).

1 января 1905 г. Трепов был назначен в распоряжение главнокомандующего войсками, действовавшими против Японии, но, не успев отправиться на войну, назначен (11 января) С.-Петербургским генерал-губернатором, с весьма широкими полномочиями. На самом деле деятельность Трепова была гораздо шире, чем та, которую может обыкновенно развивать генерал-губернатор; он брал на себя много функций министра внутренних дел, оттесняя Булыгина на задний план. Одним из первых шагов его был приказ открыть все высшие учебные заведения к 15 февраля. Однако достигнуть этого ему не удалось.

Ходынка. Акварель, Владимир Маковский

Затем Трепов направил свою бдительность на печать, которая при Святополк-Мирском говорила несколько свободнее, чем раньше. Последовали предостережения, конфискации и другие кары. 5 февраля были запрещены две наиболее крайние петербургские газеты: «Наша Жизнь» и «Сын Отечества», обе на три месяца, с отдачей после возобновления под предварительную цензуру. В редакции газет, не подчиненных цензуре, поступали от главного управления по делам печати циркуляр за циркуляром, с запрещением касаться то одного, то другого вопроса, и инициатором этих циркуляров почти всегда в то время был Трепов. Цензоры получали инструкции непосредственно от генерал-губернатора.

Когда в первых числах февраля 1905 г. в Царском Селе начались заседания до вопросу о дальнейшей политике правительства, Трепов приглашался туда наряду с министрами, и вместе с Победоносцевым был главным противником проводившейся тогда А. С. Ермоловым идеи созыва земского собора. Им приписывали проведение манифеста 18-го февраля, за которым, под влиянием других министров, последовал в тот же день совершенно иной по духу рескрипт на имя А. Г. Булыгина. Несмотря на это, положение Трепова вовсе не было поколеблено. В мае 1905 г. он был назначен товарищем министра внутренних дел, заведующим полицией, и командующим отдельным корпусом жандармов, с оставлением в должности С.-Петербургского генерала-губернатора. После этого вся политика правительства направлялась в значительной степени именно Треповым. В противоречии с политикой репрессий стоит допущение на Высочайшую аудиенцию депутации от съезда земцев и городских деятелей, с кн. С. Н. Трубецким во главе. Когда в октябре 1905 г. началась всероссийская стачка, грозившая уличными волнениями, Трепов приказал расклеить по улицам Петербурга приказ по войскам, в котором заключалась знаменитая фраза: «патронов не жалеть». Усмирение петербургского движения 18 октября и черносотенные погромы во второй половине того же месяца, так же как организация карательных экспедиций, приписывались влиянию Трепова.

В ожидании аудиенции 1904. Маковский

26 октября Трепов был перемещен на должность дворцового коменданта. Значение его и на этом посту осталось немалым. Его считали руководящим членом группы, известной под именем звездной палаты. Эта группа вела борьбу с Витте и пыталась его сместить. В начале 1906 г. Трепов стал неожиданно высказывать мнение о необходимости уступок обществу. Когда собралась Государственная Дума и звездная палата стала добиваться ее роспуска, Трепов высказывался против роспуска как меры, могущей оказаться крайне опасной. 1 июля 1906 г. на музыке в Петергофском саду был убит по ошибке вместо Трепова похожий на него внешне генерал-майор Козлов. Убийца Васильев был казнен. 2 сентября 1906 г. Трепов неожиданно скончался от разрыва сердца. Возникшие было слухи о самоубийстве были опровергнуты вскрытием тела.

Самокиш Николай Семенович. «Солдат имперской охраны»

Генерал А. А. Мосолов, который был женат на сестре Трепова, в своих воспоминаниях (начало 1930-х) говорит о нём: «<…> Трепов, призванный в разгар народных волнений 11-го января, — их усмирил, не пролив ни одной капли крови, и это исполнил при полной растерянности в верхах». О ставшей широко известной фразе из приказа Трепова войскам гарнизона «Патронов не жалеть!» Мосолов, который читал черновик приказа накануне, пишет, что эти слова вызвали его недоумение и вопрос Трепову: «В своем ли ты уме?» В ответ Трепов сказал: «Да, в своем. И эта фраза вполне мною обдумана. <…> Иначе поступить, по совести, не могу. Войск перестали бояться, и они стали сами киснуть. Завтра же, вероятно, придется стрелять. А до сих пор я крови не проливал. Единственный способ отвратить это несчастие и состоит в этой фразе. <…>». Мосолов замечает: «Он оказался прав, толпа побоялась войск после этого энергичного приказа, и ни одного выстрела за этот день дано не было. Трепов, безусловно, знал психологию толпы и имел гражданское мужество действовать согласно своим убеждениям».

Касаясь вопроса о политических воззрениях Трепова в период смуты, Мосолов пишет: «Основная мысль Трепова была та, что раз император дал известные свободы и их узаконил, всякое с его стороны отступление от них явилось бы опасностью для династии. При этом он мне пояснил, что был таким противником манифеста Витте только потому, что предчувствовал, что государь не будет в силах исполнить все, дарованное им в этом манифесте».

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится