menu
AWESOME! NICE LOVED LOL FUNNY FAIL! OMG! EW!
Немецкие парашютисты на Коринфском перешейке
82
просмотров
На острие удара.

Утром 26 апреля 1941 года десант 2-го парашютно-десантного полка 8-го воздушного корпуса вермахта внезапным ударом захватил Коринфский перешеек. Мост через Коринфский канал уберечь от взрыва не удалось, но уже к полудню немецкие сапёры из подручных средств навели временный наплавной мост у восточного входа в канал. Немцам открылась дорога на полуостров Пелопоннес, где британские войска спешно готовились к эвакуации.

26 апреля: высадка второго эшелона десанта

Примерно в 13:45 в районе Коринфа на планерах приземлилось подкрепление — несколько орудий 3-й батареи 7-го парашютно-артиллерийского дивизиона, спешно переброшенных из Пловдива через Лариссу. Поскольку главная опасность ожидалась с севера, полковник Штурм передал их в распоряжение группы Кроха, действовавшей севернее канала. Уже к 19 часам командир батареи явился на командный пункт 1-го батальона, а в течение ночи два орудия удалось перебросить на северный берег канала.

К этому времени у немецкого командования создалось впечатление, что ситуация на севере резко осложнилась. Вечером воздушная разведка 8-го авиакорпуса сообщила о концентрации противника на дороге в районе Мегары. Два взвода парашютистов, отведённые от Мегары и занявшие оборону к западу от Айя-Теодори, в 10 км к востоку от канала, в ночь на 27 апреля подверглись нескольким атакам. Им удалось удержать позиции, но в итоге командир 2-го парашютного полка оберст Штурм приказал отвести их ещё ближе к каналу, на главную линию обороны 1-го батальона.

В действительности парашютистов на севере атаковали лишь разрозненные британские части. Никаких организованных попыток прорываться к каналу с севера не предпринималось. Получив известия о высадке десанта и подрыве моста, разместившийся в Мили штаб Новозеландской дивизии генерала Фрейберга несколько часов отчаянно пытался связаться с командиром отходившей к Мегарам 4-й бригады бригадиром Паттиком. В конце концов, через штаб 1-й танковой бригады, развернувшейся севернее Рафины, Паттику был отправлен новый приказ: срочно разворачиваться на восток для эвакуации через порты Рафтис и Рафина.

Коринфский перешеек. Немецкая аэрофотосъёмка от 4 апреля 1941 года

Южнее канала во второй половине дня 26 апреля бои практически прекратились за исключением отдельных перестрелок во время разведки или зачистки территории. К исходу 26 апреля подгруппа Пиетцонка, которой теперь командовал гауптман Ширмер, взяла в плен 554 британских солдат, в том числе 19 офицеров. Кроме того, было взято в плен более 450 греческих солдат. Среди захваченной техники оказалось много исправной: 14 тяжёлых и 10 лёгких зенитных орудий, 2 бронетранспортёра, около 50 грузовиков и множество легковых автомобилей. Четыре трофейных 94-мм зенитки были поставлены у западного входа в канал для отражения возможных атак британских кораблей.

Однако немцам было известно, что на юге, в районе Аргиоса и Навплиона, находятся значительные британские силы, успевшие отступить туда до захвата моста через Коринфский канал. Предполагалось, что с утра 27 апреля они могут начать контратаки в направлении канала, поэтому ночью 2-й парашютный батальон был усилен всеми возможными резервами.

Первые британские пленные, захваченные в районе Коринфа

На дороге из Аргоса действительно собирались британские войска. Их планы атаки были вызваны ошибочным сообщением штаба 4-го гусарского полка о том, что возле Коринфского канала сброшено лишь около сотни немецких десантников. Сюда были спешно переброшены две роты («A» и «D») из 26-го батальона 6-й новозеландской бригады. Около 10 часов утра командир батальона подполковник Пейдж начал атаку при поддержке нескольких бронетранспортёров «Брен-кэрриер». Однако по дороге новозеландцы встретили отступавших от Коринфа солдат 6-го австралийского батальона, узнали от них об истинной численности противника и о том, что мост уже взорван. Получив такие известия, Пейдж предпочёл занять оборону у Соломоса, примерно в 7 км к югу от Коринфа. Здесь новозеландцам удалось добиться успеха: немецкий авангард, преследовавший отступающую от Эксамилии австралийскую роту, попал в засаду в ущелье, понёс потери и был вынужден отойти. Новозеландцы уничтожили один трофейный грузовик и освободили 10 австралийских солдат.

Получив сведения о реальной силе противника, британское командование отменило уже намеченную атаку на Коринф силами сосредоточенной вокруг Аргоса 4-й (новозеландской) бригадной группы. Было решено не пытаться отбить перешеек, а лишь усилить прикрытие эвакуации. 26-й батальон получил приказ отойти на возвышенности перед Аргосом и прикрывать подходы к Навплиону. При отходе он был атакован немецкими истребителями, потеряв 6 человек убитыми и 15 ранеными.

Общая схема действий 2-го парашютно-десантного полка на Коринфском перешейке и полуострове Пелопоннес 26-28 апреля 1941 года

27 апреля: прибытие 5-й танковой дивизии

К утру 27 апреля на полуострове Пелопоннес находилось порядка 32 000 солдат Британского экспедиционного корпуса, успевших проскочить Коринфский перешеек до утра 26-го. Примерно половина из них (16-я и 17-я бригады) отступили к порту Каламата в Мессенском заливе на юго-западе полуострова; здесь же находилось несколько тысяч греческих и югославских солдат, не пожелавших капитулировать.

На востоке полуострова, в портах Навплион и Толон на берегу Арголийского залива, находилось около 7500 британцев. Кроме того, 6-я новозеландская бригада генерал-майора Фрейберга (около 4500 человек) через горы отходила в порт Монемвасия по западному берегу залива.

В Навплионе, куда отошёл штаб командующий Британскими экспедиционными силами генерала Генри Мейтланда Уилсона, в ночь на 27 апреля началась погрузка войск на корабли и суда. Уже накануне Уилсон сдал командование генерал-майору Фрейбергу и вылетел в Александрию на летающей лодке.

Тем временем к вечеру 26 апреля из Пловдива в Лариссу по воздуху наконец-то удалось перебросить 3-й батальон 2-го парашютного полка, а также медико-санитарные подразделения. Предполагалось, что утром 27 апреля они будут по воздуху доставлены в Коринф для усиления группы Штурма.

К рассвету 27 апреля активность немцев к северу от Коринфского перешейка прекратились — британские войска спешно отходили через Афины на восток, к портам Рафтис и Рафина, выставив заслон у Татоя. Штурм не знал об этом, но приказал командиру 1-го парашютного батальона майору Гансу Кроху провести разведку перед периметром северной группы. Отправленные в сторону Кинеты два взвода 2-й роты противника не обнаружили, зато возле Айя-Теодори встретили разведку немецкой 5-й танковой дивизии. К полудню 27 апреля немецкая мотопехота уже переходила через Коринфский канал по наплавному мосту у его восточного конца. Примерно в 11 часов на командный пункт Штурма на связном «Шторьхе» прибыл офицер связи 5-й танковой дивизии.

На этом боевые действия подгруппы Кроха закончились. Её безвозвратные потери составили 18 человек, из них 13 пропали без вести. Ещё 5 солдат было ранено. Таким образом, общие потери парашютистов Кроха составили 2,3 % от их первоначальной численности. При этом в плен было взято около 1120 солдат, в том числе 380 британцев. Поскольку уже пришло известие о капитуляции Греции, все греческие солдаты по приказу оберста Штурма были освобождены и отправлены по домам.

5-я танковая дивизия входит в Афины 27 апреля 1941 года.
Новозеландские пехотинцы в Навплионе, апрель 1941 года

27 апреля: действия к югу от Коринфа

На южном берегу канала днём 27 апреля немцы заняли все позиции, оставленные ночью накануне предполагаемой британской атаки. Затем 1-ю роту, охранявшую штаб полка, пришлось направить к западу от Коринфа, где в развалинах древнего города внезапно был обнаружен противник. Рота зачистила развалины, потеряв при этом 9 человек убитыми и 4 ранеными. Здесь было взято в плен около 80 британских военных, в том числе 14 офицеров.

После этого 3-й взвод роты был развёрнут на юг и в 13:45 наконец-то занял аэродром Коринфа, расположенный в 3 км от побережья. К этому времени здесь уже приземлились несколько транспортных «Юнкерсов», доставивших генерал-майора Зюссмана с частью его штаба. Если бы британцы обороняли аэродром, для немцев эта история могла обернуться очень большими неприятностями.

В 14:30 генерал Зюссманн и оберст Хазелофф, командир передовой 5-й моторизованной бригады из 5-й танковой дивизии, встретились на командном пункте оберста Штурма. Полчаса спустя Штурм приказал гауптману Ширмеру, теперь командовавшему подгруппой Пиетцонка, немедленно погрузиться на трофейные грузовики и двигаться на юг, чтобы занять аэродром в Микенах. Интересно, что при этом Ширмер не получил коротковолновой радиостанции — либо из-за их нехватки, либо из-за отсутствия исправных.

Австралийцы отступают к Навплиону

В это же время на южный берег канала наземным транспортом прибыли штаб 2-го батальона 13-го мотострелкового полка, 1-я и 8-я роты этого полка и три 150-мм орудия из 8-й батареи 116-го артполка во главе с командиром батальона мотострелков оберст-лейтенантом Килером, которому и была подчинена оперативная группа Ширмера. Теперь ей предписывалось выполнять функции авангарда, а при достижении Аргоса задержаться до подхода 150-мм орудий. Немцы всерьёз собирались штурмовать Навплион, не зная, что британцы уже эвакуируются.

Только в 16:40 оперативная группа Ширмера двинулась в сторону Аргоса. Уже по дороге Ширмер получил сброшенное самолётом-разведчиком сообщение о том, что противника вокруг Аргоса не видно. Поэтому он решил преодолеть дефиле у Микен, не задерживаясь и не разворачиваясь для атаки, а затем сразу же занять расположенный южнее него аэродром. Тот оказался брошен, немцы обнаружили здесь несколько повреждённых британских истребителей, несколько зенитных орудий и около 8000 л авиационного топлива.

Оставив для защиты аэродрома парашютный взвод с противотанковой пушкой и зенитным автоматом, Ширмер поспешил дальше. В 19:15 его оперативная группа достигла Аргоса. Не ожидая прибытия мотострелков с артиллерией, гауптман Ширмер отыскал мэра Аргоса и коменданта местного греческого гарнизона, которые сразу же сдали ему город.

Мэр Аргоса, военный комендант и начальник полиции в сопровождении немецких десантников
Пленные, взятые немцами в районе Аргоса

Затем группа гауптмана Ширмера продвинулась ещё на 8 км и остановилась на ночёвку, не доходя до Навплиона, где наблюдался противник. Уже затемно её догнал взвод из 1-й роты, доставивший Ширмеру мощную 80-ваттную радиостанцию. Тем не менее, радиосвязь оставалась плохой, многие отчёты и распоряжения принимались искажёнными.

Полковник Штурм сообщил Ширмеру, что мотострелки оберст-лейтенанта Килера начали движение из Коринфа на юг поздно вечером 27 апреля. С утра 28 апреля Ширмер должен был выдвинуться к Навплиону и Мили на берегу Арголийского залива, дождаться здесь подхода авангардов 5-й танковой дивизии с артиллерией, после чего передать им занятую территорию и вернуться в район Коринфа.

Появление «Лейбштандарта»

Во второй половине дня 27 апреля на аэродром Коринфа транспортными самолётами был переправлен 3-й батальон 2-го парашютного полка, первоначально развернувшийся в качестве резерва Штурма. Обратными рейсами отправлялись раненые.

Ещё вечером 26 апреля с севера к Коринфскому заливу вышли авангарды моторизованной бригады СС «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер». Утром 27 апреля эсэсовцы, мобилизовав в ближайших портах мелкие судёнышки, пересекли залив в самом узком его месте — у Навпактоса, напротив Патр, в сотне километров западнее Коринфа. Находившиеся здесь части британского 4-го гусарского полка сопротивления не оказали и без боя сдавались в плен.

Вечером 27 апреля патруль из состава 1-й роты 2-го парашютного полка, направленный по прибрежному шоссе вдоль Коринфского залива в сторону Патр, возле Ксилокастро (в 30 км к западу от Коринфа) неожиданно наткнулся на дозор из 2-й роты разведывательного батальона «Лейбштандарта». Как выяснилось, занявшие Патры эсэсовцы даже не знали о десанте на Коринфском перешейке. Тем не менее, в ночь на 28 апреля четыре роты «Лейбштандарта» были отправлены из Патр по железной дороге в Коринф для помощи группе Штурма.

Боевые действия на юге Греции и эвакуация британских войск в апреле 1941 года

28 апреля: взятие Навплиона и Толона

Но помощь эсэсовцев не потребовалась. На рассвете 28 апреля 5-я парашютная рота заняла оставленный противником Мили, в то время как 7-я и 8-я роты вместе с подошедшими мотострелками 5-й танковой дивизии вошли в Навплион. Следов британских войск здесь уже не было, за исключением транспорта «Ольстер Принс», ещё 24 апреля севшего на мель у центрального пирса, а затем поражённого немецкими бомбами.

6-я рота Ширмера обошла Навплион и около полудня 28 апреля вышла к порту Толон, лежащему в 7 км южнее. Здесь она встретила неожиданное сопротивление: в Толон отступили все британские войска, готовившиеся к эвакуации из портов Арголийского залива. Здесь оставалось порядка двух тысяч британских солдат, не вывезенных прошлой ночью. Они всё ещё надеялись на эвакуацию, поэтому оказали ожесточённое сопротивление. 6-я рота атаковала город, потеряла трёх солдат убитыми и 14 ранеными и была вынуждена отойти к Навплиону. Правда, в бою удалось захватить одного британского офицера.

Ширмер затребовал подкреплений, после чего Штурм немедленно отправил ему усиленную роту из свежего 3-го парашютного батальона, а также оставшиеся незадействованными часть 3-й роты 7-го зенитно-пулемётного батальона и по взводу из артиллерийской и противотанковой батарей полка.

Тем временем адъютант Ширмера обер-лейтенант Кноблох решил поговорить с пленным. Ему удалось убедить британца, что к Толону уже подходят немецкие танки, и если город не сдастся, он будет атакован немецкими пикировщиками. Блеф опять удался: около 19 часов 28 апреля британский гарнизон капитулировал. В плен сдалось 1300 британских, австралийских и новозеландских военных, включая 72 офицеров, ещё какое-то количество раненых было отправлено в развёрнутый немцами госпиталь. Было захвачено много трофеев, в том числе 500 автомашин, хотя часть из них британцы успели привести в негодность. Часть солдат рассеялась в горах, рассчитывая позднее добраться до Крита.

Быстроходный паром «Ольстер Принс» (3756 брт) и брошенное оружие в Навплионе

29 апреля: захват Пелопоннеса

Тем временем мотострелки оберст-лейтенанта Килера, получив информацию о занятии Навплиона, изменили направление атаки. С утра 28 апреля они двинулись по горному шоссе через Триполицу в направлении Каламаты, где ещё грузились на суда британские войска. Наступление поддерживали два четырёхосных разведывательных бронеавтомобиля. К этому времени сапёрный батальон 5-й танковой дивизии завершил возведение лёгкого армейского моста у южной оконечности Коринфского канала.

Параллельно маршруту 5-й танковой дивизии вдоль западного берега Пелопоннеса через Пиргос двигались авангарды «Лейбштандарта». Противник не оказывал никакого сопротивления. Командир разведывательного батальона «Лейбштандарта» Курт Майер вспоминал:

«Бесчисленные британские машины выстроились на дороге. Англичанам пришлось их бросить из-за нехватки горючего. Некоторые трофеи оказались нам весьма кстати. Мы даже нашли в целости и сохранности бронетранспортёры с пулемётами „Брен”. Греки в Пиргосе встречали нас вином и субтропическими фруктами».

К исходу 29 апреля немцы очистили весь Пелопоннес. Потери «Лейбштандарта» за всю 23-дневную операцию «Марита» составили 321 человека — 93 убитых, 3 пропавших без вести и 225 раненых.

После капитуляции Толона гауптман Ширмер вернулся в Коринф, где сделал оберсту Штурму и генералу Зюссманну подробный доклад о ситуации. Поскольку бои в районе Арголийского залива завершились, все парашютисты также были отозваны обратно в Коринф. В последующие дни отряд Зюссманна размещался в районе Коринфа и Мегары.

За неполные три дня боёв 2-й парашютный полк с приданными ему соединениями потеряли безвозвратно 82 бойца, из них 17 пропавшими без вести. Кроме того, 212 человек было ранено, из них 89 — тяжело. Самые большие потери понес сапёрный взвод лейтенанта Хаффнера (один из двух взводов штурмовой группы, высаживавшийся на планерах с южной стороны моста). В нём было убито 8 и ранено 18 человек, то есть взвод потерял три четверти своего состава. Большие потери понесла и 1-я рота 7-го полевого санитарного батальона: в ней было 6 погибших и 20 раненых, погиб и командир батальона оберштабсарцт доктор Берг.

Основную тяжесть боевых действий вынесла на себе подгруппа Пиетцонка, высадившаяся на южном берегу канала. Из 858 бойцов (включая 28 офицеров) погибло и было тяжело ранено 47 человек, в том числе 4 офицера — 5,5 % всего состава. При этом подгруппа захватила более 1900 только британских пленных, из них 91 офицера.

Немецкий парашютист у груды трофейного оружия в Коринфе. Рядом с ним греческие офицеры

Уроки операции

Хотя Коринфская десантная операция готовилась буквально «на коленке», с тактической точки зрения она завершилась блестящим успехом. Высадка была хорошо продумана, взаимодействие с ударными самолётами налажено прекрасно, почти все десантники приземлились в нужных местах и быстро выполнили поставленные задачи. При этом впервые в ходе десантной операции вместе с парашютистами сбрасывалось тяжёлое вооружение вплоть до 75-мм безоткатных орудий. Хотя мост через канал взорвался, это не повлияло на ситуацию: уже через несколько часов немецкие сапёры навели у восточного входа в канал временный наплавной мост, а через два дня он был заменён штатным армейским мостом, способным выдерживать танки.

Постановка задач десанту вызывает гораздо больше вопросов. По непонятной причине в число целей высадки не вошёл аэродром Коринфа, хотя его можно было использовать для приёма транспортных самолётов. Более того, об этом не знал сам генерал Зюссман, днём 27 апреля приземлившийся на незахваченном аэродроме. Если бы британский персонал не сбежал отсюда ещё накануне, генерал мог погибнуть или попасть в плен.

Наконец, воздушная разведка люфтваффе не сумела вовремя вскрыть передвижения британских войск. Немцы не знали, что к утру 26 апреля основные силы генерала Уилсона уже были отведены с фронта и готовились к погрузке на суда. Если бы десант состоялся хотя бы на сутки раньше, он имел возможность отрезать севернее Коринфского перешейка значительные силы противника. Да, в этом случае времени на подготовку высадки оставалось и того меньше, но и силы для обороны перешейка британское командование собирало в последний момент.

Британские солдаты сдаются в плен
Взятые в плен британские солдаты

В итоге единственным нарушением британских планов, которого удалось добиться немцам, стало перенаправление 4-й бригады с Пелопоннеса в порты восточного побережья. При этом здесь немцы оказали британцам неожиданную и неоценённую услугу: эвакуация из портов Пелопоннеса, которой ведало британское сухопутное командование, была организована отвратительно, тогда как вывоз войск из Рафтиса и Рафины, организованный командованием Средиземноморского флота, был проведён без проблем. Возможно, немецкий десант спас 4-ю бригаду от гибели.

Высадка воздушного десанта ускорила продвижение немецких войск на Пелопоннес максимум на пару суток: мы уже видели, что «Лейбштандарт» переправился сюда самостоятельно. Однако в сложившейся ситуации даже сутки имели немалое значение: получив дополнительную ночь, британский флот мог вывезти ещё несколько тысяч человек.

Британские войска при обороне Коринфского перешейка проявили себя беспомощно. Мощная зенитная группировка, организованная для прикрытия моста, оказалась поразительно неэффективной — она не смогла создать никаких препятствий для высадки, ей не удалось сбить ни одного самолёта. Расчёты большинства орудий разбежались, даже не успев вывести из строя свою технику. Пехотные, танковые и сапёрные подразделения действовали разрозненно, без координации друг с другом и без единого управления.

Безусловно, район перешейка обороняла «сборная солянка» разрозненных рот и взводов, а назначенный главой «Сил Перешейка» буквально накануне высадки майор Гордон оказался отрезан от своих войск на северном берегу. Но британские войска были оснащены полевыми радиостанциями, имели хорошую сеть проводной связи. В районе Коринфа уже давно находился командный пункт 4-го гусарского полка, возможности которого можно было заранее использовать для создания структуры управления. Однако после взрыва моста майор Гордон решил, что его задачи выполнены, и предпочёл эвакуироваться, даже не попытавшись установить связь со своими подразделениями.

Немецкие солдаты у могил погибших парашютистов возле Коринфа

В итоге подразделения «Сил Перешейка» вступали в бой по отдельности и без связи друг с другом. Хуже всего показала себя австралийская рота, которая не просто бежала с поля боя при виде противника, но и прихватила по дороге чужой транспорт. Увы, большинство других британских подразделений также проявили крайне низкую боевую стойкость — это принято объяснять их деморализацией. В итоге немцы, имея примерно в полтора раза меньше сил, не только быстро заняли район моста, но и смогли организовать наступление на юг ещё до подхода авангардов 5-й танковой дивизии. Итогом стало занятие Толона 28 апреля и пленение остававшихся здесь британских солдат фактически силами одной роты ещё до прибытия подкреплений.

При этом командование 11-го воздушно-десантного корпуса и лично генерал-лейтенант Штудент участия в подготовке Коринфской операции не принимали — они уже были заняты планированием воздушного десанта на Крит. Однако сам эффект высадки возле Коринфа оказал несомненное влияние на Критскую операцию. Для немцев оно было, скорее, отрицательным: успех, достигнутый парашютистами в ходе операции «Ганнибал» у Коринфа, оказался слишком лёгким.

Понравился материал? Вы можете поблагодарить автора! Поделитесь этой статьей со своими друзьями.

Ваша реакция?


Мы думаем Вам понравится